Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

14 мая 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Алексий (Вылажанин), благочинный Петропавловского округа Московской (городской) епархии, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове, член Канонической комиссии при Епархиальном совете города Москвы.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Сегодня мы постараемся ответить на те вопросы телезрителей, которые они нам время от времени присылают, но которые пока остались без ответа. Первый вопрос: «Моему сыну 38 лет, пьет, не работает, лечиться не хочет, дома может с отцом подраться. Когда ему что-то говорят, он очень агрессивно отвечает...» Они ему оплачивают квартиру, кормят его, одевают. Родители уже устали, им хочется стать жестче. И в то же время жалко его. Спрашивают, что делать в этой ситуации и как помочь сыну. Нельзя же его выбросить на улицу.

– Что посеем, то и пожнем. Вот эта наша жалость, которую мы проявляем к своим детям, вначале маленьким… Потом, когда они подрастают, им хочется быть самостоятельными и проявлять свою волю, не нести никакой ответственности, а нам их все равно жалко. Когда уже надо идти работать и помогать своим родителям, они не хотят этого делать, и нам их жалко, мы продолжаем их держать на своей шее. И потом, к сожалению, получаем вот такой результат, когда, может, посеянное доброе семя подавляется этими плевелами лени, нежелания, отсутствия стремлений к чему-либо.

А зачем ему куда-то стремиться, что-то делать, когда есть родители, которые оплачивают квартиру, с голоду умереть не дают? На водку он где-то находит; видно, хватает, поэтому пьет. Зачем еще человеку работать? Пока мы будем потворствовать греху (а это потворствование), так и будет. Он взрослый, самостоятельный, не инвалид, не немощный, у него есть руки, ноги, уже надо браться за ум в 38 лет и самостоятельно жить. А родители молиться должны за своего сына, молиться Богу, слезно просить, чтобы Господь простил им грех нерадения в воспитании. Где-то, может быть, что-то упустили в воспитании своего ребенка, что позволили ему таким вот вырасти.

– То есть всегда нужно искать причину; как говорится, зри в корень.

– Дело в том, что дальше будет еще хуже. Пока ему 38 лет, родители еще помогают, а завтра родители будут совсем старые и немощные, а он будет опять требовать с них, а послезавтра они умрут – и что он будет делать? А он уже работать не сможет, он не привык, он не хочет, он не привык к труду. Не зря же говорят: «Хочешь помочь человеку, не давай ему денег, а дай лопату и научи его трудиться».

– Бывает так, что просят у тебя... Я помню, приходили к нам домой, многие просили, кто хлеба, кто что. Почему-то мне всегда было жалко их. Я помню, один раз дал хлеб (что было на столе, то и дал). Выглянул в окошко, смотрю: хлеб уже валяется в стороне от дороги. То есть человеку нужны были деньги. С моей стороны была милостыня, и все равно это все пропало.

– Господь-то Вашу милостыню принял... Беда сегодняшнего мира, к сожалению, заключается в чем? Священники в храмах в очень тяжелом положении находятся, потому что огромное количество людей приходит, прося какую-то помощь. Где провести грань между теми, кто действительно нуждается, и теми, для которых это является заработком? Очень сложно, и иногда приходится отказывать. «Нам кушать не на что». А когда предлагаешь им покушать или даешь какие-то продукты, они говорят, что им это не надо, им денег надо. Поэтому это тоже наводит на какую-то мысль. Когда человеку нечего кушать, он благодарит за все, что ему дают. А когда нужны деньги... Понятно, что разные ситуации бывают.

И вот у священника каждый раз дилемма, как ему быть. С одной стороны, просят-то ведь не сто рублей. А ведь на каждом приходе есть свои проблемы, свои прихожане, которые тоже нуждаются, которым тоже надо помогать. Это внутренняя борьба, которая идет в каждом. Как христианин я должен бы помочь. И, наверное, там, где батюшка может это делать, он это делает в том размере, в котором может. А то приходят к нам на дом, то доехать куда-то не хватает, а бывают случаи, когда говоришь: «Поедем, возьму билет, на поезд посажу». – «Нет, не надо». И убегают, не хотят. Такие случаи тоже часто бывают. Или начинаешь проверять человека, который говорит, что у них дом сгорел, там-то они живут... «Сейчас проверим» – и опять человек исчезает, его нет. Поэтому для некоторых это является заработком, а человек истинно нуждающийся, может быть, попадает в число таких людей, которым нет веры. Это очень страшно. Для каждого священника, к которому приходят, это очень тяжело.

– Вы знаете, тот, кто действительно нуждается, может быть, даже постесняется попросить, не желая создавать другим проблемы. И такое бывает. Мы даже не знаем о тех людях, которые действительно нуждаются, просто они есть среди нас, им тяжело, но они об этом даже никогда не говорят.

– Такое бывает очень часто. Я часто привожу пример: у меня на приходе, где я служил, была одна бабушка, очень старенькая, она никогда никого ни о чем не просила, причем жизнь у нее была очень тяжелой. Там были родственники, которые жили отдельно, которые обирали ее, забирали последнее: и пенсию, и продукты. Но она никогда не жаловалась, никогда ничего не просила, однако люди знали, приходили к ней, помогали как-то. Господь не оставляет таких людей, рано или поздно Он покажет или пошлет человека доброго, хорошего, который поможет. Не зря же Господь в Евангелии говорит: «Не заботьтесь о том, что вам поесть и во что одеться, ибо Бог и птиц питает, и цветы одевает так, как Соломон во всей своей красоте, в своем богатстве не одевался». Поэтому, конечно, человек – любимое творение Божие, и Господь никогда его не оставит. Другое дело, что нам, людям, иногда бывает нужно больше, чем нам дают, как нам кажется.

– А если ты знаешь, что этому человеку нельзя давать деньги (хлеб или что-то другое он не возьмет, но просит), что делать? Не даешь деньги, может, помолиться за этого человека, какую-то пользу этим принести? Потому что говорится, что, может, это Христос пришел, а ты Его отверг сейчас, не дал милостыню. Вы говорите: сложная дилемма всегда перед священником, перед православными. Все-таки что делать?

– Если есть возможность помочь, если сердце твое готово... Знаете, как говорят многие старцы? Милостыня твоя в руке должна запотеть. Когда ты легко берешь и отдаешь, во-первых, ты сам цену этим деньгам не понимаешь; значит, как они к тебе пришли, так от тебя и уходят. Если ты зарабатываешь эти деньги достаточно тяжелым трудом, то, наверное, где-то и цену знаешь, как ими надо пользоваться для тех людей, которым ты хочешь помочь. Помочь – это не значит дать денег. Это значит дать человеку возможность зарабатывать.

Да, можно помочь одноразово, но чтобы это не было нормой. Как с тем человеком, о котором Вы говорили: сел на шею своим престарелым родителям почти в сорок лет и ничего не хочет делать (не то что не может). У нас в Москве часто бывает, когда люди говорят: работы нет, этого нет, того нет. Но почему-то из других регионов приезжают, находят работу, зарабатывают какие-то деньги. А у нас не хотят работать. «За маленькую зарплату я не пойду, сразу давай большую». Ты еще покажи, что ты можешь что-то зарабатывать. Вот это беда нашего сегодняшнего общества. Мы отучились работать и хотим, чтобы все в жизни было легко и просто. Телевизор нам показывает, что в жизни должно быть все легко и просто, все фильмы. Не колхозник или работник какого-то завода живут хорошо, а банкир, бандит, чиновник. Вот они живут хорошо.

– Но они же тоже работают.

– Работают.

– Не спят, ездят.

– Да, но у нас показывается это все немного с другого ракурса.

– У меня тоже много разных сфер деятельности, когда и учиться приходится, и работать, и семью кормить, и так далее. Думаешь, зачем все это делать? Может, сидеть книжки читать, созерцать мир, ездить куда-то, путешествовать?

– Но у Вас есть ответственность перед семьей, понимаете?

– Опять же; и никуда не денешься.

– Это всегда было. Допустим, взять русское монашество, два течения: Иосиф Волоцкий и Нил Сорский. Два отношения к монашескому деланию. Причем оба причислены к лику святых, между собой никогда не было у них никаких противоречий. На самом деле личный монашеский аскетизм присутствовал и там, и там. Только один говорил, что монах должен жить подаянием, то есть читать книги, молиться, заниматься созерцанием и единением с Богом. Это тоже правильно, человек уходит от мира, как пустынники уходили и полагались на Бога. А преподобный Иосиф говорил, что монах должен трудиться, монастыри должны иметь собственность, но не для личного обогащения, а для того, чтобы этим трудом и этим достоянием, которое есть у монастыря, служить окружающему миру. Когда у тебя ничего нет, чем ты накормишь приходящих и просящих у тебя? А он по нескольку тысяч человек в день в голодные годы кормил. Пользуясь своим авторитетом, он занимал деньги, для того чтобы купить зерно, муку и раздать нуждающимся людям. И к нему шли. Вот два пути.

Монаху проще, он отвечает за себя, а когда человек обременен семьей, он отвечает еще и за семью. Конечно, хорошо сидеть читать книжки и ничего не делать. А когда еще дети появляются, которые хотят есть и смотрят на тебя голодными глазами, каким надо обладать сердцем или насколько быть бессердечным, чтобы не видеть этого? Бросишь все и побежишь, на любую работу согласишься, для того чтобы что-то сделать для своих близких. Вот к этому надо стремиться, на этом надо воспитывать наш народ, особенно нашу молодежь.

– Многие священники даже замечают, что нынешнее поколение не ценит то, что имеет. Даже, бывает, если имеешь маленькую зарплату, как говорил один мой знакомый священник, если ты еле-еле тянешь, все равно работай, цени то, что имеешь. Значит, Бог тебе дал сейчас эту деятельность.

– Что значит сейчас? Человек недоволен всегда: зарплатой, условиями труда, и в советское время так же было. Все всем довольны были? Да тоже не всем, хотя и определенный достаток был.

– Такова наша действительность.

– Да, все зависит от человека. Один живет: «Слава Богу за все: и за трудности, и за скорбь, и за радость»; все умеет принимать как дар Божий. А другой не хочет принимать это как дар Божий, всегда ему нужно что-то большее. Часто приходят люди: начальник плохой. Ну, уйди с работы, если не нравится начальник. Не хочешь уходить, значит, терпи, он начальник. Не факт, что завтра ты, став начальником, во-первых, справишься с этой работой, во-вторых, будешь лучшим начальником, чем тот человек, который стоит над тобой. Поэтому надо все принимать со смирением. Если Господь дает понести крест, наверное, надо его понести безропотно. Если Господь дает радость, надо поблагодарить за то, что Он дал радость. Зарплата не устраивает? Ищи работу там, где она тебя будет устраивать. Но, опять же, мы не хотим много работать. Критерий не в том, чтобы больше поработать и больше получить, а в том, чтобы меньше трудиться, но получать больше. Вот к чему стремится сегодняшнее поколение.

Сегодня даже работодатели предпочитают брать на работу не молодежь, закончившую вузы, а людей среднего возраста, которые, во-первых, имеют опыт работы и не имеют каких-то таких амбиций. Потому что приходит молодой человек: «Дайте мне зарплату сто тысяч, за меньшую я работать не буду». А о работе и представления не имеет, опыта нет. Да, есть какие-то теоретические знания, но иногда теория от практики очень сильно отличается. Поэтому иногда проще взять человека, который уже имеет опыт, знает, как эти деньги зарабатываются. Он ценит свою работу и умеет работать.

– Вопрос телезрительницы: «Меня интересует вопрос по поводу посевной. Сейчас вот земля подошла. И праздник большой надвигается. В это время можно работать на земле?»

– А почему же нельзя? Праздник будет один день, в четверг. Что мешает посевной? Она же не одним днем проходит. Поэтому один день в жизни ничего не решает. Наши предки как-то умудрялись и зерно сеять, и картошку сажать, и Богу молиться. А мы сейчас не успеваем ничего. Поэтому рачительный хозяин успеет сделать все, нерадивому сколько ни дай времени, все равно ни на что не хватит. Поэтому надо уметь планировать свое время. Не зря же говорят: Богу Богово, кесарю кесарево; время собирать камни, время разбрасывать. Таких примеров можно много привести. Работать в праздник? Наверное, есть такая работа, которую невозможно отменить, когда человек работает в больнице, в реанимации или еще где-то. Или пожарник, когда горит дом… Там не важно, праздник большой или небольшой, ему надо ехать, помогать, спасать.

– Военные на посту...

– Безусловно. Но есть работа, которую мы можем планировать, и один день в жизни ничего не решает. Поэтому надо быть мудрее, Господь тогда будет помогать по-другому. Будьте с Богом. Мы же не хотим быть с Богом, мы всё выкраиваем, как удобнее Бога прикрепить к нашей жизни, а не самому отдаться в руки Божии и жить с Богом.

– Вопрос от телезрителя: «Как научиться любить людей, как перестать завидовать?»

– В свое время был документальный фильм про Псково-Печерский монастырь, и там есть кадры, когда отец Иоанн Крестьянкин проповедует в Михайловском соборе. Смысл такой, что Церковь учит нас любить всех, не только тех, кто нас любит, но вообще всех. Может ли человек это делать? Он отвечает на этот вопрос: «Нет, не может». Но тут же поправляется: «Но мы должны, потому что мы христиане».

Как научиться любить? Научиться сострадать для начала, научиться видеть свои грехи и не обращать внимания на грехи других людей, потому что каждый из нас ответит за свои грехи. Тогда, наверное, любовь появится. Надо научиться любить Бога. А мы же, как эгоисты, чаще всего любим себя. Любовь к окружающим происходит через призму нас самих, любимых. Мы любим тех, которые любят нас. Мы не можем любить тех, которые к нам относятся или равнодушно, или негативно. То есть мы отдаем той же монетой. А мы, как христиане, должны вести себя противоположно. Просите у Бога, чтобы Господь дал. Ведь все, что Господь дает нам, – это дар: дар любви, дар смирения, дар терпения. Этому всему надо учиться. С неба просто так ничего не падает. Это тяжелый труд, который стяжается годами молитвенного делания, как это было у преподобных отцов, вообще у святых угодников, как показал нам тысячелетний пример Церкви. Поэтому просите у Бога научиться любить, старайтесь смотреть внутрь себя, тогда научитесь любить и окружающий Божий мир, который дал вам Бог, – когда будете видеть свои грехи, когда будете понимать, что вы самые грешные на земле, а все остальные лучше. А если они лучше, значит, вы должны их любить.

– Следующий вопрос: «Почему покойника поминают через год после смерти?»

– Во-первых, покойников поминают не только через год после смерти, есть особые дни поминовения после кончины: девятый, сороковой и годовщина. Почему мы поздравляем друг друга с днем рождения? Потому что это какое-то определенное событие в нашей жизни. Почему мы вспоминаем наших усопших сродников в день их кончины? Это день, когда они от жизни временной отошли в жизнь вечную. Это не значит, что только в этот день мы должны о них вспоминать. На каждой утренней молитве, когда мы молимся, мы должны их поминать. Когда мы идем в храм, пишем записочки или просто стоим молимся. Когда поминание о упокоении, в этот момент мы тоже должны за них молиться. То есть память мы должны иметь не раз в году, но всегда. Это как день рождения, как рождение от жизни временной к жизни вечной. Поэтому годовщина вспоминается не только первая, но и последующие.

– Вопрос телезрителя: «Если кушать два раза в день досыта, с благодарением Господа,  это будет являться чревообъядением или нет?»

– Главное, благодарите Бога перед тем, как кушаете, и после того.

– Телезритель: «Я имел в виду, когда досыта кушаешь...»

– Опять же благодарите Бога, что Господь сегодня Вам дает возможность досыта кушать и Вы не ощущаете чувства голода. А когда нужно будет, Вы созреете сами духовно и поймете, что если это не вредит Вашему духовному росту и духовному деланию, то абсолютно ничего в этом страшного нет. Вот если это становится Вашей страстью, которая перерастает от сытости к перееданию, чревоугодию и к страсти потребления этой пищи, это уже будет грех. Поэтому умейте благодарить Бога за то, что Господь посылает. Дает сегодня сытость – слава Богу!

– Следующий вопрос: «Признает ли Церковь невенчанный брак? Родственники говорят, что к венчанию нужно прийти. И вообще как понять, что пора венчаться?»

– Во-первых, для того чтобы понять, надо венчаться или нет, надо дать себе ответ на вопрос: верующий ли я человек? Из этого будет вытекать все дальнейшее и последующее. Если я человек неверующий, но думаю, что надо повенчаться, тогда венчаться лучше не надо (с таким понятием, что это модно или это традиция такая). Это все-таки таинство, и это должно быть совершено осознанно. А если я человек верующий, то, соответственно, надо стараться и спутника жизни себе искать по духу такого же, который будет тебя понимать. Тогда это взаимная ответственность. Оба понимают, что на жизненном пути не только цветочки будут встречаться, но иногда и шипы попадаться, и колючий репей будет прилепляться. Через это надо пройти вместе, но с верой в Бога человеку можно все это преодолеть. Когда люди осознанно к этому подходят, тогда они должны приступать к таинству венчания. И вообще надо вступать в брак осознанно, понимая, что это один раз. Второго раза не должно быть. Не надо так, как сейчас: поживу в гражданском браке (даже не в гражданском законном, а просто сожителями будем)… Поживем, привыкнем, посмотрим, подойдем мы друг другу или не подойдем (непонятно, по каким параметрам), потом разбежимся. Потом страсть, любовь проходят, а деваться некуда: ребенок появляется. И потом в этой семье начинает один от другого гулять, потому что страсть появилась в другом месте. Не расстаемся, потому что ребенок еще не вырос. Страдает тот же ребенок. И все эти отношения. Поэтому, прежде чем думать о таинстве Венчания, задумайтесь над вопросом, верующий ли вы человек. И если верующий, значит, это для вас.

– А ведь в этой ситуации люди продолжают жить вдвоем. Получается, живут в блуде,  грехе? Или Церковь признает, что брак есть, но невенчанный?

– Есть сожительство двух людей, полноты брака все равно в этом нет, потому что это брак, не освященный Церковью, не освященный Богом. И как верующие люди, мы не можем сказать, что это полноценный брак. Если он полноценный, что их тогда сдерживает, чтобы принять венчание? Значит, они просто пока еще не готовы, просто еще не созрели, просто к этому еще не пришли. К каждой конкретной ситуации, считаю,  приходской священник должен подходить ответственно. А то у нас бывает как иногда? Один из супругов верующий, другой нет, один готов венчаться, второй не хочет. Тому, который ходит в храм, батюшка запрещает причащаться, потому что тот живет в невенчанном браке. А может, батюшке надо бы вникнуть в ситуацию? Вместе с этим человеком помолиться, чтобы Господь как-то вразумил вторую половину. Ведь через напор добиться ничего невозможно, а молитвой и верой первого, может быть, Господь и приведет второго человека к браку.

Первые века христианства нам показали, что были семьи, где были верующий и неверующий, где один член семьи был крещеный, а второй был вообще чуть ли не гонителем веры. Но они жили, они любили, потом через любовь, через эту жертву и второй член семьи приходил ко Христу. Другое дело, когда оба ходят в храм, но не хотят венчаться, тогда возникает вопрос: а верующие ли это люди? Почему вы тогда не вступаете в брак? В чем проблема? Зачем вы тогда идете к Причастию? Зачем тогда вы вообще являетесь участниками церковных таинств, если вы оба являетесь членами одной Церкви, но не хотите ячейку общества преобразовать в малую церковь?

– Вопрос телезрительницы: «Я недавно пришла к вере. И всегда рада встретить человека, который христианин. Интересно поговорить, приятно. Недавно встретила случайно женщину, прекрасная бабушка с двумя прекрасными внуками. Она ни с того ни с сего расположилась ко мне, стала давать советы по здоровью и помимо моей воли стала говорить мне про свои способности ясновидения, пророчества, рассказывая истории из своей жизни. И начала потихонечку какие-то истории рассказывать обо мне. Не опасно ли общаться с такими людьми? Я когда отошла от нее, подумала, зачем же я все это делала? Может быть, это совершенно не от Бога, а совсем с другой стороны? Как распознать? В свое время святые принимали людей, помогали им, и только потом Церковь их канонизировала и мы узнавали, что этот человек святой, что можно к нему обращаться. А вот сейчас наших современников как распознать?»

– Да очень просто. Во-первых, святые никогда не рассказывали о том, что они кого-то видели, что они видели какие-то чудеса, которые совершались на их глазах. Они если даже кому-то и приоткрывали тайну его жизни, то приоткрывали это не напрямую, дабы не показать свою святость, а как-то иносказательно: это человек или сразу понимал, или потом. Иногда, может быть, они говорили об определенном человеке, обращаясь совершенно к другим людям, и человек понимал, что это для него было сказано. А когда человек начинает рассказывать о своих достоинствах и талантах, о том, какой он достойный христианин, какой он хороший верующий, – бегите от таких. Где просто, там ангелов со сто, а где начинается такое мудрование, там уже ничего, кроме гордыни, не присутствует. И она начинала заниматься Вашим здоровьем. Она что – доктор, чтобы заниматься Вашим здоровьем? Здоровьем должен заниматься врач, духовным здоровьем должен заниматься священник в храме, а добрая и хорошая прихожанка вместе с Вами помолится, вместе в паломничество съездит. Общение должно быть, но не для того, чтобы перейти к отношениям ведущего и ведомого, это разные вещи. Бегите от таких людей подальше.

– Вопрос телезрителя: «В чем разница или где эта грань между смирением и человекоугодием? Не превращается ли смирение, когда мы начинаем смиряться перед начальниками, властями предержащими, в смирение не перед Богом? Где эта граница? Как в пятой главе Христос говорил: как вы можете веровать, когда вы воздаете почести друг другу, а о почитании единого Бога забыли?»

– Смирение и человекоугодие – это немножко разные вещи. Смиряется человек прежде всего перед волей Божией, перед Богом. Все в жизни должно быть искренне. Уважение начальника должно быть искренним. Если тебе начальник что-то поручает, то ты должен делать это не для того, чтобы выслужиться перед твоим начальником, а потому, что это твоя работа, это то дело, которое ты должен сделать честно. Если ты что-то делаешь, но делаешь это совершенно бескорыстно, тогда это не будет человекоугодием. А если ты пытаешься кому-то угодить, чтобы из этого получить какую-то выгоду, то тогда это и будет человекоугодие. Так же как если мы будем Богу угождать для того, чтобы от Бога что-то получить, это не будет угождением Богу, это будет лицемерное отношение к Нему. Надеюсь, я выкрутился, отвечая на этот скользкий вопрос.

– Вопрос на самом деле очень даже интересный. Всегда об этом задумываешься в той или иной жизненной ситуации, потому что смирение – это очень даже сложная вещь. Вообще понятно, что смирение – одна из важных христианских добродетелей, но это очень сложный вопрос.

– Понимаете, когда Господь посылает какую-то скорбь, которую порой мы не можем исправить (тяжелую болезнь или еще что-то), здесь мы можем проявить или отчаяние, уныние, или смирение; со смирением принять волю Божию, не поддаваясь унынию, а благодаря Бога за все, что Он нам посылает. Научиться предавать себя в руки Божии – это очень важно, а мы, к сожалению, этого не умеем. Легко подчиняться воле Божией, когда она совпадает с нашей волей. Тяжело принимать, когда она идет немного вразрез, а уж когда она смотрит совсем в противоположную сторону от того, куда бы нам хотелось пойти, мы сразу этого не понимаем. Да, со временем, если оно еще есть у человека, он понимает, что все это было не просто так, что, дав тогда претерпеть, Господь нашел тот путь (если мы это правильно приняли), который гораздо полезнее для нашего внутреннего состояния, а порой даже и для внешнего состояния. Главное всегда – не напирать на свою волю, а пытаться увидеть волю Божию и ей следовать, что бывает очень сложно.

Я много раз говорил о том, что мы едем к старцам за благословением, за советом, получаем те, которые нас не устраивают, и едем к другому старцу, пытаясь найти такого, который скажет нам то, что мы хотим. В результате находим таких, но жизнь наша тогда идет кувырком, потому что мы не выполнили того, к чему стремились. Если поехали,  старайтесь выполнить, получили совет – старайтесь его выполнять. Зачем тогда спрашивать, если вы заведомо не хотите выполнять то, что вам советует священник? Вот оно – искреннее смирение, а не лицемерное.

– Следующий вопрос: «Нормально ли испытывать привязанность к своему духовнику и ждать беседы с ним, как будто ждешь чего-то прекрасного, необъяснимого? Я получаю при этом некое спокойствие, и при этом хочется все ему рассказывать. Это нормальное состояние?»

– Замечательное состояние, если оно не становится экзальтированным. Мы же любим своих родителей, какими бы они ни были, мы знаем, что иногда даже что-то неправильное они нам советуют, но они советуют, пытаясь нас уберечь от каких-то вещей, исходя из того духовного и жизненного опыта, который они имеют сами. Наше право – принять эту волю или не принять, как к ней относиться. Так же и здесь. Не надо создавать себе кумира, надо помнить, что даже священник – тоже человек грешный. Если священник ощущает себя не грешным, то, наверное, тоже находится в прелести, потому что все святые чем большей достигали святости, тем больше ощущали свою греховность. А у нас чем больше греховности, тем больше ощущаем свою святость. От этого бежать надо, от таких духовников надо бежать. А радость общения... Ну, мы же радуемся, общаясь с родителями, с любимыми братьями и сестрами, которые у нас есть, мы получаем от этого удовольствие. Другое дело, когда начинается нездоровая экзальтация, когда только этот человек, а все остальные никто и ничто и вообще Церковь мне не Мать и Бог не Отец, потому что батюшка мне этого не сказал. Такое тоже очень часто бывает. Вот это уже становится страшно.

– Следующий вопрос: «У меня есть грех, о котором я не могу сказать на исповеди, сейчас я бы так не поступила, а в тот момент выбрала меньшее из двух зол. Поэтому не могу полностью раскаяться, а значит, и не могу на исповеди говорить. Что делать?»

– Если мы не можем раскаяться, не можем об этом сказать, может быть, зло-то было как раз и не меньшим; может, это как раз было и большее зло, что Вы выбрали. Наверное, не пришло еще время для Вашего осознания и принесения покаяния именно в этом грехе. Но если Вы его уже видите, знаете и понимаете, то надо просить Бога, чтобы Господь дал силы принести покаяние. Потому что в день Страшного суда каждый из нас ответит за каждое наше дело. Одно дело, если по неведению что-то забыли и не принесли в этом покаяние, другое дело, что мы всю жизнь это помнили, несли. Ведь это тяготит Вашу душу, принесите покаяние и забудьте об этом грехе.

А сегодня Вы боитесь в нем покаяться, и не знаю, по какой причине. Опять ищете себе оправдания: выбрала из двух зол и не могу на сегодняшний день раскаяться. Не бывает хорошего, плохого зла, лучшего или худшего, зло и есть зло, оно ведет к погибели. Поэтому этот грех тянет Вас к погибели. Господь дает Вам возможность принести покаяние, избавиться от греха, убелиться, может быть, вновь обрести ту чистоту, которая была утрачена, когда Вы приняли то наименее вредное решение, как Вам казалось на тот момент. Конечно, есть стеснение, для этого должен быть духовник, к которому хотелось бы прийти, перед которым хотелось бы открыть свою душу, которому хотелось бы рассказать, чтобы он засвидетельствовал перед Богом наше покаяние и дал возможность нам исправить свою жизнь и вести ее в правильном русле.

– Такой вопрос: «Как отказаться от предложения быть крестной матерью?» Видимо, человек понимает, что отказываться от этого нельзя.

– Я тоже не считаю это правильным. Что значит можно или нельзя? Во-первых, самим родителям к выбору крестных надо подходить более ответственно. У нас же как? Если человек успешный, то надо его выбрать крестным родителем, потому что это будет хороший крестный, потом в чем-то поможет нашему ребенку. Если человек известный, занимающий какое-либо положение, – это был бы хороший крестный. Но это не те критерии, по которым надо выбирать крестного. Крестный – это человек, который будет отвечать за духовное воспитание ребенка, который своей жизнью, своим жизненным примером научит ребенка быть настоящим христианином. А если крестный не имеет понятия о вере, то более честно было бы сказать об этом и отказаться, если он, допустим, считает, что он не готов еще на сегодняшний день. Мы же не становимся родителями, когда мы не готовы быть родителями. Почему же духовными родителями должны становиться тогда, когда мы и не хотим этого, и не готовы к этому? Это уже человеческое, что нельзя отказываться. Можно отказываться.

– Следующий вопрос: «Можно ли отмолить смертный грех? И как правильно делать, чтобы Господь услышал и простил?»

– Не грешить, жить в покаянии. Как Господь говорит, читайте Евангелие, там сказано: простится любой грех, кроме хулы на Духа Святого. Просите у Бога, исправляйте свою жизнь, покайтесь и ведите свою жизнь по-другому. Вот мы сидим здесь, в студии у нас икона «Нечаянная Радость». Вот пример: разбойник, который приходил, просил благословения на свои преступные дела, вдруг увидел слезы Богородицы и кровь, истекающую из ран Младенца, и исправил свою жизнь, стал совсем другим. Исправьте свою жизнь, принесите Богу покаяние и своей жизнью это докажите.

Есть хорошая русская песня «Двенадцать разбойников», в ней очень хороший смысл сокрыт. Там рассказывается не о том, какую разгульную жизнь разбойник вел, а о том, что потом этот разбойник осознал свою греховную жизнь, принял монашеский постриг. Господь у него совесть пробудил. Плохо, когда совесть не пробуждается, когда она спит и не может пробудиться. Вот это страшно. «Душе моя, восстани, что спиши?» Каждый Великий пост мы пытаемся это напоминать, и хорошо, если она хотя бы приоткрывает глаза в какой-то момент, а уж если проснулась – это огромное счастье исправить свою греховную жизнь. Поэтому все в жизни можно изменить, невозможно изменить смерть. Человеку невозможно. Но пока человек жив, с Богом он может все.

– Следующий вопрос: «Мой папа мусульманин, я христианка. Он недавно умер. Могу ли я за него молиться и как?»

– В своей домашней молитве мы молим Бога и просим о том, чтобы Господь проявил Свое милосердие к человеку, который, может быть, и не был христианином, но мы верим в милосердие Божие, надеемся на Него, суд в руках Божиих. Мы должны просить. Да, мы не можем молиться в храмовой молитве, потому что он не был членом Церкви, но в своих личных молитвах, наверное, да. А там уже Господь будет судить, не наш человеческий разум, а Божий.

– Может, Господь ему тем и соблаговолил, что его дочь стала христианкой и может за него молиться?

– Все может быть. Здесь есть только догадки. Да, святые отцы нам приоткрывают какие-то тайны, но и не каждый православный наследует Царствие Божие. Наверное, и не каждый, кто не знает православие, погибнет. Надо стремиться к чистому источнику. Конечно, мы можем пить из лужи, из грязной реки, но когда есть рядом чистый источник, то надо стараться пить из него. Но не у всех хватает сил дойти до этого чистого источника. Дал нам Господь такой дар – хорошо. Тем более когда это касается наших близких людей, мы знаем, какую жизнь они прожили. А иногда бывает так, что наш близкий вроде бы был православный, но мы понимаем, что по божеским меркам ему Царствие Божие не наследовать никак, потому что жизнь такую прожил. Хотя и крещеный был, а жил-то всю жизнь без Бога. Но мы же молимся за него, просим, чтобы Господь даже к нему проявил милосердие, потому что мы по-человечески его любим. Так и здесь, наверное, в своей домашней молитве мы должны обращаться к Богу и просить, чтобы Господь как-то проявил Свою волю и Свое милосердие.

– Прошу Вас подытожить нашу сегодняшнюю встречу.

– Сегодня у нас получилась первая часть более житейская, коммерчески производительная, во второй части мы все-таки больше говорили о духовном. Еще раз говорю: все в жизни проходит, жизнь очень быстро пролетает. Самое ценное, что нам Господь дал, – это наша душа. Старайтесь беречь свою душу, особенно в эти пасхальные дни, которые мы с вами переживаем в этом году. Старайтесь сохранить в себе вот эту радость о воскресшем Господе, помните о том подвиге, который Он совершил ради нас с вами, что через Свое Воскресение Он и нас с вами совоскресает. Благословение Божие пусть пребудет с вами во все дни жизни вашей. Христос воскресе!

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы