Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

18 декабря 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Добрый вечер, дорогие братья и сестры! Поздравляю вас с наступающим праздником памяти святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца.

– У нас на Руси этот праздник можно поставить в один ряд с двунадесятыми – по тому, как люди его любят, как почитают. Храмы наполняются молящимися. И наверное, нет ни одного святого, которому было бы посвящено столько храмов на Руси, как святителю Николаю. В чем причина такой любви? Ведь было много замечательных святых, которых мы знаем, почитаем, но все-таки святитель Николай стоит на особом месте.

– Это фиксация религиозного опыта. Всякая вера зиждется на религиозном опыте – первый тезис. Второй: к пустому колодцу никто не ходит за водой. И при жизни, и после смерти святитель Николай проявлял свою христианскую душу таким образом, который зафиксирован в акафисте: «Скорый помощниче и преславный чудотворче». То есть он, когда к нему обращаются, скоро помогает. И в силу того, что обычный человек ленив, нерасторопен, первые имена и первые иконы, с которыми он сталкивается, – это две популярные иконы в России: Казанская икона Божией Матери и святителя Николая. И вот, обращаясь либо к Матери Божией, либо к святителю Николаю, человек получает ответ. В той или иной форме. Это и есть религиозный опыт, обращение в невидимый мир, откуда они дают свои благословения. И Матерь Божия, и святитель Николай молятся о том человеке, ходатайствуют перед Богом о его просьбе. И Господь не может им, Матери Своей и святителю Николаю, в ходатайстве за человека отказать… И бывает результат.

В чем это проявляется и почему так случилось? Потому что святитель Николай является воплощением того, чему Христос учил. Мы можем сказать, что наряду с Иоанном Богословом он любимый ученик Христов. Очень глубоко понял, что такое любовь Христова, и ее всячески проявлял. И даже по отшествии в мир иной он продолжал творить свои чудеса.

Восемьдесят пять процентов населения России были крестьяне. Крестьянин – это такой человек в России, который, во-первых, христианин; от этого и название «крестьянин». Слово «крест» вошло в слово «христианство» – и получилось «крестьянство». Оно весьма зависело от негарантированного земледелия, от Бога. Эту зависимость от Бога русский человек очень понимал и чувствовал. Почему только русские люди эту землю освоили? Потому что всем остальным здесь и прохладно, и голодно, и земля не больно-то благородная; нет такой ситуации, чтобы по три урожая в год. Ну и, конечно, проблемы с дорогами. Можно было как-то реализовывать торговлю только по скованным льдом рекам, а так – весьма и весьма трудно. И, конечно, огромные расстояния, что удорожало все продукты, которыми народ торговал. А еще приходилось обороняться от разбойников и так далее.

В России испокон веков все давалось с необычайным трудом. Поэтому вырос такой особенный народ, который, в общем-то, трудностей не боится. А о том, от чего другие народы приходят в панику, здесь говорят: да ну, это ничего, лишь бы не было войны. Поэтому надежда на помощь такого угодника Божия очень крепко въелась в сердце народа. И такой результат: даже многие итальянцы думают, что Николай Чудотворец был русский человек…

– Наши люди так большинство уверены, что это наш, русский святой. Древний, конечно, но наш.

– Я думаю, что по количеству обращений к нему за молитвой – это, конечно, наш.

– А еще считают, что это некий собирательный образ. Уж очень он славен, как будто в нем собрались действительно все христианские добродетели.

– Как доказал исследователь (можно даже сказать, «николовед») Александр Владимирович Бугаевский (он провел замечательное исследование), это действительно собирательный образ, но это случайно. В его житии, в его самой распространенной версии, слились два жития. Бугаевскому удалось их разделить, что очень важно, чтобы не было сиамских близнецов, а это все-таки два разных святых. Хотя с одним именем. И мы теперь имеем совершенно точные сведения о том, когда он жил, где и так далее. А некоторые фрагменты жития, которые противоречили даже хронологии, оставлены для другого святителя, жившего позже. Такие случаи экстраполяции бывали в истории, географии. Вообще это не играет большой роли, но такое явление, как собирательная форма, случилось чисто технически.

– Людям просто хочется порой своему любимому святому, например, еще что-то приписать.

– Это зависит от того, что какой-то переписчик ошибся, а дальше уже из уст в уста, от родителей к детям передавалось.

– Перейду к вопросам. «Осознавая свою жизнь и понимая, насколько не по-христиански я ее проживаю и что Царствия Небесного недостоин, погружаюсь в уныние. Что делать в этой ситуации? Убеждаю себя, что Бог поможет мне, но уныние не проходит».

– Уныние есть смертный грех, потому что он убивает душу. Одного уныния достаточно, чтобы выгородить препятствие между своей душой и благодатью Божией. Потому что уныние – плод неверия. Обычно унывает человек изначально гордый, с комплексом отличника, который стремится к тому, чтобы у него все получилось. Потому что не понимает самой сути христианства, которая заключается в том, что Господь по Своей неизреченной милости и любви пришел на землю спасти грешника – как раз такого, который живет не по-христиански. И дал массу примеров – разбойника на кресте, который соседствовал со Спасителем; в притче говорил о мытаре и фарисее (отверг праведного фарисея и сказал, что мытарь уходит из храма более оправданным). Просто человек, который унывает, не понимает Евангелия, не понимает притчу о блудном сыне, поэтому, конечно, входит в состояние уныния. Потому что сам путь спасения для него закрыт. У него вместо этого громоздятся в уме и в душе его ответы у доски в школе. Выучил – сказал.

Но механизм спасения другой. Не то что выучил – сказал, а нужно понять очень глубоко и ясно, что Бог пришел грешников спасать. Надо это признать, надо обязательно увидеть, что для человека никакой грех победить невозможно. Ну, кроме каких-то грубых грехов. Человек может не убивать, бросить курить, не сквернословить, проявлять учтивость к родителям. Как мне сегодня одна девушка семнадцати лет сказала: «Меня родители достали». Ну, в семнадцать лет это обычное явление. То есть она осознает, что ее поведение по отношению к родителям неправильное, но они ее «достали». Где-то она там была в уголке или на полочке, и вот подставили табуреточку, потянулись и ее оттуда достали. (Смеется.) И ее это как бы не устраивает. Ей нужно, чтобы родители, во-первых, ее одевали, кормили тем, что она хочет; чтобы они, может быть, даже на машине возили ее в школу и оставили в покое. И еще денег давали. Ну и само собой: за квартиру плати, квартиру убирай, ни с чем не приставай. Я буду жить как хочу, на ваши деньги, а вы от меня отстаньте. Все ваши попытки вырастить из меня человека оставьте. И вообще лучше бы вы даже не здоровались, чтобы не отвлекаться мне на вас…

Так наши отроки порой реагируют на взрослых. Эта девочка, конечно, очень разумная, так хорошо рассуждает, есть в ней что-то, что может понравиться. Я с ней с удовольствием пообщался в этом смысле. Ну приятно с умным человеком говорить, даже если ему семнадцать лет. Но вот навыка что-то потерпеть нет, она очень раздражается. Потому что никогда не боролась с раздражением. Но понимает. И вот такое ведь каждый человек может – с почтением относиться к отцу с матерью; этот вопрос вообще можно кнутом за десять минут решить. Потому что это несложно.

А вот с унынием, или с жадностью, или с завистью сложнее… Только Бог может изменить человека. Только Бог может спасти его от этого греха. Это надо понять и к Нему взывать, учить свою душу ненавидеть грех. Господь увидит, что человек ненавидит этот грех, и тогда Он может помочь, если Его очень и очень об этом просить. А также и святителя Николая, и Пресвятую Богородицу. Потому что без молитвы Богородице вообще спасение невозможно. Это давно люди заметили, поэтому Церковь наша молится, обращаясь к Богородице: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» Хотя это гипербола, потому что Богородица не может спасти никого. Она может только ходатайствовать перед Своим Божественным Сыном.

– Спасибо, батюшка, есть вопрос от телезрителя Александра: «Читал книгу Закон Божий, написал Даниил Сысоев. И там сказано, что на Вселенском Соборе было принято решение о запрещении изображения в храмах Бога в виде старца, голубя и Иисуса Христа. А почему в наших храмах изображают? Подскажите мне, пожалуйста».

– Да очень даже легко. Такая иконография, которая именуется «Отечество», возникла в XVII веке. Получила известное распространение. И это дожило до ХХ века, когда уже стали повторять такие изображения повсюду, где строили храм, из Храма Христа Спасителя, а там есть это изображение. Это возникло оттого, что постановление Собора было забыто – раз; и во-вторых, людей, которые были в этом сведущи, были единицы у нас в стране.

А мода на эту иконографию была поддержана еще тем переворотом в нашей народной жизни, когда возникло и партесное пение – к нам пришло барокко из Европы.  С тех пор как Петр Алексеевич прорубил «форточку» в Европу, оттуда хлынуло фряжское письмо и всякие такие изображения. В них тоже есть определенная красота, но они совершенно изменили церковный канон. И вот, несмотря на то что Церковь, как всегда, преобразовала это в определенном плане, но очень многое утратила. И потом во всех наших столичных храмах эта западная мода стала довлеть. И в церковно-ювелирном искусстве, и в том, что в иконах стала использоваться перспектива, к которой пришли с XV века на Западе, отказавшись от обратной перспективы, существующей в древнем церковном искусстве.

Но параллельно мы видим в народной церковной живописи (и даже на Западе, например в испанских фресках определенной области в Испании) такие иконы XIV века, которые очень похожи на наши иконы русского Севера. Совершенно та же иконография – отличаются только надписи: не по-славянски, а по-латыни. Тоже на темно-синих фонах белые буквы и так далее. Сама иконография тоже с использованием обратной перспективы. Хотя уже в остальных странах, например в Италии, вовсю бушевал Ренессанс. А там, как в тихой обители, процветало это совершенно восхитительнейшее древнее искусство. Во многих местах задержался григорианский хорал и так далее.

То есть реформа Петра отразилась на всем – и на церковном искусстве; к нам пришло  барокко, а после даже и готика. Опять же – во многом переработанная русскими архитектурными гениями. Пришел классицизм. В общем, кто историю искусств любит, знает, может это все просто по векам, по годам просмотреть. Возникали у нас такие особенные церковные стили, которые даже очень недолго просуществовали. Например, в XVIII веке возникло так называемое нарышкинское барокко – очень роскошное; очень красивый декор, с такой весьма заметной русской переработкой.

А иконы (например, древние наши иконы, шедевры Андрея Рублева и Дионисия) – все почернели от олифы и как бы исчезли с глаз долой. На них писали другие иконы. Вновь древняя икона была как бы открыта в конце XIX века. И очень немного было людей, которые вообще поняли язык древней иконы. Сейчас этот язык совершенно понятен. Современные люди (благодаря нашей школе; наши художники, искусствоведы) занимались иконописью, и этот древний стиль как язык нам понятен. Все современные художники любят писать так, как это требует наше время, согласно древним канонам.

Просто в Храме Христа Спасителя по фотографиям повторяли те изображения, которые там  были. Поэтому такие изображения (где Отец Небесный  в виде Ветхого денми, как из видения пророка; Дух Святой в виде голубя, как это в Евангелии говорится: благодать Божия явилась как бы голубем на Иордане) для того, может быть, чтобы облегчить человеку восприятие. А так, конечно, это совершенно неканоническое изображение. Но никакой трагедии в этом нет. Как никакой трагедии нет, если, допустим, человек написал икону, а надпись на ней сделана на корейском языке. Потому что есть православные корейцы. Так же и здесь; это просто такой, можно сказать, ошибочный язык, таким образом отражающий Святую Троицу.

Вот что могу кратко по этому поводу сказать. А так лучше Вам поступить в богословский институт на факультет церковных художеств.

– Многие люди (я с этим сталкивался сам) боятся неканонических изображений. Прямо исследуют, находят какие-то иконы, изъяны в них и говорят: перед этой иконой нельзя молиться, здесь что-то неканоническое…

– Ему нельзя – так пусть он и не молится, никто же не заставляет.

– То есть это все-таки странный страх?

– Да нет, а разве христианин может чего-то бояться? Я помню, ко мне пришли два человека, очень воцерковленных, еще тридцать лет тому назад. И говорят: «Вы знаете, батюшка, у вас  в притворе висит икона Богородицы, а у Нее на подбородке пятиконечная звезда». Я говорю: пойдем поглядим. Смотрю: действительно, икона деревенского письма и под нижней губой Пречистой есть тень. И в определенном ракурсе можно сказать: да, эта тень по форме не точно строго пентаграмма, а так написано, что…

– …можно ее в ней увидеть.

– Можно увидеть вполне. И вот для них это было смущение. Ну так любое смущение от дьявола. Конечно, икону я не стал убирать. У нас тут, в храме, сам знаешь, есть крест XVII века, где перекладина не в ту сторону. Как это случилось? Может быть по-разному. Дело в том, что дети часто букву «я» пишут не в ту сторону. Изготовление креста можно отнести к тому, что  человек, который делал четыре сотни лет назад этот крест, так случилось, как маленький ребенок…

– …перепутал.

– Это нельзя назвать «перепутал», тут надо говорить с людьми, которые знают, что происходит в уме ребенка, почему они так пишут. У них какое-то особое восприятие этих знаков. И у тех людей, которые занимаются детской психологией, такое не считается ошибкой. Как в кинематографе. Показывают движущиеся карету или автомобиль, а колеса крутятся в обратную сторону. Это не считается  кинематографическим браком. Это естественно, когда 24 кадра в секунду;  получается видимость, что колеса в обратную сторону, а в отдельных эпизодах они крутятся то туда, то сюда.

Так же и здесь. Просто считается так. А может быть и по-другому. Ведь сначала, прежде чем писать крест, его изготавливают. Он изготовил нормальный крест. А написал с другой стороны, по ошибке. Залевкасил да написал. Но опять некоторые люди приходят… хотя уже редко, давно что-то никто не подходил; может, привыкли. А большинство людей, у которых с психикой все нормально, вообще этого не замечают. Для меня это вообще никакой роли не играет. Какая разница, в ту сторону или не в ту? Что это за косая перекладина? Это просто изображение площадки, на которой стопочки Спасителя стояли, в обратной перспективе. Больше, собственно, ничего. И тоже определенный язык.

Есть такие люди, для которых правила – всё. Это одна из форм фарисейства. Просто в истории Церкви было очень много таких моментов. Восемнадцатый век для истории Церкви (начиная с Петра, Екатерины) довольно трагический период нашей жизни. И то, что это нашло свое отражение в иконографии, – очень даже интересно, достойно изучения. Но сейчас мы к этим храмам – и классицизма, и барокко – привыкли, наш глаз их освоил, они нам родные. А какой-нибудь храм русской готики, например можайский Никольский храм (завтра как раз память святителя Николая), вообще шедевр. И градостроительный: он так стоит прекрасно, является  кораблем с мачтой, который везет нас в Царствие Божие; ну и сам по себе чрезвычайно красив. Это просто памятник. Не знаю, как он числится у нас, но – всероссийского значения. Всегда, когда я Можайск проезжаю, обязательно обернусь, посмотрю. Даже когда обратно еду, жду, как он откроется. Красота! Хотя готика родилась на абсолютно другой почве и означает совершенно другую идеологию, художественную в том числе. Но вот в России нашлось такое применение. Вообще ни один житель Можайска не может даже представить свой город без этого… Недавно холм стал обваливаться, и я не знаю кто, но выделили большие деньги для укрепления. Потому что если исчезнет этот храм… Не знаю, как руку потерять.

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Телезрительница: «Уважаемый батюшка, я Вас очень люблю! Я слушаю Ваши проповеди уже три года, и моя жизнь (простите меня, я нервничаю), мое ощущение жизни полностью меняются. Ой, сейчас буду плакать… Благодаря Вам я родила третьего ребенка… (Плачет.)

– Ну как, Вы довольны?

– Хорошо!

– Ну я Вам завидую! Какое счастье!

– Я живу… Ну, как все мы: делай для себя, живи для себя…

– Ну, я такого не знаю. Для меня это даже звучит противно, когда мне говорят: «Вы поживите для себя». Как будто я поросенок какой-то, хотя поросенок живет для людей.

– Да, у меня просто это осознание, и я начинаю видеть вещи по-другому. Спасибо Вам большое, храни Вас Господь! Я очень Вам благодарна. Вопрос: у нас квартира была взята в ипотеку, мы ее выплатили. Потом, когда я забеременела третьим ребенком, нам все говорили: как же вы будете жить, жизнь закончится у вас, вам есть будет нечего… А мы нормально живем, у нас нормальная семья. У меня хороший муж, нормально зарабатывает. И нам говорят, что нужно срочно строить дом. Когда я еще была беременна, мы купили участок в ипотеку, очень дорогой, чтобы это было близко к дому… Может быть, нам не нужно было его покупать, может, это наша гордость, наши заботы; эти деньги могли пойти в какое-то другое русло, в доброе, полезное, для своей души…

– …стой, стой, остановись, ради Бога. Водички дать выпить? В чем вопрос-то?

– Вопрос в покупке дорогого участка… она меня, получается, сбивает с толку?

– Так для этого муж есть, Господи, какие проблемы?

– Нет, муж говорит: давай платить за участок, а потом строить дом. А я ему говорю, что это много забот повлечет…

– Так это дело мужа! Ваше дело дети, а он что хочет, то и делает. Хочет – дома строит, фабрики, заводы, отели, подводные лодки для рыбной ловли. Что хочет, пусть и делает! Он хозяин, он сам соображает, распоряжается деньгами, что Вас-то это так беспокоит? Вас должно беспокоить воспитание и образование деток.

– А я не имею права сказать, что эти деньги мы могли бы пустить не на ипотеку, а на добрые дела какие-то?..

– Да зачем, какие права? Какие у жены и мужа права? Одна любовь только.

– Сиди и занимайся делами, да?

– Ну да, родите еще одного.

– Живя в миру, можно спастись обычному человеку?

– Да сколько угодно. Сколько угодно. Ведь большинство спасающихся – это миряне.

– Попробуй хотя бы не гневаться на детей каждый день, да?

– Например. Или хотя бы, если есть гнев, не орать без памяти. Тем более Вы такая возбудимая, нервная, не можете даже сосредоточиться, чтобы вопрос задать. С Вами, мамаша, тяжело детям, Вам надо еще себя в берега вводить.

– Да-да…

– Вот пусть Ваш муженек Вас успокаивает, родите еще ему одного. Чуть попозже, через девять месяцев. И все будет хорошо. А потом, глядишь, захочется еще. Это же только когда во вкус войдешь… и глядишь, дом Ваш под дачу пригодится. А нет – продадите, Господи помилуй!

– То есть без этих мирских дел жизни нет, все равно же есть дети, надо же и об этом думать…

– Обождите, каких мирских? Носки – это мирское. Или надо сейчас по снегу ходить в «лягушках»  пляжных? А дом – это такие же носки, только это шуба побольше и подороже, а так какая разница-то? Рубашку купить фланелевую или дом? По деньгам. Дом не могу купить, фланелевую рубашку куплю, все-таки будет потеплее. А так можно жить и в маленьком доме, баньку срубил – и живешь, четыре на четыре, отлично.

– Но при этом молись, читай Писание, ходи в церковь, делай то, что от тебя нужно, смиряй себя, да?

– Я так и хожу.

– И строй что хочешь, грубо говоря.

– Да что… Деньги есть – он строится.

– Денег нет – он не строится.

– Да. Все очень просто. Конечно, ради дома напрягаться, что-то занимать – упаси Бог. Это, конечно, обуза, это опасно. В наше время, смотришь, – человек должен семь тысяч рублей, а его чуть ли не из дома выгоняют, это вообще кошмар. А так если заработал, собрал, купил, – и строй по этапам.

– Получилось – будет, а нет…

– Не получилось – продать.

– Поняла.

– Спокойно надо к этому относиться. Ботинки купил, а они малы… Пришел в магазин, назад принес – не берут. Ну, поставил на полку, жди, пока сынок подрастет; может, ему подойдут.

– Я-то ему говорю, что эти деньги можно не на ипотеку пускать, а на добрые дела…

– Конечно, можно все, что хочешь, – и пропить, и прогулять, и добрые дела… А дом-то для своих детей пятерых (или сколько там их у вас будет, дай Бог побольше) почему не нужен?

– Поняла, это просто я…

– Ну не женское это дело, Вы что-то лезете куда-то не туда. Я представляю, мне жена бы начала говорить, что мне строить, что не строить. Я только удивился бы даже... Я построил – приезжай, живи. Не хочешь – сиди дома или поезжай куда-то в норвежские фьорды, купи себе путевку. А я буду на даче жить. Ну вот и все.

– Спасибо Вам большое!

– На здоровье.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Вопрос: «Сегодня пришла в храм и попросила дать благословение на поиск работы. Батюшка почему-то не благословил, ответил так: «Я всего лишь священник, молите Бога, и все будет. Раньше, когда ходила и просила благословить меня, объясняя, что и почему, отказа не получала. Сейчас даже растерялась. Не могу понять, почему отказ».

– Ну, очень смиренный батюшка попался. Может, у него была лишняя минутка. У меня когда есть лишняя минутка, я тоже благословляю. Выстраивается очередь, я стою, очередь всю обслуживаю, все довольны. Все рассказывают один и тот же текст. Стоит двести человек, и двести человек одно и то же говорят: «Ой, мы Вас слушаем, мы Вас любим, по телевизору смотрим...» А нет времени – прямо бегу, меня все равно никто не догонит. Очень быстро бегаю.

– Смиряет это?

– Да нет, я как-то привык, но что тут обижаться? Когда есть возможность – благословляю, когда нет …

– …обижаются, когда мимо пройдешь, не благословив.

– Обижаться – это не по-христиански. Обиделся – ну хорошо, молись за меня как за врага. Я когда был молодой, приезжал в Печоры, видел, как отец Иван Крестьянкин бегал от народа, будучи уже в годах. Конечно, не девяносто ему было уже, но за шестьдесят, как мне сейчас. Бегал. И быстро так бегал! Я даже думал, не упал бы. А сейчас, наверное, кто-нибудь и думает: что это, такой здоровый, побежал, не упал бы. Ну а что делать, так же невозможно – с утра до вечера благословлять, благословлять… Как бы совесть тоже надо иметь.

– Вопрос от телезрителя: «Здравствуйте, меня зовут Николай, я из Санкт-Петербурга».

– С днем ангела!

– Телезритель: «Спасибо! Я хотел бы услышать Ваше мнение о Григории Распутине».

– Григорий Распутин для меня слишком неважная фигура, чтобы еще о нем мнение выражать. Сейчас вот кино сняли. Мне даже одна прихожанка сказала: «Ой, я даже не знала, что он такой…» То есть люди даже не понимают, что они смотрят не хронику или какой-то документальный фильм, а кино. Там актер, по-моему, Машков играет. А мнение… Такой человек был, это точно. Второе: его убили. Я об этом очень жалею, считаю, что убивать – очень нехорошо, даже если испытываешь к человеку неприязнь, особенно если ты известный человек в обществе; убийство – все равно грех. Вот и все. Никакой мистики за ним я вообще не признаю. Как-то мне попали в руки брошюрки, которые он издавал. Это, знаете, примитив, от которого молоко киснет, поэтому все его какие-то псевдодуховные потуги мне малоинтересны. Что он как-то серьезно мог повлиять на судьбу России или что некоторые граждане его объявляют чуть ли не святым, – я считаю, это все чрезмерно. Но я так сильно не люблю, когда людей убивают, что Григория Ефимовича в этом смысле тоже жалею.

– Вопрос: «Объясните, как создается душа нового человека. С телом более-менее понятно… Господь сотворяет каждую душу для младенца, приходящего в этот мир, индивидуально? Или это генетически обусловленный набор душевных качеств родителей и всех его предков?»

– Генетика играет определенную роль, но что касается качества души, это, конечно, и от воспитания многое зависит. А некоторые вещи действительно генетически передаются. Я сам тому был свидетель несколько раз в жизни. Ребенок не знал отца, но повторял его жесты. Это же очень интересно. А так, конечно, это тайна. И более простых вещей наука не знает.

– А уж тем более душу человека.

– Конечно, это слишком тонкая материя.

– Есть такая наука психология…

– Все психологи, которых я знаю, говорили, что это лженаука. Хотя когда сейчас сюда ехали, я даже одну психологическую передачу слышал. И кое-что там дельное есть, потому что все-таки серьезные люди этим занимаются. И очень много находят там рационального.

– Вопрос: «Как в человеке появляется гордыня?»

– Появляется так. Господь говорит Адаму, чтобы он не вкушал с древа познания добра и зла. А когда Ева увидела, что плоды этого древа очень привлекательны и вожделенны, она сама вкусила и предложила Адаму, и он ел. Вот так.

– И через наших прародителей каждый из нас…

– Да, вошла гордыня, потому что это все затеял падший с неба денница. Ему это в голову пришло – встать на место Бога, по гордости. Поэтому каждый человек, рождающийся на земле, отравлен этим ядом.

– И этот яд начинает разъедать душу.

– Ну да, он ее начинает просто убивать. И только благодать Божия может душу сохранить. Но для этого нужно стать христианином и вести такую жизнь, которая привлекает благодать.

– А гордость как раз мешает человеку стать христианином.

– Да, Бог гордым противится, есть такие слова в Писании. В чем это проявление? Благодать Божия не может войти туда, где гордость.

– Получается, гордый человек ходит в церковь, причащается, исполняет все церковные обряды, но при этом христианином не становится.

– Конечно, это получается только цирк такой.

– Но человек ходит в церковь в надежде, что церковная жизнь из него вытеснит гордость.

– Сама – нет. Нужно все-таки смотреть по симптомам проявлений гордости… Она сама как радиация, для человека не видна. Но как мы определяем лучевую болезнь по симптомам: рвота, головокружение, малокровие и так далее, – так есть и симптомы гордости. Если есть тщеславие, обидчивость, зависть, значит – есть и гордость.

– Спасибо, батюшка, пора нам прощаться.

– Всего вам доброго, дорогие братья и сестры, с праздником нашего любимого святого Николая Чудотворца!

Ведущий протоиерей Александр Березовский
Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы о преподобном Антонии Дымском отвечает клирик храма равноапостольного великого князя Владимира при Окружном военном госпитале священник Димитрий Пономарев.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы