Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

14 января 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

– Добрый вечер! С Обрезанием Господним! С памятью Василия Великого! С Новым годом тех, кто празднует! С преподобным Серафимом!

– Да, сегодняшний день собрал много событий. Каждый год так происходит, и каждый год в Обрезание память святителя Василия. Мы его празднуем настолько торжественно, что такое ощущение, будто праздник отходит немножко на второй план, хотя это великий праздник…

– Потому что Василий Великий… Недаром Церковь его называет великим: он, конечно же, учитель Церкви. И их немало у нас, носящих титул «великий». Но все-таки Василий особенный, гениальный человек. Такие гении очень редки в любой области: бывают гениальные композиторы, гениальные поэты, гениальные лингвисты, а бывают просто гениальные люди, которые, как царь Мидас, превращают в золото все, к чему прикасаются. Это потрясающие люди. И все суждения Василия Великого по любому предмету – даже ошибочные (так как он древний человек, некоторые его высказывания связаны с неправильным научным определением какой-то вещи, он этому следовал совершенно естественно) – все равно прекрасны. То есть это, конечно, особенный человек, и по своим бесстрашным христианским качествам он просто из ряда вон. Это христианин не с большой буквы, а с огромной, как Монблан.

– Совсем недолгая жизнь…

– Да, меньше пятидесяти лет.

– А судя по его плодам, которые он оставил нам, кажется, что этот человек прожил сто лет, не меньше.

– Да, оказывается, можно так много совершить.

– Господь особой милостью излил на него все дары, которые может вместить в себя человеческая душа, а другому человеку даже и одного дара не достается. Это зависит от избрания Божиего или от возможностей человека?

– Во-первых, это тайна, точно определить это нельзя. Есть такое понятие, как синергия; скорее всего это сочетание двух воль: Божественной и человеческой. А молодость его достаточно хорошо известна – как он стремился к знанию, как полюбил Христа… Не знаю, либо он, либо его товарищ Григорий (тоже гений, а плюс еще великий поэт) говорил: «У нас было только две дороги: школа и храм». Найдите мне юношу, у которого было только две дороги в жизни: храм и школа! Он так хотел учиться! Он освоил все науки своего времени, будучи еще молодым, тридцатилетним, и все это сложил к ногам Христа.

– И при этом свое крещение он сознательно откладывал, будучи верующим человеком.

– Да, у него была такая задача: креститься в тридцать лет, как Христос. Он счел это важным. У нас мода крестить сразу, как только человек родился, причем дальше из этого ничего не вытекает: никто ребенка не учит, в церкви он себя чувствует гораздо хуже, чем в «Детском мире», ребенку все незнакомо, никто ему ничего не рассказывает. Если сам случайно пробьется ко Христу, то слава Богу. А в основном бабушки или мамы очень сильно настаивают на том, чтобы обязательно крестить, но, к сожалению, это не увенчивается ничем. А он дает пример как раз очень трезвого и правильного христианского, евангельского подхода.

– У нас крестят с целью, чтобы можно было ребенка начать причащать как можно раньше.

– Такое бывает, но очень редко, большинство крестят просто так, «шоб було».

– Вопрос телезрительницы: «Ефрем Ватопедский говорил, что нужно чего-то бояться… Что-то, видимо, я не так поняла».

– Чего нужно бояться, очень легко запомнить. Бояться нужно двух вещей: первое – Бога, а второе – греха. Больше ничего не требуется, всего остального бояться не надо.

– Бояться греха – это понятно, потому что грех потом вводит человека в состояние богооставленности, то есть человек теряет все. А что значит бояться Бога?

– Это значит относиться к Нему и ко всему, что с Ним связано, с благоговением. Начало премудрости – страх Господень. Поэтому без благоговения вообще нет никакой религиозной жизни, человек не может веровать в Бога, если он не благоговеет перед Ним. Как раз страх Божий и есть благоговение.

– Частенько люди признают, что произносят имя Божие всуе.

– Да, заповедь Божия это запрещала еще со времен Моисея, потому что если человек всуе только одно имя Божие произносит, то он уже теряет благоговение. А теряя благоговение, теряет религию.

– Люди все равно считают, что в Бога верят и Бога любят.

– Ну, считать можно много чего. Я могу сейчас считать, сколько у меня денег в кармане, долго могу считать, но у меня там их нет. Можно обсчитаться, но от этого ничего не прибавится. Поэтому очень многие люди аккурат насчет себя, насчет своей веры глубоко заблуждаются. Большинство людей, считающих себя глубоко верующими, на самом деле глубоко верующие, только это вера бесовская; так же веруют и бесы. И сам сатана – глава всех бесов – глубоко верующий, но вера у него бесовская. Так же и большинство крещеных и некрещеных людей, ходящих и не ходящих в церковь, имеют веру бесовскую, а спасительная вера – только христианская.

– Ходящий в храм человек скажет: «Как же так! Я верую во Иисуса Христа».

– Об этом в Евангелии написано, только он, наверно, об этом никогда не читал, потому что вера бесовская не допускает любви к Евангелию. Если вера христианская, то тогда человек выучивает Новый Завет наизусть и каждый раз со слезами на глазах читает, впитывает, запоминает. А человек, который просто ходит в церковь и у которого ничего в голове не остается… Кто похищает? Похищают птицы, когда вышел сеятель сеять… Семя, которое сеет сеятель, – это слово Божие; Сеятель – Сам Христос, а птицы – это бесы. Человек ходит в церковь и не разумеет, потому что вера бесовская. Все предельно просто. А человек сам про себя может думать, что он папа Римский.

– Действительно, сказано, что не хлебом единым будет жив человек, а всяким словом…

– Словом Божиим.

– А к слову Божию нет ни любви, ни желания, ни стремления.

– А как можно любить слово Божие, не зная его? Как можно любить апельсины, никогда их не пробовав? Как можно любить поэзию, если человек никогда ее не вкушал? Это невозможно, потому что не всякое стихотворение – это поэзия, нужно еще уметь отличать стихотворение от поэзии.

– Когда человек в чем-то не разбирается, он говорит: «Это муть».

– Муть, конечно. А почему? Потому что он видит все мутно. Поэтому это абсолютная правда: для него это муть.

– Вопрос телезрительницы: «Отец Дмитрий, хотелось бы услышать Ваше мнение. К вере я пришла недавно, но уже кое-что читала и впитала, как Вы выше говорили. Так получилось, что родственник мне подарил книгу о Серафиме Саровском. Я ее читала, не могла оторваться и стала думать, как же мне когда-нибудь поехать в Дивеево.

К моему счастью, оказалось, что у нас в городе проводится выставка-ярмарка, где представляется икона Серафима Саровского с частицей мощей. Я, естественно, полетела туда как на крыльях, но впечатление от этой православной выставки-ярмарки у меня осталось какое-то тяжелое. Мне показалось, что все эти святыни, которые там были (не только эта икона), как-то не к месту на ярмарке, где звучат песни, слышатся шутки, смех, продаются не только церковные товары. Какое Ваше отношение? Может, я ошибаюсь».

– Ну почему Вы ошибаетесь? Это Ваше впечатление. Я тоже жанр так называемой православной ярмарки, где одновременно продают иконы и сапоги, как-то не очень приветствую. Есть на этот счет русская пословица: «Не надо путать Божий дар с яичницей». Хотя мне мой духовник говорил: «Яичница – это тоже Божий дар». Но речь идет не о том, что является Божиим даром, а что это некоторая профанация. Вы это заметили, я очень рад, что Вы начинающий человек, а у Вас уже появляется духовный вкус, это очень хороший залог правильной жизни. Поэтому Вам советую на будущее: как на крыльях не летать куда попало, а сперва разузнать. Теперь у Вас есть опыт, используйте его.

– Батюшка, насколько нужно таким своим опытом делиться с другими? Ведь часто люди, выражая свое мнение, говорят: «Ой, не ходи, там все так плохо!»

– Я бы предпочел не учить людей, если они не спрашивают. Но она начинающий человек и такой пустяковый вопрос излагала три минуты. То есть у нее не получится, поэтому я ей такую задачу не ставлю. Ей надо обязательно досконально все изъяснить, а то мы, дураки, не поймем.

– Вопрос: «Если я вижу, что человек меня обманывает, как лучше поступить: обличить его; прервать с ним отношения и больше не общаться; потерпеть в надежде на то, что Господь Сам его вразумит?»

– Вряд ли Господь Сам его вразумит. Не потому, что для Бога это невозможно, а потому, что для этого нужно покаяние этого человека и обращение его к Богу. Поэтому чтобы ответить на вопрос, мало данных. Как? В чем? Бывает, человек сознательно не обманывает, а привирает автоматически, даже не замечая этого за собой, без всякой корысти. Поэтому какой подход к нему выбрать в дальнейшем, этот человек должен решать сам.

– Тут еще зависит, наверное, от того, кто этот обманщик. Если это твой десятилетний сынок, то от него, так сказать, не убежишь.

– Тут у тебя колоссальный опыт, поэтому я умолкаю.

– Приходится искать к нему подход.

– Да.

– Вопрос: «Первый раз на исповеди было много народу, батюшка торопил меня, очень поверхностно пришлось исповедоваться. Нужно ли исповедовать эти грехи повторно?»

– Что значит «нужно»? Если у человека есть потребность, – пожалуйста, а если человек просто хочет поставить галочку, то просто дома аккуратно, красивым почерком напиши, отнеси батюшке эту записку и поставь аккуратную галочку, используя славянскую вязь.

– Вопрос телезрительницы: «Я читаю толкование на Деяния святых апостолов, там написано, что Иуда не удавился, его успели снять с петли, но он понес очень плохое наказание. Я хотела узнать Ваше мнение по этому вопросу».

(Далее диалог с телезрительницей.)

– У меня нет мнения, потому что тот писатель, которого Вы читали, – просто фантазер.

– Все-таки это Феофилакт Болгарский.

– Ну и что? А что выше? Феофилакт Болгарский, которого я очень люблю как толкователя, или Святое Евангелие, где сказано: шед, удавися?

– Получается, что не всем книжкам, которые благословляет церковное издательство, нужно доверять?

– Дело в том, что нужно понять смысл того, что пишет Феофилакт, с какой пастырской целью.

– Получается, я не поняла?

– Конечно!

– Может, Вы мне тогда растолкуете?

– Ну, успокойтесь! Иуда удавился. Запомнили? И в скобочках: «протоиерей Дмитрий Смирнов».

– Хорошо. Спасибо. Мне Ваше мнение очень важно.

– Вот!

– Я еще хотела узнать, как Вы относитесь к Головину. Сейчас очень популярны его проповеди и молитва по соглашению.

– Я не знаю, кто такой Головин. Любое соглашение между людьми (допустим, между начальством Северной Кореи и Южной) я приветствую. А если люди хотят вместе помолиться, – на здоровье!

– Меня немножко смущает его форма.

– Меня никакие формы не смущают, лишь бы люди молились, но только не относились к молитве как к какому-то магическому действию.

– Вот! У меня почему-то складывается такое впечатление.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Вопрос: «Знаю, что по жизни имею много грехов. С одним рассталась раз и навсегда, исповедовала его и не хочу к нему возвращаться. Но почему-то так же легко не могу убрать из жизни остальные. Может, уделяю этому мало времени (у меня трое маленьких детей)? Или другая причина?»

– Причин может быть тысяча пятьсот. И главная причина – любовь к этому греху. Один человек любит этот грех больше, другой – меньше. Одним грехом человек грешит ежедневно и не замечает его, поэтому никак не может начать с ним борьбу, а другой грех как гвоздь в глазу торчит и не дает житья, совесть мучает и так далее. Я все полторы тысячи не буду определять, но причин очень много.

– То есть если человек с каким-то одним грехом легко справился…

– Это Господь ему подает знак: «Сынок (или дочка), Я тебя слышу! Давай переходи к следующему». Такой закон духовной жизни: как только один слой грехов снимешь, обнажается второй, и их там много (человек даже не знает – сколько). В определенный момент многолетней борьбы он однажды увидит, что этих грехов как песка морского. И тогда, как говорит Петр Дамаскин, знай, ты положил начало покаянию.

– Приходит человек и говорит: «Три дня назад исповедовался и причащался, ничем не согрешил».

– Молодец! Я всегда задаю такой вопрос: «А совершаешь ли ты непрестанную молитву?» Сразу выясняется, что нет, а в Писании сказано: «Непрестанно молитесь». Или спрашиваю: «А почему у тебя такая мрачная рожа?» Ведь сказано: «Всегда радуйтесь». Поэтому ты согрешаешь отсутствием радости и тем, что не молишься непрестанно, молитву нельзя прерывать. Вот и все. Просто человек не понимает ни что такое грех, ни что такое покаяние, он находится в нетрезвом состоянии (я не имею в виду алкоголь), он неправильно оценивает свое бытие.

– Вопрос телезрительницы: «Отец Дмитрий, Вы очень большой авторитет для меня и для моего мужа. Я бабушка внучки трех лет, которую крестили с трудом. Сын верующий, православный, ходит в церковь, когда жена не замечает. Она запрещает внучке рассказывать о Боге и запрещает ее причащать. Со стороны бабушки я что-то могу сделать? Или все это пустить на самотек и просто наблюдать? Она угрожает сыну разводом».

– Про нее я уже все понял. Какой вопрос ко мне?

– Что я могу предпринять как бабушка, чтобы исправить это положение?

– Надо молиться о том, чтобы девочка выросла христианкой. И пока гнется спинка и ножки, еще к молитве прилагать земной поклон. Вот и все. Во всем остальном оставить маманю в покое, это не Ваша дочка, а ее. Вы воспитали своего сына, который не стал христианином, поэтому он и выбрал себе такую жену (не христианку). И вместо того чтобы строить домашнюю церковь, теперь будет со своей женой мучиться оставшуюся жизнь. Но это же Ваша вина, вот и терпите, пожалуйста, за Вашу вину. И чтобы вину сделать поменьше, молитесь за внученьку. Ваша любовь к внучке (я теперь знаю, что это такое) сможет и чудо сотворить. Но не сразу, а лет, может, через двадцать. Дай Бог Вам доброго здоровья!

– Спаси Господи, отец Дмитрий! Здоровья Вам.

– Пожалуйста! От всего авторитета Вам низкий поклон!

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Вопрос: «В какие места следует ездить в паломничество, чтобы исцелиться?»

– Их так много, что жизни не хватит! Потому что исцеление зависит не от места, а от веры, от того, сколько привезешь веры в это место. А вера содержится в сердце, а не в каком-то географическом пункте.

– Не каждому человеку по здоровью добраться, например, даже до святого места в его городе.

– Не каждому. Но некоторым людям не по здоровью, а по деньгам можно нанять четырех человек – и они его отнесут на носилках. Варианты могут быть разные.

– На этой неделе праздник Крещения Господня. Огромное количество людей будет окунаться в прорубь именно с тем, чтобы получить исцеление и очищение.

– Если вера есть, будет и очищение, и исцеление. И даже ума может прибавиться, если молиться с верой: «Господи, прибавь мне ума, хоть на четверть». И если с верой, не сомневаясь, просить у Бога, обязательно Бог прибавит ума.

– Вопрос: «Разумно ли одинокой женщине с умеренным доходом, проживающей в Канаде, усыновить ребенка из России? Мучают вопросы: возможно ли правильно воспитать ребенка в антихристианском обществе, да еще и в неполной семье?»

– Ни в коем случае не отдадим в Канаду, потому что Россия не отдает детей в страны, где существуют однополые браки. Поэтому ничего с этим не выйдет.

– Вопрос: «Мою дочку крестили в реанимации через несколько дней после рождения. Крестил священник, но это заняло у него минут пять-десять; значит, заклинательные молитвы над моей дочкой не были прочитаны? Сейчас это выяснить никак не удастся, так как тот священник уже умер. Как быть? Нужно ли сейчас прочитать священнику эти молитвы над моей дочкой? Дочка болеет. Может быть, прочитать их – и она поправится?»

– Нет, заклинательные молитвы о другом. Поэтому, как принято говорить у нас,  советских людей, этот поезд уже ушел.

– То есть здесь все-таки нужно искать причину болезни и исцеление в другом…

– Нет, причина болезни есть всегда, но у нас есть церковные таинства, и маленькую девочку нужно чаще причащать.

– Вопрос: «В этом году дочке пришло время идти в первый класс. После долгих и серьезных раздумий я решила оформить семейное образование и учить дома дочь самостоятельно. Но начальница на работе, после того как узнала о моем решении, поставила вопрос ребром: или я отдаю дочь в школу, или ухожу с работы. Свою работу я очень люблю, к тому же я одинокая мама, зарплата – единственный источник…»

– Между прочим, можно на начальницу подать в суд, потому что она совершенно не имеет на это права. Это законная, данная нам Конституцией форма. Мы совершенно не рабы у наших начальников. Поэтому ее можно обвинить в превышении полномочий, а это статья.

– Но, как всегда, страх перед начальником…

– Повторяю второй раз за сегодня...

– Бояться нужно только…

– Кого?

– Греха и Бога.

– Правильно! Слышали?

– Вопрос телезрительницы: «В татарском поселке просили построить церковь. Два года назад было наименование ее в честь Николая Угодника, но мэр переименовал в в честь Александра Невского (ради своего умершего отца). Приход хотел в честь Николая Угодника. Правы мы или нет? Дело в том, что меценат просит или в честь Николая Угодника, или Божией Матери, или Сергия Радонежского, потому что начало строительства выпало на 700-летие прославления Сергия Радонежского. Уже поставили купола, и скоро освящать... Правы мы или не правы? Считать это тщеславием мэра? Или мы виноваты?»

– Тут все очень просто: мэр дает деньги на строительство храма?

– Телезрительница: «Мэр на храм, как только с ним поговорили, ни грамма денег не дает».

– Ну и все! Тогда мэр тут ни при чем. Только епископ. Напишите жалобу владыке, и он решит все вопросы (и с мэром тоже).

– Вопрос: «Есть страх перед будущим: вдруг не смогу работать и содержать семью; есть желание найти дополнительный заработок. Или не стоит сомневаться в завтрашнем дне и “он сам о себе позаботится”?»

– У меня такой страшный страх, что пока я буду отвечать на этот вопрос, рухнет потолок и меня погубит, поэтому я даже не будут отвечать на этот вопрос (уж очень у меня большой страх). А вдруг? Очень страшно!

– Вообще страх – это мощная движущая сила.

– А как же! А деньги? Есть еще сильнее – любовь.

– К деньгам.

– К деньгам тоже. Любовь, например, к вождению автомобиля. Человек настолько любит водить автомобиль, что даже в дребезину пьяный садится за руль и давит ни в чем не повинных людей. Потом сидит в тюрьме (если, конечно, денег у него мало). А когда денег много, то дави сколько хочешь – все будет в порядке.

– Удивительно, но единственная любовь, которая человека может сделать действительно чище, лучше, ближе к Богу – любовь к Богу, – оказывается на самом последнем месте.

– К сожалению, не у всех она вообще есть. Но если есть любовь к Богу, то, конечно, она преображает человека… Человек, который вопрошал, он же не о Боге думает.

– Да, о черном дне.

– О черном дне. Он любит черный день, ждет, когда он наступит. Ждешь? Наступит, не волнуйся!

– Это, конечно, удивительное свойство: чего человек боится, то и приходит. Иногда страх чудной и невозможный, а потом действительно человек говорит: «Вот, я же говорил!»

– Да, говорил.

– Вопрос: «Мы с женой родились на Украине. Любим русский язык и Россию, хотим воспитывать наших детей в русском духе, а на Украине сейчас с этим проблематично. Решили переезжать в Россию, но здесь остаются наши родители, родственники, для них это большой удар. Как, по Вашему мнению, должен поступить христианин: переезжать нам или остаться ради родни?»

– Родня родне рознь, поэтому я дерзну напомнить о том, что дети – это тоже родня.

– Вопрос телезрительницы: «Я русская, христианка...»

– И я русский! Вот здорово, совпадение!

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Но у меня очень лежит душа к исламу.

– Отлично, а что ж Вы до сих пор мучаетесь?

– Я очень хочу стать мусульманкой, но боюсь.

– Зря… Вы во всей полноте узнаете, что такое жизнь мусульманской женщины. Я заранее Вас поздравляю!

– А это является грехом перед христианством?

– А что такое грех?

– Менять веру – предательство Христа.

– Ну вот видите как! В мусульманстве за это голову отрезают.

– А что мне делать, если я готова стать настоящей мусульманской женщиной? Я очень много про это читала, очень много про это знаю, и у меня просто душа тянется к этому.

– В исламе женщина не наследует вечную жизнь. Она по сравнению с мужчиной существо совсем не первого сорта. Вам надоел Ваш первый сорт?

– Меня очень удивил Ваш ответ по поводу вечной жизни.

– Вы же ничего не знаете и не понимаете в христианстве. Что тут удивляться-то? И про ислам Вы ничего не знаете.

– Я очень много читаю литературы по исламу…

– Вы читаете литературу определенного толка, которая Вас как бы перевербовала. Например, задам такой детский вопрос: «В каком году родился Иисус Христос?»

– В нулевом.

– А в каком году родился Мухаммед?

–  В тысяча… Секунду…В 647 году.

– Вы выучите текстик, тогда и будем разговаривать.

– Нет, я просто не ожидала… В 647 году родился пророк Мухаммед.

– Так что вопрос выбора веры – это решение всегда самого человека. Но чтобы выбрать товар, допустим, даже на рынке, чтобы не купить то, что не нужно, надо знать что  покупаешь. Понимаете? Вы читали Новый Завет?

– Нет, только Евангелие.

– Евангелие читать – это совсем неплохо, но Вы почитайте Новый Завет, почитайте Коран.

– Я читаю.

– Хорошо, потом возьмите и сравните. Сходите в мечеть, сходите в храм…

– Я хожу и туда, и туда.

– Вот и сделайте сознательный выбор…

– Батюшка, понимаете, я чувствую, что…

– Я все понимаю. И я даже понимаю, что для женщины значат чувства. Это сильнейший фактор, но, к сожалению, этот фактор порой заслоняет ум. Вот это, конечно, серьезное дело.

Ведущий:

– Главное – дальше-то что?

– Так дальше там начнется! Если человек принял христианство, он знает что дальше, а если принял ислам и разочаровался, он может голову потерять. Не вздыхайте (батюшка телезрительнице). Во всяком случае, я человек уже старый, советую бесплатно: не спешите с этим выбором. Для женщины обрезание необязательно, Вам ничего, так сказать, делать не надо, поэтому не спешите. Свинку не хотите есть – не ешьте.

(Продолжение диалога с телезрительницей.)

– Может быть, просто у меня душа мусульманки? Такое может быть?

– Каждая душа – это уж я точно знаю, руку на сердце кладу – по природе своей христианка.

– Я тоже об этом много читала и тоже это чувствую, но не понимаю, почему миллионы людей в исламе…

– Не миллионы, а миллиарды.

– Они все попадают в ад?

– Никуда они не попадают, они уже попали. Вам надо съездить в государство ИГИЛ – группировку, которая запрещена в нашем государстве. Одна студенточка съездила, сейчас  сидит в тюрьме. Она студентка МГУ. Тоже, как она говорила, читала много книг… Сейчас в тюрьме другие книги читает. Не знаю, сколько ей дали, не знаю, сколько Вам дадут…

– Нет, я не поеду туда.

– Но тот человек, который Вам книжки давал, тоже сядет. Сейчас вышла специальная статья.

– Вы сказали, что бывает вера бесовская. Это как?

– Человек думает, что он верует в Единого Истинного Бога, а на самом деле верует в шайтана.

– Если я прихожу в церковь, исповедуюсь, причащаюсь, – это бесовская вера или нет?

– Разумеется, конечно. Вы же мусульманка, а причащаетесь…

– Я еще не мусульманка.

– А душа-то Ваша уже поплыла. Чтобы Вам исповедоваться и причащаться, нужно в этом грехе покаяться и тогда уже, если Вас допустит священник, причащаться. А если Вы причащаетесь, то Ваша вера – извращение, Ваша душа уже вся изолгалась. Вы что, не чувствуете этого? Где же Ваши чувства, о которых Вы давеча говорили?

– А если я не могу от души в этом покаяться, не получается у меня?

– А зачем же тогда Вам причащаться?

– Поэтому сейчас я перестала причащаться.

– Значит, шайтан, которому Вы служите, уже достиг очень многого в борьбе за Вашу душу.

– Понятно. Хорошо. Спасибо Вам, батюшка.

– Только что тут хорошего, моя милая? Ничего тут хорошего даже на капельку из пипетки я не вижу абсолютно.

– Батюшка, я слышала очень много Ваших интервью, где Вы говорили, что ислам гораздо чище и гораздо более сильная религия, то есть верующие люди там по-настоящему верят в отличие от христианства.

– Знаете, все, что я говорил, во-первых, записано на видео.

– Я смотрела видео.

– Это я произносил в Церкви, и никогда ничего подобного, что Вы здесь произнесли, я не говорил. Я говорил, что в связи с тем, что наш народ в массе своей отрекся от веры, будущее у нас за исламом. Пройдет два десятка лет, и мы в этом убедимся. Потому что то жена против того, чтобы девочку водили в церковь, то муж жену не пускает в церковь и так далее. Они хотят ислама! Там их никто не будет спрашивать, будут головы отрезать, пойдут как миленькие… В Турции, Вы думаете, одни турки? Там и русских полно, и украинцев, и армян, и греков, их заставили силком – вот что я говорил. А что чище, сильнее… Если сильнее, то давайте воевать – тогда увидим! Сколько Турция против нас воевала… И где эта Турция?

– По Вашему мнению, ислам – это бесы? Или это просто другая религия?

– Это другая религия. Но моя религия – это христианство. А бесы – это та религия, которая Ваша.

– Я пока еще не определилась ни с какой религией.

– Как не определились? Посмотрите, Вы уже занесли обе ноги.

– Я еще не приняла решение: буду я в исламе или в христианстве.

– Я Вас услышал, только у меня другое мнение. Я имею право на другое мнение?

– Да, конечно.

– А так у меня много друзей-мусульман, и из татар, и из кавказцев, и мы друг друга прекрасно понимаем, и я знаю пятерых муфтиев, лично знаком. Мы относимся друг к другу с уважением.

– Женщина в исламе не наследует вечную жизнь. То есть я в любом случае погибну после смерти?

– Да. Но почему погибнете? Я не знаю, что там будет. Вы же ничего не знаете, Вы темная, бедная, заблудшая женщина. Специально для Вас составили тексты на основании, может быть, даже божественных книг ислама, Вам дали почитать, и Вас это очаровало. Это обыкновенная пропаганда.

– Нет, все немножко сложнее.

– Это для Вас сложнее, а для меня это уже как разгрызенные семечки.

– Я благодаря исламу обратилась к Церкви и многое о ней узнала…

– Ну что Вы узнали о Церкви, когда Вы о ней ничего не знаете! Сколько раз Вы читали Коран?

– Я его читала полгода каждый день. Я могу примерно сказать. Может быть, раз…

– А я два раза от корки до корки прочел Коран.

– Полностью я ни разу не прочитала.

– Ну вот, давайте. А потом поговорим.

– Спасибо большое.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Говорят, нам пора закругляться. Всего Вам доброго, дай Бог здоровья и обрести истину в Боге. До свидания!

– Спасибо, батюшка, за передачу!

– Пожалуйста, рад стараться! Ну, теперь готовиться, что башку отрежут…

Ведущий: протоиерей Александр Березовский

Записала Анна Солодникова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы