Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

17 сентября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Всех нас поздравляю с памятью Петра и Февронии, святителя Митрофана, епископа Воронежского, Иоасафа Белгородского и всех святых, которых нынче день. С праздником!

– Первый вопрос о семье. Семейные ценности, которые были еще лет сто назад, до революционных событий прошлого века, насколько действительно правильные, насколько стоит их возрождать, возможно ли такое возрождение в наше время?

– Дело вот в чем. Ценности – вечные. Их возрождать не надо. Добро есть добро, зло есть зло. Что можно возрождать? Нужно возрождать правильное отношение людей к этим ценностям, изъясняя их. Народ одичал настолько, что просто не понимает ценности целомудрия, вообще не понимает, что такое любовь; какую цель и смысл имеет семья. Некоторые упорно называют семью институтом. То есть это такая вредоносная диверсия – назвать семью институтом. Любой институт как создание человека может упраздняться, меняться. Вот у нас институт прокуратуры. У него были полномочия следствия. Теперь это выделили в другой институт – Следственный комитет, а у прокуратуры эти свойства и полномочия изъяты. Возник новый институт недавно – национальная гвардия. Совершенно новый институт. Если какие-то ее задачи будут исчерпаны, может быть другой институт. Вот у нас был институт налоговой полиции (не знаю, помнишь ты или нет), но ее нет теперь.

А семья не институт. Семья есть человек, потому что Бог создал человека как семью. Сказано в Писании: мужчину и женщину сотворил их. Позже сказано – и в какой последовательности. Но это, собственно, не так важно. Это тоже имеет определенный смысл, но это уже второе. А самое главное, что это мужчина и женщина. И вот они по образу Святой Троицы создают семью, которая есть домашняя церковь. Вот какая главная ценность. Это дает весь смысл семейной жизни, причем смысл христианский, а не лишь бы какой. Вот это главная ценность. Человеческая семья по замыслу Божьему реализует для людей образ Божий. Представляешь, какая высокая задача? Выше нет. То есть это предел. Станьте совершенны, как Отец ваш Небесный, – это чтобы семья жила в той же любви, в какой живет Святая Троица. Но современному человеку об этом даже невозможно говорить, он не поймет ни слова.

А еще сто лет назад за плечами были девятьсот лет христианства, и народ это как с молоком матери всасывал. Вообще регулярные школы возникли только в XIX веке, а до этого дома отец, мать, дед, бабка учили, вся деревня и Церковь. Священник читал людям Пролог, Четьи-Минеи. Позже, когда появились, и жития святых. Вот и все учение, вот и вся наука. И получали образование исключительно духовной, церковной направленности. Это было ценностью. А сейчас – какие-то песни матерщинные, которые людям нравятся. Исходят из того, что нравится. Как может нравиться водка, всякие другие ценности, которые совершенно разрушают человеческую нравственность?

Как возрождать? Ценность – это непреложная истина, только единственно можем делать попытки просвещения той части людей, которая захочет эти ценности обрести. Как в сказке Андерсена: солдат должен высыпать медяшки, которые ему предлагает мир, и ранец засыпать чистым золотом. Вот и все. А Церковь в лице своих катехизаторов, дьяконов, священников, епископов, духовных школ, нашего радио должна просвещать. Силы наши, конечно, невелики по сравнению с той машиной контрпропаганды, но все равно голос можно расслышать.

– Вопрос телезрительницы: «Все любят вкусно поесть. Готовишь для домашних  – получается, участвуешь в грехе чревоугодия и домашних соблазняешь?»

– Не все. Не надо на всех клеветать. Большинство людей любят простую, здоровую пищу. А всякие разносолы – только на праздник. Только люди с извращенным вкусом каждый день хотят есть что-то особенное. Я не видел, чтобы в каком-нибудь нормальном доме каждый день хозяйка что-то изобретала такое сумасшедшее. Ну нет такого.

– Телезрительница: «Батюшка, извините, вот борщ – еда простая?»

– Простая. Но количество сметаны может превратить борщ в чревоугодие. Если четыреста граммов сметаны на миску, – это уже чревоугодие.

Видишь, как просто, отец Александр?

– Еще бы, когда человек удовлетворен…

Вы говорите, что современный человек не способен воспринимать слова об этих ценностях.

– Да, потому что очень важно, какие слова у него в лексиконе. Рождает ли это какие-нибудь ассоциации. Вот, например, говоришь человеку: музыка. Какой ряд портретов у него возникает? Мик Джаггер или Шуберт? Мусоргский или Дима Билан? И то, и то – музыка.

– Но разная.

– Да.

– Что касается семьи, каким образом можно просветить народ, который вырос в большинстве своем сейчас в искаженной семейной обстановке?

– Вот каким образом. Когда исследуют общественное мнение и задают вопрос, что для вас главное, большинство жителей нашей страны говорят: семья. Поэтому понятие об этом и отношение к семье как к чему-то главному есть. По крайней мере, если посмотреть, что большинство женщин стремятся к семье. Пусть как бы с «черного хода», совсем не так, как это надо бы, тем не менее само стремление есть. И вот если это стремление встретить регулярными просветительными передачами на телевидении, школьной программой, рассчитанной, по крайней мере, лет на восемь, то эффект был бы обязательно. Эти программы смотрели бы и взрослые, и дети.

– Но люди, которые составляют школьную программу, почему-то о таком предмете не задумываются.

– Ну да. Поэтому голос церковный должен их достичь. Если это будет государственной политикой, если вести контрпропаганду против антисемейной всякой работы, которая есть продолжение работы, начатой Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, продолженной Лениным и заторможенной Сталиным, то можно будет противодействовать. Ничего, что развращает людей и противоречит семье, государство не должно оплачивать из бюджета. Цензуры у нас нет – не надо, но ни рубля… Хочешь – сам собирай, продай свою дачу, яхту, автомобиль – и снимай любую похабель. И конкурируй. А государство не будет. Только то, что разумно, добро и вечно. И тогда обязательно будет результат. Это будет целенаправленное воспитание, тем более определенные опыты есть. Правда, воспитывали в нас другие качества. Но такие семьи, здоровые, в нашей советской стране все-таки поощрялись, а разводы – нет. Развод был концом карьеры. Так тогда относились, с бережностью.

– С терпением – это да.

– Да. А сейчас это все разрушает отношение к женщине, а значит – к матери. А значит, какое будет потомство? Поэтому это зависит только от того, станет ли это государственной политикой. У нас в стране иначе ничего не бывает. Все привыкли так. Человек живет своими частными, маленькими интересами и тем, где зона его ответственности. А я, говорит, учитель химии, на все остальное наплевать. А так не должно быть. Это общая задача – воспитание детей, взращивание следующего поколения. Общая, каждого члена общества. Это как в недалеком прошлом – оборона Отечества. Гражданская оборона – удел всех. Это очень важно.

– Вопрос телезрительницы: «Мне хочется разобраться по поводу прошлой беседы о пьянстве. Вы человек мудрый. У моего сына сложилась сложная ситуация. Он работает участковым. Поступил сигнал, что мужчина пьет, обижает мать, сестру. Сын как участковый приходит, беседует с мужчиной, предлагает ему лечиться. Через какое-то время сын вновь возвращается в эту семью и узнает, что мужчина лечился; со слов матери, стал совсем другим человеком, но выпил и умер. Когда сын все это услышал,  сказал, что почувствовал себя убийцей, и думал, что женщина его с бранью выгонит из квартиры. Но она разговаривала доброжелательно и даже называла его по имени-отчеству. Как побороть страх, используя этот метод в работе с подобными людьми?»

– Ну, во-первых, с удовольствием хочу отметить, что Ваш сынок – хороший парень и честно выполняет свой долг. В кончине этого несчастного больного человека он абсолютно не виноват. Никакой его вины нет, никакой он не убийца. Это все равно что каждого сотрудника ГАИ обвинять в том, что люди бьются на улицах и давят друг друга. Нет, он совершенно не этого хотел. Ничего тут такого… Мы не должны никаких комплексов на эту тему испытывать.

– То есть если он будет поступать впредь подобным образом, то это будет хорошо?

– Абсолютно правильно. И вот мудрая мама… По имени-отчеству назвала. Но это уж не так важно, он все равно ей тоже сынок, так что я горжусь, что у нас есть такие участковые.

– Вопрос: «Как создать крепкую семью, если парень или девушка воспитаны авторитарной матерью?»

 Видимо, имеется отрицательный опыт семейной жизни.

– Дело в том, что во Христе Иисусе, Господе нашем, преодолевается все, любые задатки, которые вложены с детства – воспитанием, пионерской организацией, еще чем-то. Пьянством отца, тоталитаризмом матери. Человек получает здравое христианское учение и видит в свете этого учения, что мама в своем воспитании в этой части была совершенно не права. Поэтому как в бессмертном фильме «Чапаев» произносил сам комдив: то, что она говорила по тому или иному поводу, – «наплевать и забыть». А то доброе, что говорила, что соответствует учению Господа нашего Иисуса Христа, слагать в своем сердце, помнить и пользоваться этим при воспитании своих деток. Вот и все.

– Это если у человека хватит разумения разобраться…

– Если у человека не хватает разумения, он всегда в Церкви может найти человека, который лучше понимает предмет, и руководствоваться его советами. Церковь-то для этого и существует, что там любой, самый простой, необразованный человек может прикоснуться к высшему знанию, к учению святых отцов, к правильному пониманию Священного Писания и праздников, к правильному толкованию притч, которые изрек Спаситель, и так далее. И выйти на верный путь. Церковь его просто за ручку приведет и поставит на тропу, ведущую на гору Фавор. Не нужно самому. Для этого Господь Церковь основал, кровь пролил, чтобы ее создать. Для этого учил сначала первых учеников Своих, апостолов, и дал им харизму апостольскую. Они явились первыми церковными учителями. От них пошло. А теперь пришло к нам. Церковь теперь вооружена и учением, и Интернетом, и каждый человек может, если захочет, обрести истинное знание христианское. Любой человек любой веры.

Мы сейчас с тобой беседуем; знаешь, сколько нас слушает баптистов, пятидесятников, мусульман? Очень много. Меня и на улице останавливают мусульмане, говорят: мы слушаем телеканал «Союз». Я говорю: что ж, милости просим, приглашаем всех. У нас вообще никаких тайных доктрин нет. Мы не Блаватская. Все, что Господь открыто говорил, то и передаем всем. И записано все, и переведено на все языки. Пожалуйста. На арабском ведь есть Новый Завет. Милости просим. И на языке, на котором Сам Христос говорил.

– Вопрос телезрительницы: «Обращаюсь к Вам как к очень мудрому священнику. Я звоню из Анапы. Наш приход сегодня постигла великая скорбь – отняли нашего батюшку, вынули сердце нашего прихода. А мы хотим ему как-то помочь; посоветуйте, пожалуйста. Мы считаем, что батюшку нашего просто оклеветали. Он построил один храм, второй под купола. Кому-то, видимо, понадобилось наше место. А мы его очень любим. Помогите нам советом, как нам поступить. К нам Патриарх приезжает в Новороссийск…»

– Вот и обратитесь с петицией к Святейшему; может, он лучше поможет. Потому что Патриарх – епископ града Москвы, а передвижение духовенства по приходам – прерогатива епископов. Он сможет с вашим местным епископом договориться, если сочтет это нужным. А так – как я могу? Я такой же священник. Вот вы сказали: сердце вынули. Сердце каждого прихода – это Святая Евхаристия. А священники и болеют, и умирают, их переводят и так далее. Мы офицеры войска Христова. Куда нас наши генералы епископы призывают, туда мы и идем. Иногда от этого приходится и пострадать и матушке, и деткам, и приходу, естественно. Когда меня переводили на тот приход, где я сейчас, 25 лет назад, тоже двести человек переместились в новый приход. А все остальные пятьсот остались на месте. Так, видимся иногда. Приехать-то можно в одном регионе, в Москве. Видать, священник деятельный. Я не знаю. Что гадать? Вам изнутри видней. Но чтобы лично помочь, у меня нет для этого никаких полномочий. Просто вся ответственность за переводы духовенства лежит на правящем архиерее.

– Вопрос: «Если бы Вы должны были дать образование детям дома и могли бы это делать без указания от правительства, чему бы и как их обучали, к чему готовили?»

– Во-первых, языку. Во-вторых, живописи. В-третьих, музыке. В-четвертых, математике. В-пятых, истории. В-шестых, литературе, но очень строго выборочно, потому что не все по школьной программе меня устраивает, многие произведения не для школы, они только вульгаризируют литературу; такой школьный подход... Лучше давать чистые, ясные образцы, безупречные. Вот, к примеру, так. Ну и потом, конечно, первый предмет – это физкультура. Это профилирующий, как раньше говорили, предмет. Закон Божий – пренепременно. Церковнославянский язык – обязательно. Это основа нашей русской культуры. Это, как говорят, навскидку. Все это можно пройти гораздо быстрее, потому что 80% детей в нашей школе безобразничают, ковыряют в носу и просто тратят время зря. Ну, еще портят здоровье, потому что у большинства детей сколиоз. Они сидят по пять-шесть часов скрючившись. Нынешние учителя за этим не следят. Поэтому у нас заболеваемость среди детей большая. Школа не должна уродовать здоровье детей. При домашнем воспитании все это очень легко устранить.

– Серьезный набор Вы перечислили…

– Ну, просто все свои любимые предметы.

– Я к тому говорю, что родитель должен быть всесторонне образован, чтобы все это суметь подать ребенку.

– Дело в том, что все наши родители окончили среднюю школу, и они вполне, пользуясь современными учебниками, шаг за шагом, параграф за параграфом, могут всё пройти. Они будут это проходить гораздо эффективнее, чем в школе. Потому что когда ты с глазу на глаз со своим сыном или дочерью, усвояемость на два порядка лучше, чем когда бедный учитель вещает что-то, отвернувшись от класса, и всем делает замечания… В такой ситуации, когда все дети ждут перемену, а самый главный школьный лозунг – «ура, не учимся!»… В этой атмосфере что-то преподать серьезно довольно трудно. А вот когда отец занимается и мать в чем-то может помочь, можно разделиться. Мать один предмет, а отец – другой. Это, конечно, будет очень хорошо. И потом, у нас тоже как-то странно: первый предмет – алгебра, второй предмет – геометрия, третий – физика. У ребенка хаос в голове.

– Когда все в один день,  друг за другом.

– По звонку включается – раз, давай алгебру. Человек не компьютер, у него есть определенная инерция. Детям бывает трудно настроиться. В школе очень много времени тратится зря. То, к чему мы привыкли в советской школе, – на это просто жалко времени. Поэтому большинство людей в метро спроси что-нибудь из физики, из химии – никто ничего не знает. А вот обучая своего ребеночка химии, можно всю химию усвоить. Это родителям будет полезно. Интереснейшая наука. Я уж не говорю о музыке, как это важно.

– Вопрос: «Мой трехлетний сын, который еще не все буквы выговаривает, попросил меня научить его молиться. Надо ли учить ребенка молитве в таком возрасте? Если да, то какой?»

– Самой главной. Самая главная молитва – «Господи, помилуй!». Это вполне по силам для трехлетнего человека. Он может произносить эту молитву. Она в такой форме: единожды, трижды, двенадцать раз и сорок, – употребляется в церковном богослужении. Он ее будет узнавать, будет пальчиком маме показывать: вот, и я так же. Будет осенять себя крестным знамением, чему тоже можно учиться. Можно учиться земному поклону. Так что замечательнейшая и чаще всего в Церкви употребляющаяся молитва.

– Вопрос: «Получаю приглашение на праздники вроде дней рождения, юбилеев. Последнее время стал отказываться от всех приглашений. Родственники могут обидеться, коллеги тоже. Пусть говорят обо мне что хотят. Но вот тревога появилась: не отношусь ли я к ближним, отвергая приглашения, противным Богу образом?»

– Так это нужно заглянуть в свое сердце, есть ли там противное что-то. Ведь главное –мотивация. Если я отказываюсь, какой мотив? Если я иду, какой у меня мотив? Это тоже может быть что-то богопротивное. Например, человекоугодие. Многие говорят: меня зовут к родственникам, но я знаю, что это кончится скандалом, пьянкой. Зачем туда ехать? Кто мне брат, и сестра, и мать? Две тысячи лет назад сказал Господь на все времена: тот, кто слушает слово Божие, тот и мать, и сестра, и брат. А все остальное, собственно, ничего не значит.

– Родственники обижаются.

– Это не важно и не страшно. Очень многие родственники почему-то хотят, чтобы человек вел такой образ жизни, как они. А для человека это может быть совершенно неприемлемо – ни по здоровью, ни по деньгам куда-то ехать на край земли. Ко всему надо относиться спокойно и трезво. Я же ничего плохого не сделал. И потом, есть же замечательнейшее изобретение человеческого ума, называется Интернет. Возьми свой телефончик и запиши приветствие: и к седьмому ноября, и ко дню именин, и к крещению новорожденного. «Дорогие мои! К сожалению, обстоятельства и состояние моих дел и здоровья не позволяют мне лично засвидетельствовать вам мою любовь и почтение. Поэтому, обращаясь к современным средствам, всех вас поздравляю, целую, желаю счастья, благополучия!» И прочее, прочее. Вот и все. Что тут такого? Если кто не умеет, – обратись к школьнику, который уже этим пользовался. Можно с удовольствием это все устроить. А там навстречу такой же школьник подхватит – и вот, на полдня разговоров будет. И не надо никуда ехать, ничего пить или есть, не надо обсуждать никого. Легко и просто.

– Спасибо за совет. Вопрос телезрителя: «Несколько лет Вас слушаю, благодарен Вам, Ваша манера разговаривать подкупает. В Святом Писании все написано, а люди Вам звонят: как это понимать, а как это понимать? И каждый по-своему понимает и просит Вас объяснить. А почему нельзя написать книгу, чтобы каждый понимал однозначно? В химии и математике есть формулы, которые одинаковы во всем мире – и в Бразилии, и в Португалии, и в Никарагуа…»

– И даже в Никарагуа? Это потрясающе.

– Телезритель: «Там все понимается однозначно. А вот Библию каждый трактует по-своему. Объясните, пожалуйста».

– Ну, во-первых, не каждый. Для того чтобы толковать Библию, нужно иметь богословское образование. Или, если хотите, по-гречески –  «теологическое». Человек может толковать, как говорил покойный Святейший патриарх Алексий, от ветра головы своея. Это не представляет никакой ценности, как рассуждения о химии ленивого мальчика в восьмом классе. Что он скажет о химии? «Да ну, это какая-то муть» – вот, собственно, и все. А другое дело – о химии будет говорить композитор Бородин, который был выдающимся химиком.

Да, Библия – книга трудная. Она писалась не одну сотню лет, писалась разными людьми, и чтобы в ней разобраться, нужно понять язык Библии. Нужно понять реалии того времени, когда было сложено то или иное библейское повествование. Всякие переложения упрощенные существуют в книгах. Например, Ветхого Завета. Эти книги называются так: «Священная история Ветхого Завета» и «Священная история Нового Завета». Если возьмете эти книги, адаптированные к детскому сознанию, то они могут для вас служить путеводителем. Если читать изначальный текст Библии, пусть и в переводе на русский язык, без специального богословского образования, – это совершенно невозможно понять. А вот если прочтете «Священную историю», то будут уже вехи, маяки, уже познакомитесь с персонажами Библии – будет гораздо легче. Начните с этого.

– Ну а то, что люди так по-своему легко трактуют такие тексты?

– А так всегда. Профаны так и трактуют. Любопытно послушать, что люди говорят на художественной выставке. Среди посетителей художественной выставки есть и художники, и искусствоведы, а в основном публика, которая ничегошеньки в живописи не понимает и никогда не поймет.

– Но ходит с удовольствием.

– Ну, я очень рад. И в зал Чайковского в консерваторию ходят люди слушать музыку. Большинство ничего не понимают, даже если любят. Они воспринимают музыку через эмоции, что вполне законная вещь, но чтобы разобраться в этом, нужно, конечно, лет десять учиться. Тогда будет полноценное восприятие музыки, без этого невозможно. Так же и здесь. Всему нужно учиться, если человек хочет получать максимум пользы и удовольствия от предмета, которым он занимается.

– А то, что люди рассуждают, это…

– А это называется курам на смех. Если бы в залы музеев пускали кур, они бы со смеху помирали от того, что люди говорят, как рассуждают, особенно когда они говорят: «я считаю». Это самое смешное. Спорить с ними бесполезно, они все равно будут считать. Как курочка. Она зернышки клюет и считает.

– Но ведь человек счастлив от такого состояния.

– Можно и выпить и быть счастливым. Счастье у нас… как говорил мой начальник на первой работе, «с энтим делом у нас слободно». Он был, конечно, образованный человек, но эту присказку очень любил; Царствие ему Небесное. Я это все помню.

– Вопрос: «Друзья-католики пригласили нас на свадьбу в свою церковь. Будет ли грехом нам, православным, участвовать в их свадебном богослужении?»

– Нет, конечно, не будет.

– То есть это не является участием в их таинстве?

– Нет, конечно.

– Вопрос. «В чем свобода нашего человеческого выбора? Господь говорит: будешь Меня слушаться – будешь жить. Другая сторона – смерть. Разве свобода – это не два или более равноценных выбора, разве жизнь и смерть равноценны?»

– Как часто бывает: люди, для того чтобы какой-то мнимый парадокс привести к тупику, неправильно делают посыл. Вот я тебе даю две таблетки. Одна цианистого калия, а другая – сурьмы, раз уж мы о химии говорили. И вот у человека выбор. А выбора нет, потому что и от этого он умрет мгновенно, и от той тоже умрет мгновенно. Выбора нет. И то, что ты произнес, Господь никогда не говорил. Господь ни о каких выборах не говорил. Господь говорил о дороге жизни. Он говорил: Я есть путь, истина и жизнь. Хочешь пойти по этой дороге – тогда убедишься, но для этого нужна вера. Кому? Ему. Господь не собирается никого наказывать.

– Хочешь – иди этой дорогой, и будет тебе то, о чем Господь говорил.

– Да, если есть у тебя вера. Вот и все. Какой тут выбор? Никакого выбора. Выбор – это у тебя самого, так как ты свободный человек. Можешь выбирать религию, можешь ничего не выбирать, можешь строить карьеру, можешь замуж выходить. Делай что хочешь, человек. Человек абсолютно свободный, у него есть тысячи всяких выборов. Когда это Господь кого заставлял или останавливал? Да нет, человек, живи, как сам знаешь, ты очень умный. Тогда какие проблемы-то? Поэтому все, что он нам предложил, это клевета на Бога и полное непонимание смысла жизни. Ну что тут делать? Я готов и этому человеку все рассказать, объяснить, но будет ли он слышать? Потому что он уже заранее как бы обвиняет в том, чего вообще не понимает. Что тут сделаешь?

– В конце передачи нас просят обратиться к слушателям за помощью для канала «Союз», который всегда в ней нуждается.

– Помогите, дорогие братья и сестры, нашему каналу. В какой форме – пишут на экране. Надо помнить, что канал наш. Если мы хотим, чтобы ботинки носились долго, надо их чистить специальными составами, тогда они будут отталкивать воду и долго прослужат. Так же и мы. Если мы лишаем нашего финансирования наш же канал, то можно потерять этот канал. Помните об этом.

Ведущий протоиерей Александр Березовский

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы