Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

14 июня 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Евгений Попиченко, настоятель прихода во имя Успения Пресвятой Богородицы, руководитель Отдела социального служения Екатеринбургской епархии, благочинный Рождественского церковного округа Екатеринбургской епархии.

– Не так давно завершился Великий пост, череда празднования Пасхи, праздничных событий, двунадесятых праздников. Вроде бы не так много времени прошло, как наступил уже Петров пост, нужно опять собраться, мобилизироваться, опять себя подготовить. Иногда своим прихожанам и сотрудникам Вы пишете напутствия, выбираете какое-то общее дело, которое совершаете Великим постом. Иногда это общее чтение, каждый прочитывает определенную литературу. Было ли такое «задание» на Петров пост?

– Во-первых, дорогие мои друзья, хочется всех поздравить с началом Петрова поста. Мы готовимся к встрече праздника первоверховных апостолов Петра и Павла, просветителей вселенной, великих людей, от которых слово Божие распространилось по вселенной. И как всякий серьезный праздник, мы отмечаем это не только каким-то собранием, застольем. Всегда нужно подготовиться, и даже не столько внешне, сколько внутренне – совесть, сердце подготовить, мысли привести в порядок, волю настроить, сердце умягчить. На самом деле уже много времени прошло с окончания Великого поста, мы успели уже снова расслабиться, расстроиться, рассеяться, распуститься. Теперь пора себя снова подсобрать, поднастроить.

Пост – очень удобное время, когда вся Церковь целенаправленно работает над внутренним человеком. Необходимо воздержание, в первую очередь своих глаз, потому что 95% информации приходит через зрение. Наше зрение, к сожалению, весьма кривое. Кривое око криво на все смотрит, и даже какие-то прекрасные создания мы воспринимаем с греховным настроением. Поэтому свой глаз нужно воздерживать – от лишних увлечений, влечений. Кто смотрит на другого человека с вожделением, уже прелюбодействует в своем сердце. Поэтому взгляд на лиц противоположного пола, особенно в летнее время, весьма искусителен. Взгляд должен быть рассеянным. Он должен быть собранным внутрь, а внешне – расфокусированный.  Нужно учиться усилием воли: вроде ты и видишь, но не застреваешь взглядом на тех или иных элементах тела человеческого.

Необходимо воздерживать язык, желудок. Очень важно воздерживать желудок, потому что многие сердечно-сосудистые заболевания, от которых больше всего людей гибнет в наше время, происходят от невоздержания. От невоздержания избыточный вес, вес давит на сосуды, и происходит много разных неприятностей. Поэтому, конечно, все должно быть умеренно. Пост – это возможность настроиться.

Для того чтобы удобнее настроиться, мы в этот пост с прихожанами взяли духовное чтение – две замечательные книги. Я вам с искренней радостью дарю. Если вы не читали, то мне даже немножко завидно, потому что вы получите утешение, а я эти книги не то чтобы наизусть, но весь сюжет знаю. Это книга «Отец Арсений», автор ее – народ. А вторая книга – инока Всеволода «Начальник тишины». И та и другая написаны в  художественном, повествовательном стиле, читаются очень легко, но огромная мудрость сокрыта на их страницах. Если вы немножко потрудитесь, то получите не только наслаждение душевное, но и духовную пользу. Почитаем вместе.

– Почему именно эти книги?

– Петров пост по формату немного легче, чем Великий, – и по Уставу, и даже по образу богослужения. Духовное чтение тоже выбрано, с одной стороны, не такое сложное, как святоотеческая литература. Это больше истории о подвижниках, через которые наш дух должен каким-то образом пробудиться, воспламениться, показать нам, что возможна духовная жизнь не только в сегодняшних условиях, но и в концентрационном лагере, где совершенно невыносимые для жизни условия. Для того чтобы немножко нас поддержать, собрать. В обеих книгах красной нитью проходит тема молитвы, молитвенного подвига.

– Когда человек спрашивает другого, постится ли тот, то, наверное, в первую очередь хочет спросить, соблюдает ли он постную диету, вкушает ли мясную, молочную пищу, соблюдает ли телесное воздержание. Но ведь значение поста – это не ограничение в еде, это лишь одна из его составляющих. Наверное, более правильно спросить: молишься ли ты, постясь? Как сдвинуть это представление о том, что пост – это ограничение в еде?

– Нужно, во-первых, тем, кто спрашивает, спрашивать не праздно, не впустую. И всегда важен личный опыт. Духовная жизнь – это не теория, не чужие мысли. Как часто бывает в психологии? Психология – это чужие умные мысли, как правило. Редко встретишь психолога. Для меня это вообще принципиальный вопрос – когда человек приходит, ты понимаешь, что он в этой профессии трудится, или когда спрашивают, к кому обратиться. Как сказано в Священном Писании? Врачу, исцелися сам. Если психолог семейный, у него как минимум своя семья должна быть в порядке. И тогда ты будешь говорить из собственного опыта. А когда ты просто начитался умных книжек, получил какие-то красивые корочки, прошел курсы, но сам себя не можешь управить и твоя душа совершенно в расстройстве, что ты можешь дать другому человеку, кроме умничанья?

Духовная жизнь – это не умничанье, это практика. Человек только на личном опыте может понять, осознать, что такое отношения с Богом. Отношения с Богом – это непрестанная память о Нем, хождение перед Богом, страх Божий, благоговение, которое воспитывается через молитвенный труд, определенный настрой ума. А для того чтобы ум был настроен, необходимо телесно нашей душе помочь. Постом смирял душу мою (постится тело –смиряется душа), и молитва в недро мое возвращалась (ср.: Пс. 34, 13). Наша молитва рассеянная, у нас ум абсолютно расфокусирован. Внутреннее око, ум, энергия нашей души несобранная. Ее необходимо собрать. Как увеличительное стекло собирает рассеянный свет и делает его энергией, которая способна и светить, и жечь, так и наш ум должен быть собран через молитвенный подвиг, через воспитание внимания.

Мы должны, как сказано в притче о блудном сыне, прийти в себя. Мы все сейчас находимся вне себя. А нужно в себя вернуться, энергию вернуть внутрь своего духовно-телесного организма. Это основная задача аскетики – научиться управлять энергией своей души, чтобы она не вхолостую молотила, чтобы человек вату не катал своим умом, чтобы обучился основным навыкам – вниманию, трезвению и памяти о Боге. А телесное воздержание этому способствует, но это возможно только на личной практике.

– Восьмого июня на базе Минской духовной академии по благословению митрополита Минского и Заславского Павла, Патриаршего Экзарха всея Беларуси, прошла рабочая встреча руководителей епархиальных отделов по церковной благотворительности и социальному служению. Вам довелось побывать на этом мероприятии, выступить с докладами, приветственным словом. Мне кажется, интересно было бы обсудить, какие темы были затронуты на этих встречах и какие вообще мысли для размышления эта поездка дала, насколько она полезна, продуктивна.

– Я искренне благодарен нашему владыке митрополиту Кириллу за то, что он благословил съездить в эту командировку. Благодарен руководителю Синодального отдела по церковной благотворительности Белорусской Церкви протоиерею Кириллу и тем людям, с которыми удалось в этой поездке познакомиться.

Всегда самое главное открытие – это люди. Не технологии, не особые красоты новых мест. Я был уверен, что в Белоруссию еду в первый раз. Когда приехал, оказалось, что я там уже в пятый раз. Два раза был в юности, в 18 лет; через Брест ездили до Польши, один раз оказался при поездке на Афон. Первая поездка проходила таким образом. Спутник мой был человек, который в то время был невыездной, поэтому выезжали из России так: Москва – Минск – Вена – Салоники. Так я побывал в Минске. В этот раз, конечно, удивительная поездка.

В первую очередь хотелось бы поделиться впечатлением от знакомства с общиной Свято-Елизаветинского монастыря и с протоиереем Андреем (Лемешонком). Когда я впервые увидел фильм «Два Андрея», каким-то внутренним ощущением почувствовалась родная душа – путь, опыт, отношение к приходу показались очень близкими, и очень захотелось познакомиться. При этом, когда возникла идея приглашения на поездку, я в первую очередь попросил, чтобы организовали встречу, знакомство с общиной.

То, что я увидел, услышал, превзошло все ожидания. Это чудо – то, что произошло в общине протоиерея Андрея; иными словами невозможно передать. Из маленькой общинки, приходской общины сестер, вырос монастырь, в котором сто двадцать монашествующих сестер (для примера: в Ново-Тихвинском их сто пятьдесят). Причем все это фактически на ровной земле, на пустыре построили и храмы, и несколько больших серьезных зданий, которые составляют монастырский комплекс. Плюс подворье, на котором живут желающие исцелиться от разных зависимостей – двести здоровых, крепких мужиков; конечно, немного поврежденных жизнью, но желающих вырваться, спастись. И отец Андрей сказал, что у него полторы тысячи трудовых книжек… То есть направления его деятельности возникли потихоньку из разных сторон жизни…

Полторы тысячи человек – это завод, градообразующее предприятие Минска по количеству. Но это не просто рабочие места... Принцип – все делать своими руками. Если храм строится, то собственная строительная организация, строительный отдел. Конечно, они привлекают строителей, но архитектура, планирование – все это внутри организации. Все время идет какое-то строительство. Если мозаика, то собственными руками, причем там такое качество, которое востребовано на Афоне. Некоторые монастыри приглашают этих специалистов, чтобы они выкладывали мозаику на храмах афонских монастырей. Если иконы, то написанные собственными руками в иконописной мастерской. Облачение пошито собственными руками; какие-то решеточки, лампы, светильники выкованы в собственной кузне. Это, конечно, потрясло.

На подворье деревообрабатывающий цех, резьба, лазерная обработка, кожаный цех, животноводство. Дом трудолюбия – несколько этажей; иконопись, причем в разных техниках (и камнем, и песком); швейная мастерская начиная от обычной (православного типа одежды) до золотошвейной. Иконы вышиваются. Керамическое производство, роспись различных сервизов. И много еще чего не удалось заметить. Я никогда столько фотографий не делал, сколько в этой поездке, потому что это просто чудо. Причем задача не просто собрать людей и организовать их работу. Например, заходишь в дом трудолюбия – горит лампадка, и один из сотрудников стоит и читает Псалтирь. Я так думаю, сотрудники меняются, и молитва звучит все время. У старших по направлениям обязательная задача – людей подтягивать к церковной жизни, чтобы они не просто деньги зарабатывали, а чтобы у них была возможность узнать о Христе и спасти свою душу. Конечно, личность самого отца Андрея потрясающая. Рассказывали о его режиме. Например, он исповедует иногда до пяти часов утра, потому что большое количество людей, особенно в посты, перед праздниками. Это подвиг.

– А в шесть – ранняя служба.

– Ну да, то есть поспать какое-то время, потом разные встречи... Пока для меня осталось загадкой, как это чудо совершается. Понятно, что Божьей благодатью, но надо понять, почувствовать. Поэтому возникло понимание, что хорошо было бы туда съездить. Это была «разведка боем»... Маленькое чудо: выхожу после встречи с отцом Андреем, смотрю: стоит автобус с русскими номерами, 44-й регион. Начинаю гадать, откуда приехали паломники. И матушка, которая сопровождает, говорит: так это же Кострома, приехал отец Андрей Логинов, как раз второй Андрей, который фигурирует в фильме. Это было действительно чудо, что именно в этот день (проездом по святым местам Белоруссии, к Евфросинии Полоцкой) мы с ним увиделись. Это такой добрый доктор Айболит, настолько искренний, теплый. Мы обнялись, очень ласково поприветствовались.

А еще поразила, конечно, встреча вечером – с приходом отца Кирилла Шолкова. Прихожане были приглашены на встречу, на молебен о семье и потом на небольшую беседу. Помолились очень хорошо, расселись во дворе храма – и пошел дождь. Два с половиной часа продолжалась беседа, дождик шел, и люди не расходились. Это настолько удивительно! Такая искренняя заинтересованность – тут и молодые люди, и пожилые, и мужчины, и семьи. Это, конечно, здорово.

А на встрече с отцами мы говорили о том, что не надо быть как Карлсон, который посадил абрикосовую косточку и прилетал потом каждый день, выкапывал ее и проверял, насколько она выросла. Все постепенно. Конечно, мы рассказали о нашем опыте (все-таки пятнадцать лет служения – серьезный возраст для церковной организации). Есть опыт, о котором уже можно говорить, – опыт создания сестричества, настраивания тех или иных проектов. Но это не сразу, все постепенно. Терпение, молитва и труд – и потихоньку, если не оскудевать в решимости,  маленький росточек вырастет в деревце и принесет свои плоды. Это основная задача моего визита – поддержать отцов, подсказать, что все возможно. Не надо бояться людей, надо искать добрых помощников, надо быть пастырем – и все получится.

Вы рассказали об обилии всевозможных мастерских и подворий, которые действуют при Свято-Елизаветинском монастыре. У наших зрителей и у нас тоже есть возможность все это видеть благодаря видеостудии Свято-Елизаветинского монастыря, которая как раз показывает мастерские по цветным металлам, керамике, облачению, вышивке, иконописные. Думаю, пользуясь видеохостингом YouTube, наши зрители, кто не видел этого в эфире нашего телеканала, могут освежить свою память или посмотреть это впервые.

Вы говорите о том, что надо будет туда еще раз вернуться, чтобы перенять опыт создания такой общинности и опыт такого количества людей, которые трудятся не просто ради труда, а делая какую-то конкретную полезную работу. А если говорить о социальном служении, с чем была и связана эта поездка, можно ли как-то сравнивать социальное служение Русской Православной Церкви и Белорусской Православной Церкви? Если да, то в какой степени?

– Мне показалось, что государственная поддержка неблагополучных категорий граждан в Белоруссии сохранилась на более качественном, серьезном уровне. Отец Кирилл рассказывал, как государство в лице сотрудников определенных ведомств (больничных, социальных) о них заботится. Там социальных гарантий больше. Очень охотно идут навстречу Церкви по организации служения в больницах. Я не стал бы сравнивать, потому что у нас все-таки разные условия жизни. Даже в количественном масштабе в Белоруссии населения чуть меньше, чем в Москве. Соответственно, и  храмов, и священства, и епархий. Но проблемы те же самые – и бедность, и одиночество, и болезни. Тема этой встречи была посвящена служению в домах-интернатах для детей с повреждениями, связанными с церебральным параличом и прочими врожденными и приобретенными ограничениями возможностей. А так слава Богу, что там есть добрые батюшки, что у них есть добрые помощники.

– Наверное, в любом деле очень важно делиться с другими своим опытом. В том числе Вы говорили о том, что поделились опытом пятнадцатилетнего служения в службе милосердия Екатеринбургской епархии и социального отдела…Насколько мне известно, в Екатеринбурге планируется создание центра по обучению социальных работников и священнослужителей. Это уже принятое решение или только план? Думаю, интересно рассказать, что это за центр планируется  и как там все будет проходить.

– Святейший Патриарх благословил Синодальному отделу по церковной благотворительности найти возможность организовать подобные методические ресурсные центры, которые есть в Москве, и в других регионах и епархиях. Одна из таких площадок была выбрана в Екатеринбурге, в нашей епархии. Буквально в последние несколько дней у нас с ознакомительным визитом присутствует сотрудник Синодального отдела отец диакон Игорь (Куликов), задача которого – познакомиться с разными направлениями социального служения в нашей епархии, посмотреть на местах, где возможна практика, посмотреть инфраструктуру, где и как можно принимать людей, как заселять, как перемещаться; составить план, проект этой практики и ее запустить.

Конечно, великая честь, что нам дана такая возможность – организовать для священнослужителей, социальных работников от Москвы до Екатеринбурга и дальше, до самых до окраин, возможность приезжать к нам в епархию, учиться разным направлениям социальной деятельности. Основная задача – показать, что все возможно, реально, что не всегда для этого необходимы какие-то сверхресурсы. Главное – чтобы был хотя бы один человек, который любит и чувствует призвание к этому служению, к служению милосердия. А там потихонечку все дальше нарастет. Примерный срок – это Успенский пост, когда можно будет попробовать первую группу учащихся. Это очень интересный проект, мне кажется, очень важный, хотя делателей… как Господь говорит: жатвы много, делателей мало. Если хоть кому-то наш небольшой опыт будет на пользу, это дорого стоит.

– Дай Бог, чтобы группа новобранцев в Успенский пост приехала к нам в Екатеринбург и посмотрела на те проекты, которые реализуются здесь, и на то, как эти наработки можно применить у себя, на местах, в епархиях, на простом приходе.

– Когда отец Игорь (Куликов) рассказывал об этой задаче на конференции в Белоруссии, то белорусские отцы сказали: мы готовы в эту первую группу войти.

– Вопрос от телезрительницы Кати: «На исповеди батюшка говорит, что у меня заниженная самооценка. Разве это плохо? Ведь гордыня у нас и так зашкаливает».

– Крайности – всегда плохо, нужен средний путь. Должно быть самоукорение, то есть трезвая оценка своих возможностей и своевременное обуздывание себя. Но не должно быть самоедства. Самоедство от гордости, когда человек, не оправдывая своих ожиданий от себя, начинает себя гнобить, как в детском стишке: «Никто меня не любит, никто не уважает, пойду я на помойку, наемся червячков… Наемся и умру». Ну и так далее. Важно трезво оценивать свои возможности. Смирение – это возможность трезво понимать, что я могу, что не могу, какие у меня есть достоинства, какие немощи. А самоедство, которое выражает низкую самооценку, ни к чему, оно приводит к расстройству души.

– Наталья пишет: «Как-то по телевизору услышала выступление известного верующего коллекционера икон, он говорит: „Моя большая заслуга…“ Как-то резануло ухо. Могут ли верующие люди так выражаться, не покажется ли это гордостью и тщеславием? Или я просто подсматриваю чужие грехи?»

– Мы видим, слышим, замечаем то, чем заражена наша душа. Это тоже не то чтобы неплохо, но  можно использовать на пользу… Человек увидел что-то, заметил, его душа откликнулась, значит, есть возможность поразбираться в своей душе. Конечно, якать нехорошо. Мы должны внимательно следить за собой, за своими словами. Все-таки не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу (Пс. 113, 9). То есть не себя мы должны прославлять, а Бога. Слава Богу за все – это правильный настрой, избегать всяких местоимений личностного выпячивания.

– Многие наши зрители интересуются тем, как идет работа по восстановлению собора Успения Пресвятой Богородицы, настоятелем которого Вы являетесь. Насколько я помню, в 2018 году этому собору будет 180 лет.

– Да. Дорогие мои, я хочу искренне поблагодарить за молитвенную помощь и финансовую поддержку, поскольку буквально на следующей неделе (и нет повода сомневаться в этих сроках) нам будет выдано разрешение на реконструкцию, на строительство. Это последняя бумага, которая дает зеленый свет. На сегодняшний момент готова подрядная организация, частично готов рабочий проект, по которому можно уже запускать работу. По примерным планам на этот год нам нужна не очень большая сумма, порядка 60 миллионов. Если каждый житель нашей необъятной Родины сложится по 50 копеек, то в этом году мы построим колокольню и подготовим храм, то есть закроем в тепловой контур. Это позволит проводить реставрационные работы зимой, внутри храма.

На самом деле работы начинаются. Этот год будет определяющим, поворотным. Мы долго к этому шли. Годы задержки – это не наша вина, а просто обычный рабочий процесс, процесс согласования всевозможных бумаг. У нас очень долго все согласуется. Сегодня разговаривали про электричество. К собору должно быть подведено определенное электричество. Процесс продолжается больше четырех месяцев, с осени: кабель-то подвели, его нужно просто включить, а чтобы включить, нужно, чтобы все было как надо. Все как надо давно, но вот уже три раза приезжает инспектор, каждый раз записывает, потом месяц уходит на рассмотрение, потом инспектор приезжает, еще одну подпись ставит. Я своим сотрудникам говорю: неужели работники этих служб не могут по-человечески отнестись, зачем эта тягомотина? Понятно же, что все это можно сделать гораздо быстрее. Этим я вызвал очень искренний и откровенный смех: мол, что Вы, батюшка… На самом деле согласование идет очень долго, но, слава Богу, бумажный процесс остался позади, мы начинаем.

Я приглашаю всех в это замечательное путешествие по восстановлению собора Успения Пресвятой Богородицы в городе Екатеринбурге. Не так много средств на это нужно. Собор, конечно, будет обязательно восстановлен, но очень хочется, чтобы он был народным, не благодаря каким-то большим важным благотворителям. Храмы должны быть народными, поэтому пусть каждый немножко поучаствует. А мы будем молиться, просить милости Божией на всех благоукрасителей, строителей, жертвователей святого храма сего.

– Напомню нашим зрителям, что подробную информацию о том, как идет строительство и как можно поучаствовать в этом благом деле, можно найти на сайте собора Успения Пресвятой Богородицы: www.sobor-uspenie.ru.

В Екатеринбурге, где мы сейчас находимся, практически не осталось храмов, которые в свое время были изъяты у Церкви, переделаны под складские нужды, зернохранилища, производство, клубы.  Но если посмотреть на область, на маленькие поселки, где когда-то жили тысячи людей (а сейчас до тысячи человек),  там есть большие каменные здания, бывшие в свое время величественными соборами, которые просто стали никому не нужны. На их крышах начинают расти деревья, кирпич уже превращается в труху, это становится местом для непонятных сходок, разжигания костров и вечерних посиделок. Как быть в этой ситуации? Вы сказали хорошую фразу, что храмы должны быть народными. От кого должна исходить инициатива, чтобы соборы наших городов и весей хотя бы не разрушались дальше?

– А я Вам скажу. Мы буквально несколько дней назад вернулись со сплава по реке Реж. Пока ехали к точке высадки, видели несколько храмов. Это, конечно, удручающая картина, когда стоит пять домов – и огромный полуразрушенный храм. И понимаешь, что когда-то на этом месте жили люди, было большое красивое село. А сейчас пять кривых зданий, непонятно, живут там или нет. А зависит все [от личности], велика роль личности в истории. Все зависит от одного человека.

Есть село Арамашево, где мы в воскресенье как раз были на литургии, там есть замечательный человек Вера Васильевна. Пожилой человек, учитель русского языка и литературы. Ее сердце было наполнено скорбью от того, что храм, в котором ее предки молились (где она была крещена), находится в поругании. Там действительно, как Вы сказали, деревья росли на крыше. А место потрясающее. Огромная тридцатиметровая скала, на ней стоял красавец храм. И вот она одна, пожилая женщина, этим обеспокоилась, обратилась к своим ученикам  (и бывшим в том числе): давайте сделаем субботник. Думала, никто не придет. Пришли шестьдесят человек. Они вычистили храм от грязи, остатков костров и всего прочего. Среди пришедших был один человек. Он сказал: «Если Вы и дальше будете этим заниматься, я Вам буду привозить цемент». И все последующее время он поддерживал стройку, восстановление храма. Храм был восстановлен – храм Казанской Божией Матери. В нем уже несколько лет совершаются богослужения.

Так один человек, пожилая женщина, смогла организовать этот процесс, потому что ее сердце было неравнодушно к тому, что в ее селе поруганный храм. Опять же, не надо никаких специальных спонсоров. Один человек – и храм вновь живет.

– Наверное, так начинается любая приходская община, когда появляется человек, готовый эту общину создавать и вокруг собирать людей – на богослужения, на совместные встречи. Это даже необязательно настоятель храма.

– Настоятель – это садовник, а из людей, которые собираются, потихонечку, как дерево с листочками, веточками и плодами, вырастает живой организм. Община – это сокровище. Это, наверное, единственный способ свидетельствовать людям о вере Христовой. Потому что один раз увидеть лучше, чем много раз услышать. Человек приходит и видит людей, которые смотрят в одну строну – в сторону Христа в первую очередь, и которые друг друга поддерживают, учатся служить. Я сейчас не говорю – любить, это слишком высоко, но хотя бы служить, заботиться друг о друге, это лучшая проповедь в нашем мире, где законы и принципы эгоизма, потребления, самолюбия выходят на первое место. Общину, конечно, нужно создавать, растить.

Я упомянул, что мы недавно вернулись со сплава. Потрясающее мероприятие.

– Это, наверное, тоже один из способов объединения, создания общности.

– Один из инструментов, но не главный. Главное – это общее дело, которое нас собирает вокруг Чаши Христовой. Это центральное служение любой общины, любого прихода. А сплав  лишь один из элементов, утешительный приз, с одной стороны, а с другой – возможность проверки себя. Как когда-то говорил Владимир Семенович: «Парня в горы тяни, рискни, не бросай одного его; пусть он в связке одной с тобой, там поймешь, кто такой». Это возможность проверить, кто ты, что ты. Потому что непривычные условия (комарики, которые кровь пьют, отсутствие элементарных бытовых условий, дождик или жара, сон на земле, конечно со снаряжением) помогают проявиться  качествам человека. Или жертвенности и самоотверженности, или, наоборот, самолюбию, эгоизму. Это полезно – посмотреть на себя со стороны.  

В дороге было 50 человек, половина – дети (25 детей, 15 мужчин, 10 женщин). Каждая категория по-своему прекрасно дополняла эту общую картину. Дети вели себя «ненапряжно» (хотя возраст от 4 до 18). Это тоже заслуга родителей, способность это организовать. Но для детей это очень важно. Эти поездки – опора памяти. Пройдет 30 лет, и детки своих ребяток соберут и отправятся куда-нибудь в лес, в горы, на реку. То, что они видели, слышали, они будут отдавать своим детям. Или, например, сели в кружок – пообщаться собрались шесть многодетных отцов (у них от 3 до 5 детишек). Это взрослые серьезные мужчины, причем так получилось, что на сплаве больше было отцов со своими детьми, чем матерей. С тремя детишками поехали, с двумя. Сидят разговаривают спокойно, ровно. Кто-то из подростков спрашивает, как понять свое призвание, как найти свой путь. Конечно, когда серьезные мужики делятся своим опытом и говорят какие-то слова, это настолько ценно! Такое нигде не прочитаешь. И это такой задел для формирования личности! И конечно, слова благодарности женщинам, которые все это дело обеспечивали. Удивительно.

– Наверное, важно на такие вопросы ответить так, чтобы это был вдумчивый ответ, позволяющий и порассуждать, и высказать точку зрения каждому. Как раз такие сборы, где люди настроены вступать в диалог, рассуждать, позволяют поговорить.

– Представляете, четыре дня без телефона! Это же свобода, свежий воздух, мозг не компостируется. Можно быть свободным от этого нашего маленького господина, без которого человек начинает чувствовать себя плохо. А тут воздух река, горы, лес – и свобода.

– Да, как представишь, сразу всем, наверное, захочется отправиться на свежий воздух, на природу.

– Очень важно находить такие моменты в жизни, планировать, потому что мы слишком много пропускаем из-за нашего ритма, беготни; непонятно, куда мы спешим. А вокруг реально столько мест, где душа может отдохнуть, утешиться. И хоть физически нагрузка была очень серьезной, но люди вернулись счастливые и более сплоченные, узнавшие друг друга с разных сторон.

– Время программы подошло к концу. Спасибо, что сегодня пришли к нам в студию. Мы поговорили и о Петровом посте, его значении; о духовном чтении. Кстати, один из наших зрителей пишет: «Книга „Отец Арсений“ – действительно глубочайший колодец, только она у меня уже полтора года идет, все никак не осилю».

Поговорили и о приходской жизни, о поездке в Беларусь, о создании центра для социальных работников и священнослужителей, который, возможно, начнет работу уже Успенским постом, осенью этого года. Обо всем помаленьку.

– И о восстановлении Успенского собора.

– Да. Спасибо Вам, был рад этой встрече.

– Спасибо и Вам, Дмитрий, и вам, дорогие мои, храни всех Господь.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы о Варницкой православной гимназии (Троице-Сергиев Варницкий монастырь, г.Ростов Великий) отвечает ее директор, преподаватель Московской духовной академии священник Димитрий Диденко.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы