Беседы с батюшкой. Первые шаги в храме

16 марта 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь св. Димитрия Донского при Университете МВД РФ игумен Фома (Василенко).

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Дорогие друзья, наша сегодняшняя тема – «Первые шаги в храме». Тема адресуется тем, кто еще не является воцерковленным христианином, но, наверно, будет интересна и тем, кто в Церкви давно, но не знает, как рассказать своим ближним о том, как прийти в храм. Как Вы считаете, с чего начать первые шаги в храме?

– Во-первых, нельзя про себя сказать: «я – воцерковленный». Это не очень правильно, потому что это процесс всей жизни. Можно про себя говорить: «я воцерковляемый». К этому нужно относиться так: это процесс не одномоментный, что ты сделал то-то и то-то – и можно как бы успокоиться.

С чего начать? Все нужно начинать с молитвы: и идти в храм, и все остальное. Мы знаем слова Самого Спасителя: «Без Меня не можете делать ничего». Поэтому это нужно не только тогда, когда идешь в храм, но и вообще всегда. Нельзя  допускать такого: Бог там есть, там есть, а тут уж, Господи, извини, мы без Тебя разберемся. Такого не бывает, Господь Вездесущ. Поэтому нужно начинать с молитвы.

Помню, когда я учился в Самарской семинарии, один священник рассказывал такую историю. Неважно, где он служит, в какой епархии, важно то, что он многодетный, у него все детишки – мальчики (их, по-моему, порядка десяти человек), и все они приняли священный сан. Но ему пришлось претерпеть некоторые вещи, над ним посмеивались, говорили: «Отец, ты не очень-то воздержанный: сколько детей у тебя!» Ему это было неприятно слышать, но однажды он открыл: «Если б вы знали, что перед каждым близким отношением с матушкой мы с ней по году молимся, читаем акафисты, всячески к Богу обращаемся!» Вот какой подход.

Вот такой подход должен быть во всем. Всегда нужно усердно Бога просить о чем-то, тем более когда речь идет о новом человеке. Новый человек – это ведь проявление высшего творчества, и чтобы нового человека не только родить, но и воспитать, тут точно без Бога не обойдешься. Тем более тело дают родители, а душу дает Бог в момент зачатия, тут не поспоришь и с этим. И вообще спорить с Богом и с тем, что говорит Евангелие, конечно, нельзя. Кто-то может это проверить – имеет право. Мы знаем, что мы все свободны, а свобода определяется тем, что мы могли бы сказать Богу «нет». Иначе мы не были бы свободными. Мы можем сказать Богу «нет», но что из этого выходит – мы видим. Сто лет назад сказали Богу «нет», оперевшись на чувство справедливости, – и куда мы пришли?

Один православный политолог говорит, в чем была ошибка Страны Советов, Советской власти: чувство справедливости – это хорошо, но еще у нас есть народная традиция, нельзя от нее уходить. Два вот этих момента очень важны: народная традиция и чувство справедливости. А только справедливость завела в тупик, и мы эти сто лет просто выбросили из истории русского народа. Мало того что выбросили, еще с ранами, которые сейчас нужно затягивать, достраивать все, что было разрушено, воспитывая человека до того уровня, который был когда-то. Найти человека – проблема.

Но вернемся к тому, с чего начали. Надо все начинать с молитвы. Кто Альфа и Омега, начало и конец?

– Христос.

– Да. Все с Него начинается и Им заканчивается, Его не обойти. И если кто-то и захочет Его обойти, как-то забудет о Нем, заглушит в себе голос совести, этот голос потом будет так кричать, когда душа выйдет из тела! Когда Господь повелит эту душу ангелам забрать…

– «Камень, егоже небрегоша зиждущии...»

– Да. Надо об этом помнить. Он с нами, Он ближе, чем мы думаем. А мы все время поддаемся каким-то помыслам, мечтаниям, фантазиям, рассуждениям. Мудрость человеческая нас куда-то уводит. «Образование»  (в кавычках) не образ Божий в человеке восстанавливает, а дает голые знания, которые, наоборот, еще больше искажают человека: человек становится безобразником; еще и интеллектуальным. У него масса знаний, а он не признает, что природа этих знаний, виновник всей мудрости – Господь. Так же нельзя. Поэтому молитва – начало всего. Идешь помолиться – помолись о том, чтобы хорошо помолиться.

– Часто говорится о том, что вначале хорошо бы что-нибудь почитать. Так ли это? Или все-таки должно начинаться с практики?

– И то, и другое... Вообще молитва начинается с деятельной молитвы; потом она переходит в созерцательную, но это уже высокое состояние. Что касается того, что лучше что-то сделать или почитать, то пути Господни неисповедимы,  и нас на земле миллиарды, все люди уникальны. Это доказательство могущества Божьего, что все люди разные; и двойняшки очень разные, нельзя их спутать; только если посмотреть со стороны, вскользь. Поэтому у каждого свой путь: кого-то чтение приводит к Богу, кого-то какой-то поступок заставляет соприкоснуться с Богом,  с какими-то духовными состояниями, которые возвышают душу, отрывают, приподнимают от земного.

Поэтому тут уж у кого как получается. Но хорошо, когда родители начинают эти первые шаги. Первые шаги вообще-то делают родители за человека. Но и за взрослого человека первые шаги тоже делает не сам человек. Бог делает за него первые шаги. И не только первые, но и самые трудные в жизни человека. Как мы знаем из истории Церкви, у одного человека было такое видение: он увидел свои следы и рядом еще следы. И сопоставил, что там, где самые трудные моменты, следы одни. Человек спрашивает: «Господи, получается, в самые трудные моменты я был один? Следы одни...» Господь говорит: «Нет, Я тебя нес на руках в это время».

Такое и родительское отношение к детям. Но часто у нас получается так: созрел человек; физиология, природа земная начинает требовать свое, и человек идет и делает то, что велит природа, без достаточного понимания, осознания, что это очень ответственный шаг. Хорошо, когда родители уже опытные, в духовном смысле созрели. Например, сложно советовать кому-то, когда ему вступить в брак: каждый человек должен проверить себя, насколько он свободен от страсти. Если посмотреть историю, мы видим, что самые величайшие угодники Божии рождались у престарелых родителей. Пресвятая Богородица, Иоанн Креститель и другие примеры есть. Первое время, когда еще была молодость у родителей (видно, природа человеческая как-то влияла), не давал им Господь ребенка в таком состоянии; видно, это как-то передается, чтобы меньше было каких-то «теней» на личности, которая должна была родиться.

– Человек сделал свой выбор и решил прийти в храм. И часто перед ним встает трудная задача: освоить богослужение, освоить многообразные церковные книги, которые ему предлагаются. И кажется иногда, что нравственный аспект уходит куда-то в сторону. То есть простое нравственное совершенствование как будто остается в стороне. Как Вы считаете, как эту ситуацию можно исправить?

– Во-первых, когда человек все-таки приходит в храм, нужно для себя обрести такое понимание, что приходит он в храм для того, чтобы стать лучше. А все другое уже вторично. Традицию, конечно, не нужно менять в угоду времени, в угоду меняющимся интересам людей. Но все-таки первично преображение человека, обожение, чтобы человек стал богом. Царство Божие внутри нас, то есть Сам Бог внутри нас находится; чтобы весь хлам, который мы накидали на Него сверху, мы потрудились разобрать.

Поэтому человеку нужно понимание,  что храм – это место, где  помогут разобраться: что главное, а что второстепенное. Но увлекаться внешним – это фарисейство, с одной стороны. С другой стороны, традиция у нас такая, и ломать ее тоже не стоит. Поэтому нужно выбирать золотую середину, чтобы традиция служила моему изменению, чтобы я изменился в лучшую сторону.

В последнее время (не только в последнее, это всегда было) бывает, что человек приходит в храм, чтобы ему было лучше.

– Решить проблемы.

– Да. Чтобы мне стало лучше. А ведь как раз проблема-то в том: чтобы мне было лучше, надо, чтобы стал лучше я. Как тут быть? Оказывается, многое из того, что я хочу, бывает, наоборот, мне мешает. Я думаю, что это все мне надо как-то заполучить, что для этого есть церковь, есть какие-то места, где нужно свечку поставить, есть какие-то особые молитвы. То есть чтобы Бог, Который Всемогущ, каким-то образом все это мне исполнил. Сам Он мне не очень-то нужен, но нужно то, что Он может сделать, и я хочу на Него как-то повлиять, надавить, как-то Его шантажировать.

Поэтому человеку, конечно, нужно это услышать и себе поставить в укор, что он унижает в себе Бога, Который его создал, унижает замысел Его. Вот этого делать не надо.

– Вопрос телезрительницы из Тамбова: «Я в течение десяти лет читаю Псалтирь. На это  брала благословение. Читаю две «славы» за здравие, одну «славу» за упокоение. Мне соседка сказала, что на тех людей, которых я поминаю о здравии и упокоении, тоже нужно брать отдельно благословение. Так ли это?»

– Благословение лишним не бывает. Конечно, не нужно ничем смущаться. Я вспоминаю такую историю про благословение. Я был свидетелем, как к одному архиерею приехал родственник, мальчик из деревни. И вот мальчик делает первые шаги, все узнает, что в церкви происходит, и узнал, что надо брать благословение. Я подошел брать благословение, и он тоже подходит: «Владыка, благословите. Я не помню, брал у вас сегодня благословение или нет, но не помешает». Владыка улыбнулся и говорит: «Да».

Что такое благословение? Это же помощь свыше. Почему священнику руку целуют? Целуют руку не этого человека, священника, он же сам себе не принадлежит, он принадлежит Христу. Целуют руку, которая принадлежит Христу и которая это благословение передает.

Одним словом, благословение лишним не будет. Но и смущаться не надо, если нет возможности на каждый свой шаг брать благословение. Когда видишь, священник идет по улице, нелишним будет взять благословение. Мы встречаем в древних описаниях, когда пишут про священномонахов или иноков даже, которые все время в молитве находятся, что надо брать у них благословение; их уста все время заняты разговором с Богом. И церковный этикет обращает внимание на то, чтобы не здоровались со священником, не спрашивали «как дела», а брали благословение. Священник хоть и в теле находится, но он исполняет ангельское служение. Какие дела у него? Его дело – служить Богу, служить ближнему, чтобы приводить этого ближнего к Богу.

Поэтому если видишь на улице священника, возьми благословение. В Греции этого не стесняются. Идет целая рота солдат или моряков, видят: священник идет по другой стороне улицы. Старший дает команду «вольно», все расходятся, берут благословение, потом опять строятся и идут дальше. Почему у нас такого нет? Понятно, почему нет – потому что семьдесят лет «вавилонского» плена... Так что не помешает благословение взять.

– Отец Фома, в приходской жизни часто встречается такая ситуация. Рядом с храмом, в прихрамовых зданиях (в трапезной иногда, в каких-то еще пристройках), трудятся люди, иногда даже годами, но в храм не ходят. Получается, люди и при храме, но не могут переступить порог храма и начать жить действительно церковной жизнью. Что сказать этим людям и как их страх победить?

– Страх – это вообще неплохо. Но страх страху рознь. У святых отцов написано: «Начало добра – это страх Божий, конец добра – это любовь к Богу». Поэтому если эти люди спрашивают о помощи («Подскажите нам, помогите»), то нам можно им сказать, что страх – это хорошо. Нельзя быть бесстыдным, нельзя быть бесстрашным, это природа человека. И этот страх постепенно, постепенно перерастает, но сразу нельзя его перешагнуть.

С другой стороны, этим людям надо сказать о милосердии Божием. Потому что бывает, человек думает, что ему нет прощения за что-то, что это все не для него. Ничего подобного, Христос пришел ради грешников, ради этих людей, которые наделали всяких дел. Если бы не было этих людей, Он бы не приходил, смысла бы не было. Смысл был как раз в том, чтобы этим людям помочь; не праведникам, а именно грешникам.

Поэтому надо каждому запомнить: Он пришел ради меня, и мне нужно воспользоваться этим. Он ради меня пришел, а я пренебрегаю этим? Он же ко мне тихонько стучится разными способами: или я услышу звон колокольный, или передачу увижу по телевизору, или увижу священника. Или, может быть, я посмотрю на небо и подумаю: какая красота! Или услышу, как поют птицы. По-разному Господь стучится в сердце человека.

– Вопрос телезрительницы из Вятского края: «Я несколько раз уже была на Причастии и в очередной раз хотела причаститься, но понимаю, что исповедь, которая перед этим необходима, обернется тем, что я буду перечислять старые грехи, которые уже были проговорены мною ранее. А так каноны почитала, пост соблюдала и очень хочу причаститься. Но проблема с исповедью».

– Это не проблема. На самом деле Вам надо знать, что те грехи, которые Вы исповедовали, уже прощены, и если Вы их больше не повторяли, на исповеди их говорить больше не надо. Но если совершил после исповеди повторно грех, нужно опять его исповедовать. И хорошо, что чувство стыда есть у человека. Я не про этот случай, а вообще. Чувство стыда – это хорошо, это нельзя терять. Нельзя к исповеди относиться так, словно ногой открывать дверь, нельзя с таким чувством идти. Нужно идти со страхом. Узкий вход в Царствие Божие – вот такой закон. Но, с другой стороны, когда человек этот узкий вход проходит, он получает свободу. Другого на свете нет и не будет, такой закон Божий. Поэтому не надо думать о том, что опять будешь повторять грехи.  Повторять их не надо.

– А как научиться видеть свои грехи?

– Во-первых, читать жития святых. Во-вторых (или, наоборот, во-первых), творения святых отцов. Сейчас столько возможностей – пожалуйста, читай. Бывает, когда человек начинает ходить в храм, память начинает воевать; может, лукавый помогает в этом, чтобы смутить человека. Вот женщину из Вятки лукавый смущает. Она же доброе дело задумала, и правильно, пусть причащается. Причастие – это же истинная пища и питие. А лукавый ее смущает. Хорошо, что она открыла это, это надо открывать. Вот у нас была Страна Советов, но каких советов? А на самом деле советоваться – это хорошее дело: советоваться со священником, советоваться с человеком (кто адекватный христианин). Бывают такие, которые называют себя «православными активистами», – это ужас! Это ревность не по разуму, от таких надо прятаться. Или, наоборот, лучше спецслужбам заниматься этими людьми, потому что вопрос: откуда у них деньги на эту организацию?

Эта женщина молодец, она открылась; не надо в себе это держать, нужно советоваться. Но, опять же, друзей пусть много, а советник пусть будет только один – тот, кто разбирается. Я думаю, она дальше так и будет делать: и причащаться, и спрашивать совета. С другой стороны, люди, бывает, начинают злоупотреблять этим: без конца сыпать всякими вопросами, уже даже такими, которые просто глупые. Бывает другая крайность: лукавый этого человека использует, чтобы священника (как бы помягче выразиться?) довести до каления, до кипения. Совопросник – это же дьявол, он может бесконечно вопросы кидать, кидать, кидать и не устанет, у него же разум ангельский, архангельский, но падший... Молодец эта женщина! Так все бы спрашивали.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Я очень хочу узнать, как постоянно созерцать молитву? Понятно, мы встаем с ней, повторяем днем, вечером. Но как научиться носить ее в душе постоянно?»

– Немного неправильно: «созерцать молитву». Наверное, имеется в виду, как достичь уровня созерцательной молитвы. Во-первых, нужно долго упражняться, когда молитва уже станет природой человека. Я сам этого не знаю, я это читал. Я не могу сказать: «это надо так, сейчас я вам все распишу по пунктам».  «Добротолюбие», пожалуйста, откройте, там написано. Но человеку, который живет в миру, нужно заниматься молитвой деятельной. Для начала это молитва устная, то есть берешь молитвослов и читаешь вслух, тело свое через язык приучаешь к молитве телесной. Немножко вполголоса произносишь эту молитву, чтобы сила Духа Святого, которая в этих словах, просветила тело человека. Вот с этого надо начать. Но не надо начинать именно с вершин, да и опасно. Посмотрите на спортсменов: они же не берут какую-то высоту сразу. Нужна постепенность, упражнения, и не надо ставить себе высокие задачи. Надо молитву творить, а молитва созерцательная потом придет. Дерево посадили и за ним ухаживают – на второй год же яблоки не ждут. Ухаживают. Всему свое время, потом это дерево дает плоды. Так и здесь: начинать нужно с малого. И, как пишут святые отцы, пятнадцать лет уходит на то, чтобы приобрести внимательную молитву (может, у кого-то и меньше). И это неплохо, когда человек вот так упражняется; он уже ощущает вкус от молитвы.

А что такое созерцательная молитва? Вот преподобный Серафим Саровский: у него были моменты созерцания, когда он работал у себя на огороде. Он же все время упражнялся в молитве: в устной, телесной, деятельной. И вот когда были моменты этого созерцания, он в огороде замирал, лопату ронял из рук. Но сколько он до этого трудился молитвенно!

Поэтому надо читать про тех людей, которые достигли высот этих молитвенных состояний, и смотреть, как у них это происходило; и обращать внимание на то, что это было не вдруг: раз – и перескочил. И потом, для нас помощью в приобретении молитвы может послужить противодействие лукавых духов. Одного подвижника спросили, как он научился молитве. Он говорит: «Бесы мне помогли, они все время на меня нападали, все время меня смущали, и я вынужден был так молиться, как дышу, – бесконечно. Потом  привык». Бесы же не знают, что внутри у человека, один Господь знает. И Господь им попускает что-то для того, чтобы человека научить; Господь использует их силу против них самих, а они не знают, несчастные.

– Вопрос телезрительницы из города Барнаул Алтайского края: «Мой знакомый неправедно ушел из жизни. Как его отмаливать? Я понимаю, что в Церкви это уже невозможно. А в домашней молитве возможно как-то помочь ему там?»

– У нас есть чин молитвенного утешения. Я так понимаю, «неправедно» – имеется в виду самовольно.

– Или, может быть, в состоянии алкогольного опьянения.

– Состояние алкогольного опьянения не лишает человека церковных молитв. Потому что мы смотрим на намерения человека. В алкогольном опьянении какое намерение? У человека в мозгу происходит нарушение; это же лечится (длительное, серьезное лечение). Человек хочет почаще испытывать радость, которая происходит при употреблении алкоголя.

– Здесь, наверное, говорится о самоубийстве.

– Если было самоубийство, тогда нужно совершать чин молитвенного утешения; есть такое общее правило для Русской Православной Церкви. Это правило везде одинаковое. Если в храме, который она посещает, не могут ей ответить, надо обратиться в епархиальное управление по месту жительства, и там ей все разъяснят. Если и там не получится, пусть нам позвонит. Но есть надежда, что можно за этого человека молиться. И есть, скажем так, инструмент для этого – чин молитвенного утешения. Благословляют свечи ставить в храме за упокой. Традиционные записки не подаются, но читается молитва преподобного Льва Оптинского и совершается краткое богослужение в храме  (его можно совершать многократно), называется «Чин молитвенного утешения».

– Через группу «ВКонтакте» Людмила задает вопрос. «При выносе Святых Даров для Причащения в воскресенье очень хочется встать на колени, что я и делаю. Большое ли это нарушение? Или, возможно, это такое молитвенное состояние, когда очень хочется встать на колени при выносе Даров?»

Батюшка, от себя дополню: устав и общие правила поведения в храме для новоначального обязательны? Или можно себе позволить такие несколько эмоциональные поступки?

– Я, например, в храме служу по воскресеньям, по праздникам. Устав не дозволяет делать земные поклоны. Но когда я причащаюсь в алтаре, я не могу себе позволить не делать земной поклон. Я делаю земной поклон, и я знаю, что нарушаю устав, но тут такое дело: Тот, Кто на престоле, Кого я хочу принять, больше устава все-таки. Поэтому, думаю, греха не будет, с одной стороны.

С другой стороны, надо, чтобы не было разлада,  соблазна для кого-то. Если есть возможность, если храм большой, можно где-то спрятаться и сделать земной поклон. Но вот я и наши алтарники, которые в храме со мной служат, мы все делаем земной поклон перед Причастием. И наши прихожане, я смотрю, когда вынос Чаши (те, кто может по состоянию здоровья), тоже делают земной поклон. Я, например, никого за это не осуждаю. Это мое личное мнение, но я знаю, что в Церкви у нас особо не закручивают гайки. Есть вещи, которые, конечно, нельзя поменять, но насчет этого, думаю, человек не согрешает. Думаю, можно делать земной поклон.

– И в дополнение еще один вопрос из группы «ВКонтакте» о свободе. Чем отличается мирское понимание свободы, вседозволенности от церковного понимания свободы?

– Церковное понимание свободы в Евангелии Господь озвучил так: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем. Иго Мое благо, и бремя Мое легко есть». С одной стороны, это несвобода, исполнение заповедей ограничивает человека в поведении. С другой стороны, парадокс в том, что именно это ограничение дает человеку свободу; ограничение телесных и даже душевных каких-то вещей дает человеку свободу духа.

Видно, свобода все-таки не просто слово какое-то, а все-таки состояние радости, – радости подлинной. Когда человек переживает радость духовную после всех подвигов, разумных самоограничений, которые есть в Церкви, он понимает, что эта радость больше всех каких-то свобод, которые общество, свободное от ограничений, предлагает человеку. Потому что это тупик; когда человек все себе позволяет, он приходит в тупик, опустошается. И часто мы видим, что человек заканчивает жизнь самовольно, даже можно сказать – не самовольно, а уже находится под властью нечистых духов. Вот какой бывает печальный итог.

Поэтому, с одной стороны, – ограничение, но дающее свободу. Мы уже говорили сегодня, что узок вход в Царствие Божие – вот такой закон. Бог, создав нас, ведь не наугад нас делал – у Него-то все под контролем. И Он сказал: «Человек, хочешь быть счастливым – живи так и так». Но вот свобода... А мы ею пользуемся как?

– Не всегда так.

– Да.

– Вопрос телезрительницы из города Чебоксары: «Я каждый день читаю вечерние молитвы и утренние. Но у меня бывает давление, и я заменяю их иногда келейным правилом Серафима Саровского. Можно это делать или нет?»

– Можно. Если у вас состояние здоровья не позволяет, можно и нужно. Можно молиться даже лежа. Когда уже лег спать, можно просто перекреститься и сказать: «Господи, прости меня, грешного». Это если сил нет. Бог не требует от человека непосильных трудов. Поэтому как можешь, так и молись. По-моему, митрополит Московский Филарет сказал: лучше сидя думать о Боге, чем стоя думать про ноги. Поэтому нужно внимание направлять, чтобы ум был в словах молитвы, а не так, чтобы быстрее-быстрее свое большое правило прочитать.

– Еще один вопрос из группы «ВКонтакте», очень емкий: как побороть гордость, гнев, осуждение, самолюбие, помыслы?

– Терпением, и не просто каким-то терпением тупым. Мы сегодня говорили: «Без Меня не можете делать ничего». Все это человеку помогает победить Христос. Самолюбие: что означает это слово? У святых отцов самолюбие – это излишнее любление плоти, ее покоя. И тут уже надо рассуждать. Мы только что говорили, что женщина по состоянию здоровья сокращает правило, короче его делает. С другой стороны, может быть, человек не делает из-за лени – тут уже нельзя сокращать правило, тут нужно себя понуждать. Царствие Божие нудится. Нудится – значит, нужно себя заставлять: не хочешь – надо. Любое хорошее дело, да и какое-то обычное, всегда с понуждением. Посмотрите на детей: ничего не хотят делать, носились бы и носились, не остановишь. Но надо их как-то воспитывать, надо заставлять что-то делать. Это дети, на которых мы смотрим. Бог на нас также смотрит. И ангелы. Нас тоже надо все заставлять делать. Поэтому у нас есть какие-то знания, есть какие-то обстоятельства, которые нам помогают, и еще наше волевое участие, наша воля.

Помыслы на практике надо открывать. Приходят на исповедь и исповедуют помыслы: «Я грешу постоянно в помыслах, услаждаюсь ими». (Если, конечно, услаждаешься.) Если не услаждаешься, а просто они достают, тогда нужна устная молитва, про которую мы сегодня тоже говорили. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного (грешную)». Раз, второй, третий... пятый... десятый. Почаще находить себе уединенное место и читать, читать, читать; и так увлечешься, что вообще забудешь про все, не только про помыслы. Настолько это хорошо! Захочешь еще и еще молиться.

Осуждение: с этим бороться не надо, это просто надо направить на себя. Гнев, осуждение – это черта нашего с вами характера. Но только нужно направить гнев против того, что я себе послабляю: я себе дозволяю то-то и то-то; нужно это направить внутрь себя, себя активизировать против всего этого. Осуждение – тоже на себя. Разум должен над всем этим стоять. А разум не будет над этим стоять, если ему не преподнести это. Вот это все я в книгах прочитал. А сам раньше так же думал: как быть, что делать? Открываешь книжку и читаешь у святых отцов. Хочешь книгу открыть, сразу начинается: «Да надо тебе это?..» Потому что польза будет. Сразу стоит этот: «Да зачем тебе это? Ты лучше это сделай, новости посмотри в Интернете какие-нибудь, спорт. Что ты “Добротолюбие” читаешь?..» А там все есть.

Гордость... Чем гордиться? Жизнь нам дал Бог. Если бы не Бог, нас бы просто не было. Вот Он наслаждался бытием, и не было Ему скучно, потому что Он Абсолютный. Мы не знаем, какой Он, но знаем, что Он Абсолютный, Совершенный, ни в чем не нуждается. И вот Он захотел, чтобы кто-то тоже наслаждался бытием, и создал человека. Для человека создал весь мир со всей природой, со всеми небесными светилами – и дал это человеку, чтобы он наслаждался бытием. Это все Бог создал. И дал мне жизнь. Чем гордиться? Отец Кирилл (Павлов) говорил: «Гордись тем, что ты сделал до рождения».

– Вопрос телезрительницы из Подмосковья: «У меня умер муж семь дней назад. Очень мне тяжело. Он был человеком верующим, но в Великий пост не успел причаститься, пособороваться. Он умер внезапно, у него сердце больное. Я бы хотела попросить молитв у всех православных христиан за раба божьего Николая. Он был человеком светлым. В молодости было много грехов и у него, и у меня. Потом мы повенчались, покаялись (я еще не во всем). Как мне о нем молиться? Я читаю Псалтирь».

– Читаете Псалтирь – это отлично, это частная молитва. Выше частной молитвы, чем Псалтирь, наверно, нет. Есть еще общественная молитва. На общественной молитве самое высшее – это проскомидия, вынимание частиц (когда подаешь записку). Поэтому так и продолжайте: читать Псалтирь и на проскомидии заказывать службы, чтобы вынимали частицы.

Что еще можно сказать? Раз попросили молиться, молиться будут все, кто услышал, я уверен. Православные христиане всегда отзывчивы. Удивительно, я помню, когда начал ходить в церковь, то увидел, что самые лучшие люди – в церкви: такие простые. Иногда я смотрел на них: как они одеты, что за прически?.. А потом, когда общался, видел, что это сокровище на земле. Кроме как в Церкви, я не встречал таких людей нигде.

Я не к тому, что я сейчас в Церкви; я же был вне Церкви. Я хотел служить в КГБ СССР. После армии  хотел поступить в Высшую школу КГБ, пришел в наше местное управление и говорю: «Я хочу в Высшую школу КГБ поступить». Мне говорят: «Ладно, заполняй документы, проходи медкомиссию». А потом меня проверили и говорят: «У тебя плоскостопие. Иди в светский вуз, мы тебя заберем». А ведь я хотел в «Альфу» попасть, заложников освобождать. А попал куда? Альфа и Омега. Стоит к Богу обратиться, Он тебе даст больше, чем ты даже представляешь себе.

Завтра мы поминаем усопших. Я хочу вспомнить одну историю, я пообещал прихожанам, что расскажу ее через прямой эфир. Думаю, всем интересно будет. Факт из жизни Олега Табакова; я лично был свидетелем, однажды мы с ним встречались. Это было в Саранске, я был ключарем кафедрального собора и сопровождал его по собору, все ему рассказывал. Ему было тогда больше 75 лет, это был примерно 2010 год. Я все ему рассказал и говорю: «У Вас есть желание подняться на смотровую площадку, посмотреть на Саранск сверху?» Он так с юмором говорит: «Желание есть, сил нет». Потом говорит: «Ну ладно, пойдем». Поднялись мы наверх, я все показал, рассказал. Спускаемся, и он так просто, искренне, очень натурально запел себе под нос: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим». Я про себя удивился: «Надо же!» Ведь не все знают эти слова. Он еще и мелодию грамотно спел и без какого-то пафоса. Вот чувства у него такие были...

Я об этом сразу вспомнил, когда в новостях стали передавать, что в понедельник на Крестопоклонной седмице отошел ко Господу Олег Табаков. У меня сразу в памяти тот момент и вот этот: в понедельник же мы тоже пели на службе: «Кресту Твоему поклоняемся...» Сегодня утром последний раз пели и занесли крест в алтарь. Вот интересный момент... И таких моментов у нас в жизни все-таки много. Я о том, что Бог очень близко с нами. И нам нужно быть осторожными – Он везде, не надо забывать об этом.

Ну а первые шаги в храме... Вот люди звонили – всё это первые шаги. Они у всех разные. И трудно сказать: нет, первый шаг должен быть таким... Но лучше, конечно, когда родители начинают ребенку горизонт показывать...

– Батюшка, время нашей передачи истекает, к сожалению. Благословите нас на прощание.

– Молитвами Богородицы, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Ведущий Михаил Кудрявцев, диакон

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы