Беседы с батюшкой. Практика духовной жизни в условиях современного города

13 ноября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Игорь Петров, клирик храмов Вознесения Господня и Георгия Победоносца города Рыбинска.

– Сегодня тема нашей передачи – «Практика духовной жизни в условиях современного города».

Прежде чем говорить о практике духовной жизни, нужно определить какие-то точки отсчета, константы, на которых зиждется духовная жизнь. Давайте это сделаем.

– Да, несомненно. Читая житие преподобного отца нашего Нила Сорского, мы узнаем о том, что старец никогда не отвечал на какой-либо вопрос, будучи прозорливейшим, образованнейшим человеком, пока не находил тому свидетельств из Священного Писания и Священного Предания. То есть воля Божия выражается в заповедях Господних, которые являются для нас такими константами. Где бы мы ни находились, что бы ни делали, мы должны постоянно руководствоваться ими. Поэтому Вы совершенно правы, такие константы нам нужны, и они действуют всегда. Очень важно, чтобы современный православный человек в любых жизненных обстоятельствах умел руководствоваться словами преподобного отца нашего Нила Сорского, который выражает таким образом взгляд Церкви на жизнь человека повседневную, духовную, – чтобы нам быть всегда с Церковью, с ее Священным Писанием и Священным Преданием.

– Город диктует человеку свой ритм. Этот ритм не всегда благоприятен для духовной жизни, которая требует размеренности, спокойствия. Как не поддаться городскому ритму и сохранить свой внутренний, необходимый для духовной жизни?

– Да, это совершенно закономерный вопрос, и мне бы хотелось здесь поговорить о константах. Мы помним заповедь Господню, главную, первую, как о ней говорит Сам Господь наш Иисус Христос. Цитирую из Второзакония, из 6-й главы:

5 И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами твоими.

6 И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем [и в душе твоей];

7 и внушай их детям твоим, и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась, и вставая;

8 и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими,

9 и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих.

То есть мы должны навязывать на скрижалях своего сердца, своего ума эти важнейшие вещи, в свете которых должны воспринимать окружающую реальность.

Разумеется, режимы работы нашего сознания различные. Понятно, что молитва должна быть с нами всегда. Слова о непрестанной молитве апостола Павла в Первом послании к Солунянам, которые, по сути, являются комментарием на настоящую первую, самую главную заповедь, действуют всегда. И когда мы находимся в вагоне метро, и в других общественных местах, и на келейной молитве, и на храмовой молитве. Просто, несомненно, обстоятельства различны, но непрестанно молиться нас призывает всех первая, самая главная заповедь, которая написана для всех христиан. Мы знаем, например: Священное Предание доносит до нас прекрасное свидетельство святителя Григория Паламы как раз об этих словах возлюбленного апостола Павла, что, по сути, заповедь о непрестанной молитве относится, конечно, ко всем христианам. Просто мы вынуждены молиться в разных режимах, так сказать, в разных обстоятельствах. Они действуют на нас, но тем не менее крайне важно (поскольку мы не избалованы и большая часть нашей жизни проходит отнюдь не в самых комфортных условиях для молитвы, а в повседневных делах, заботах), чтобы всякое дело мы делали с Богом, в Боге и для Бога.

– Молитва в транспорте, в очереди, во время передвижения пешком… Не будет ли такая молитва поверхностной, не станет ли она в осуждение?

– Несомненно, Вы очень правы. Это очень важная мысль. Несомненно, перед тем как начать молиться, мы должны вспомнить, кто мы и перед Кем находимся. Хочу обратить внимание на известные слова в чине литургии: священник возглашает о том, чтобы Господь сподобил нас неосужденно сметь призывать Его, Небесного Бога Отца. Поэтому все в нашей жизни может быть в осуждение, если мы пытаемся молиться Богу недолжным образом, без страха Божьего. Но Бог милостив, конечно, Он видит, что мы несовершенны и иногда невольно рассеиваемся умом. Но отец наш Иоанн Лествичник сказал, что только ангелам свойственно умом не рассеиваться. Конечно, мы должны стараться держать ум в молитве, стараться помнить, что мы вообще по большому счету не достойны к Богу обращаться никак. Кто есть мы и Кто есть Он? Но тем не менее мы знаем, что Он любит нас больше, чем родной отец, и жалеет больше, чем родная мать, по словам святителя Феофана Затворника, поэтому у нас есть такое дерзновение ко Господу. Но мы должны, естественно, помнить о своей греховности, своем недостоинстве обращаться к Пречистому Царю Небесному. И, видя это недостоинство, понимая его, мы обретаем таким образом дерзновение.

Почему мы часто не имеем должного благоговения в храме? Почему нам так часто трудно собрать ум в слова молитвы? Во многом, как говорят отцы, это обусловлено тем, что мы позволяем своему уму рассеиваться среди дня. Среди дня мы должны непрестанно пребывать в памяти Божией. Таким образом, учась с благоговением всегда вести себя, где бы мы ни были, чем бы ни занимались (сидя в доме своем, идя дорогою, ложась и вставая), как говорит нам первая, важнейшая, заповедь, мы должны навязать на своем лбу, написать на скрижалях своего сердца этот дивный факт присутствия Божия. Господь присутствует и в храме, и когда мы находимся на эскалаторе в метро – везде. Поэтому мы должны везде вести себя с благоговением, относясь таким образом к любому человеку, к любой ситуации. Все, что делаем, мы должны делать в Боге и для Бога, ибо мы служители Христовы.

– Наверное, проще приучить себя к молитве, когда занимаешься физическим трудом, то есть когда ум  способен молиться, когда он свободен для молитвы. Как быть, когда ум человека занят, допустим, чтением или решением каких-то интеллектуальных задач?

– Да, такой вопрос (и ответ на него) мы находим в Предании Церкви. В одном из своих писем святитель Феофан Затворник на аналогичный вопрос совершенно законно отвечает и приводит пример некоего человека, который находится в кабинете своего начальника, выполняет какое-то данное ему поручение, требующее интеллектуального напряжения, внимания, но при этом он чувствует присутствие начальника. Так же христианин, который навыкает в хождении в памяти о присутствии Божием, навыкает с помощью краткой молитвы (мы еще поговорим об этом). Постепенно он сможет молиться и чувством, и сердцем. Когда сердце привыкает, вырабатывается благой навык. Об этом очень подробно и замечательно мы читаем в святоотеческом наследии, у приснопоминаемого святителя Феофана Затворника, опять же великого знатока святых отцов, переводчика. Наверное, никто так не потрудился в нашей Церкви для переводов очень важных для нас текстов, как святитель Феофан.

Поэтому мы должны непрестанно пребывать в памяти Божией. Это будет руководством и вспоможением к тому, чтобы стяжать благой навык, который потом будет с нами присутствовать всегда. И даже когда внимание наше будет занято решением какой-то интеллектуальной задачи, когда мы не сможем молиться словами, вербально, мы сможем молиться… Что, собственно, есть молитва? Простирание ума и сердца к Богу. Примерно так формулирует молитву Катехизис в редакции святителя Московского Филарета (Дроздова).

Поэтому стремление ума и сердца к Богу должно быть всегда. Если даже ум наш занят решением каких-то интеллектуальных вопросов и не может словесно молиться, мы должны чувством сердца учиться помнить о присутствии Отца нашего Небесного, вырабатывать такой благой навык в течение дня, когда действительно какие-то режимы нашей повседневной жизни позволяют нам молиться словами, языком. И сердцем, конечно же, ибо без молитвы сердца молитва языком не является молитвой по сути своей, как говорит нам святоотеческое Предание. Постепенно вырабатывается такой благой навык. Царствие Небесное силой берется. Будем прикладывать усилия к тому, чтобы учиться молиться краткой молитвой; об этом пишут абсолютно все святые отцы. С первых страниц «Добротолюбия» до последних мы читаем именно об этой традиции.

Конечно, это очень актуально сегодня: в современном мире, в городе вообще необходима человеку краткая молитва. Длинная молитва, естественно, не всегда может нами читаться внимательно, а вот краткая вырабатывает навык, она заставляет ум каждый раз возвращаться к достаточно короткому смысловому прошению. Это известные двадцать четыре молитвы на всякий день и час в нашем правиле. Эти молитовки принадлежат святителю Иоанну Златоустому. Очень популярной в традиции Церкви является молитва Иисусова, а также различные другие краткие молитвы, которые известны нам в церковном Предании.

– Я знаю, что Вы принесли много замечательных цитат, которые подтверждают эту мысль, и даже принесли стихи, которые тоже могут проиллюстрировать эту мысль.

– Да. Тогда я хотел бы начать с цитаты преподобного Макария Египетского. Это великий отец наш. Есть прекрасная книга «Духовные беседы»  Макария Египетского, хочу всем пожелать обязательно ее приобрести или найти в Интернете и почитать. Эта книга как раз переведена трудами святителя Феофана. Такой текст: «Христианин обязан всегда иметь памятование о Боге, ибо написано: возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего (Ср.: Втор. 6, 5), – то есть не только когда входишь в молитвенный дом, люби Господа, но и находясь в пути, и беседуя, и вкушая пищу, имей памятование о Боге и любовь и приверженность к Нему». Прекрасный текст, как раз затрагивает нашу тему.

Что еще хочется сказать… Говоря о константах, мы должны помнить следующее. Апостол Павел говорит нам прекрасные вещи. Два отрывка хочу привести. Второе послание к Коринфянам, глава 4, 18-й стих: …ибо видимое временно, а невидимое вечно. То есть мы живем как бы в двух мирах, можно так сказать. С одной стороны, нас окружает временный материальный мир. Видимое временно. Земля и все, что на ней, сгорит, читаем мы в Священном Писании. То есть, по сути, нас окружают некие декорации, можно сказать так. Пройдет время, и они, как февральский снег, растают. Поэтому очень важно, чтобы, живя среди видимого временного, мы научились жить невидимым вечным. Это и есть те самые доминанты, ключевые моменты, которые мы должны всегда иметь в своем сердце. Как апостол Павел приснопоминаемый говорит нам: мы должны учиться жить верою, ходить верою, а не видением. То есть апостол Павел, естественно, не запрещает нам ориентироваться среди времени и пространства, но говорит о том, что главным для нас является, конечно, хождение перед Богом прежде всего.

Говоря словами святителя Тихона Задонского, любимого духовного писателя святителя Феофана Затворника, каждый христианин должен непрестанно иметь в памяти своей четыре вещи: смерть, суд, ад и рай. Вот такая система координат.

Вообще система координат важна, как мы знаем, в любой ситуации, в любой науке. Во многом решение задачи зависит от правильного выбора системы координат. Поэтому мы должны учиться жить именно в правильной системе координат – в невидимой вечной. Тогда мы будем рационально, разумно решать и свои повседневные проблемы.

И вторая цитата, из Послания к Евреям: Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. Это самое дивное – уверенность в невидимом, что меня окружает не просто некий набор материальных предметов, не просто ночь, улица, фонарь, аптека, а прежде всего Господь пронизывает меня Своим присутствием и Своими глазами смотрит на меня, видит меня изнутри. Это та самая реалия, в которой мы должны научаться жить. И вот у Федора Ивановича Тютчева есть замечательные стихи. Он глубоко верующий человек, как мы знаем. Небольшое очень яркое стихотворение:

О вещая душа моя,

О сердце, полное тревоги, –

О, как ты бьешься на пороге

Как бы двойного бытия!..

 

Так ты – жилица двух миров,

Твой день – болезненный и страстный,

Твой сон – пророчески неясный,

Как откровение духов…

 

Пускай страдальческую грудь

Волнуют страсти роковые –

Душа готова, как Мария,

К ногам Христа навек прильнуть.

Говоря о Марфе и Марии, мы помним, что они не только исторические личности, не только люди, которые служили Господу нашему, любили Его и Он их любил, но и постепенно в богословии их образ стал образом деятельной и созерцательной жизни. Каждый из нас должен в этом им подражать и стараться, чем бы мы ни занимались, всегда стремиться к тому, чтобы душа наша была готова, как Мария, «к ногам Христа навек прильнуть».

– То есть Вы говорите о том, что Марфа и Мария – это образ деятельной и созерцательной жизни.

– Церковное Предание говорит нам… К слову говоря, мы знаем, что всякий раз на богослужении, на литургии, когда мы воспоминаем то или иное событие, связанное с именем Божией Матери, как раз читается отрывок о Марфе и Марии. Отрывок о том, что Божия Матерь в Своем дивном образе, можно дерзновенно сказать, соединила образы Марфы и Марии, образы деятельного служения Богу и духовного познания, соединения с Ним. Собственно говоря, каждый христианин призван пройти этот путь, – путь послушания Церкви, путь смирения. Постепенно идя этим путем, уготовь душу свою к искушениям, если ты решил служить Богу, сын мой, как мы читаем в Писании. И, пройдя этот искус, этот путь, человеческая душа становится способной к более тонким духовным реалиям, к лучшему познанию своего греха, своих страстей. И конечно, этот образ для нас очень актуален: где бы мы ни находились, чем бы ни занимались, мы прежде всего находимся у ног Христа. Должны об этом помнить. И когда мы себя в это поставляем, нам очень многое удается правильно решать; в частности, в своей повседневной жизни.

– Есть ли в истории примеры людей, которые смогли воплотить образ созерцательной и образ деятельной любви?

– Мы знаем очень многих людей в истории Церкви, которые действительно были таковыми. Наверное, большинство святых как раз были людьми, которые вели достаточно активную жизнь в миру. При этом делали это для Христа, со Христом и во имя Христа. Это первые русские святые благоверные князья Борис и Глеб; собственно говоря, все канонизированные Церковью руководители и основатели государства нашего – равноапостольный князь Владимир, многие другие русские князья, наш возлюбленный Даниил Московский, великий князь. С одной стороны, великий строитель и собиратель русских земель, с другой стороны – перед нами человек глубокой духовной жизни. Его отец, благоверный князь Александр Невский, собиратель русских земель и великий отец нашего народа.

Говоря об этом, я хотел бы как раз привести два отрывка об очень известном человеке – Николае Александровиче Мотовилове, о так называемом служке преподобного Серафима Саровского. О нем писала Елена Ивановна Мотовилова: «Николай Александрович, будучи светским и семейным человеком, проводил духовную жизнь. Где бы ни был и чем бы ни занимался, имел мысль, погруженную в Бога». Здесь же я всегда вольно или невольно вспоминаю преподобного Серафима Вырицкого, практически нашего современника. Что их сближает, объединяет по таким формальным признакам, если можно так выразиться? Оба были не бедными людьми. Оба практически олигархи. Мы знаем, что Николай Александрович был одним из богатейших землевладельцев в Российской империи, он руководил огромным хозяйством. Ему подчинялось большое количество людей, он должен был ими рационально управлять. И вместе с тем посмотрите, какие замечательные слова: проводил духовную жизнь, подчеркивает Елена Ивановна, будучи светским и семейным, где бы ни был и чем бы ни занимался, имел мысль, погруженную в Бога. Думаю, мы не более заняты, чем Николай Александрович Мотовилов, поэтому для нас это очень яркий пример.

– Вопрос телезрительницы: «Я из Калужской области, мне 86 лет. Я вечернее правило слушаю по телевизору, но так как стоять долго не могу, молюсь сидя. Батюшка читает очень хорошо все молитвы, а мне как надо – повторять вслух?»

– Благодарю Вас. Я думаю, конечно, Вам можно молиться и сидя. Вообще мы призваны молиться непрестанно, поэтому где бы ни находились, что бы ни делали, мы должны молиться всегда – сидя, лежа, в доме своем, идя дорогою, ложась и вставая. В этой ситуации, возможно, Вам тяжело читать текст: может быть, он мелкий. Собственно, для этого наша Церковь и благословляет чтение правила по телевидению для людей, которым это очень нужно, кто по каким-то причинам не может читать сам или ему это затруднительно. Поэтому как Вам удобно. Вы можете просто слушать… Но Вы же не просто слушаете то, что батюшка читает, правильно? Вы же держите ум в словах, которые он произносит, так ведь? Поэтому или Вам удобно повторять за ним, или, может быть, лучше не повторять, а про себя вникать в то, что он читает. Думаю, очень хорошо, что Вы стараетесь это делать, что так трепетно к этому относитесь. Помоги Вам Бог.

– Вы сказали, что душа существует в двух мирах – в невидимом вечном и видимом временном. Временный видимый мир атакует человека информацией, воздействует на его органы чувств. Особенно в современном городе очень много информации вокруг, рекламы, которая воздействует на человека. Как избежать этого влияния?

– Действительно, мы вынуждены жить в таком информационно насыщенном мире, который, наверное, как-то особенно во зле лежит. Очень многие средства массовой информации, массовой коммуникации могут быть в этом плане как за нас, так и против. Как у апостола Павла мы читаем: все нам дозволено, но не все полезно; все дозволено, но пусть ничто не обладает вами.

Если касаться рекламы, есть государственный закон о рекламе, где очень четко и ясно написано, что реклама должна давать нам достоверную информацию. Понятно, что реклама возникла, как только возникли товарно-денежные отношения. Несомненно, это так. Несомненно и то, что издревле она уже существовала в тех или иных формах, просто любая ситуация может рассматриваться по той самой константе: все нам дозволено, но не все полезно. Если здесь нет лжи заведомой, то нет и греха. Но часто мы видим, что это присутствует. Наш век – это век манипуляций человеческим сознанием, поэтому очень важно нам в этой ситуации научиться быть людьми, которые учатся манипулировать сами собой. «Манипулировать» – это «управлять» в переводе с латинского языка. Если мы живем так, как учит нас Церковь, если стараемся управлять своими мыслями, чувствами, если мы имеем мысль, всегда погруженную в Бога (стараемся, по крайней мере), имеем мировоззрение, имеем тот самый стержень памяти Божией, о котором, в частности, говорит Елена Ивановна Мотовилова, говоря о своем замечательном муже, тогда нам легче бороться с манипуляцией. А главным манипулятором является дьявол, который нами постоянно стремится манипулировать.

Я всегда вспоминаю известный текст из третьей главы Книги Бытия, как дьявол совершенно по всем законам манипуляций заведомо ложным вопросом (казалось бы, простым) обратился к нашей праматери: «Подлинно ли сказал Бог не есть ни от какого древа в раю?» То есть перед нами просто классический пример, если так можно выразиться, из учебника по манипуляциям. Потом, конечно, очень интересно посмотреть: манипуляцией можно назвать и то, что дьявол предлагал Господу нашему в пустыне.

Собственно, в определенном смысле, наверное, каждому из нас дьявол предлагает сегодня подобные вещи. Поэтому хорошо, если мы не просто рефлексируем, не просто живем в пассивном залоге и пассивно реагируем на какие-то ситуации-раздражители, свои настроения, а учимся быть человеком, который может собой управлять, владеть своим сердцем, своим умом. А Церковь дает нам прекрасную «технологию» управления собой – Священное Предание, разрабатывая, можно сказать, слова Священного Писания о молитве и трезвении, о чем постоянно говорит нам Господь, о чем прекрасно написано в Первом послании апостола Петра: дьявол, как лев рыкающий, ищет кого поглотить; бодрствуйте и трезвитесь. У апостола Павла многократно повторяется эта тема. В первом прошении в евхаристической молитве – анафоре после претворения вина и хлеба в Тело и Кровь Господние священник просит от лица молящихся: во трезвение души. Вот если мы имеем это мировоззрение, если постоянно стараемся трезветь и бодрствовать, это является единственным путем к выполнению первой и самой главной заповеди – любви к Богу всем сердцем своим, всею душою своею, всею крепостью своею. Такое жесткое требование нам Господь предъявляет, поэтому мы должны научиться для начала ходить в памяти о присутствии Божием, затем – стараться отбрасывать от себя греховные помыслы, которые возникают в нашем сознании. Поэтому здесь мы должны именно этим путем идти. Тогда мы в состоянии увидеть манипуляцию.

Просто много приходилось общаться, книги соответствующие читать, общаться с психологами. Такой мне был дан Богом опыт. Я был знаком с одним замечательным человеком, глубоко церковным. Она была кандидатом наук, психиатром. Но при этом очень многое перенесла за свою жизнь, многим людям помогла. Помогая больным людям, часто врач берет на себя что-то. У нее было очень сложное (она сама об этом говорила) душевное состояние. То есть остались шрамы от этого. Поэтому лучшим способом, чтобы сохраниться в этом мире, является не изучение каких-то современных технологий, которые тоже в чем-то интересны, несомненно,  но прежде всего святоотеческое предание. Оно актуально и сегодня и учит нас, как нам правильно управлять собой. Когда мы к этому стремимся, стараемся это делать, живем в активном залоге, а не в пассивном, тогда мы собой управляем, а не кто-нибудь другой. Не тот, кто создает рекламу. Есть люди-манипуляторы (делают это сознательно или бессознательно) на работе, еще где-то мы с ними сталкиваемся. Некоторые курсы специально для этого проходят. Нам, верующим людям, которые ходят в присутствии Божием, стараются бодрствовать и трезвиться, жить в единстве с Церковью, Господь всегда, несомненно, откроет эти вещи.

– Вопросы телезрительницы: «Когда Бог создал пространство и время? И для чего Господь попускает человеку лишение свободной воли?»

– Думаю, что прямо вот так отец Игорь в прямом эфире сейчас всем объяснит, зачем Бог сделал те или иные вещи, – это было бы, наверное, не очень скромно. Поэтому мы здесь будем уповать на Священное Писание, помнить о том, что когда Господь создал видимый мир. Он сказал, что мир весьма хорош. Пусть нас это будет утешать.

А вторая часть вопроса подразумевает уже какую-то внутреннюю установку. Бог не создал таких ситуаций, чтобы мы лишались своей воли. Вообще Бог нас никогда не лишает своей воли, никогда не действует на нас помимо нашей воли. Это правило. Есть главное правило в духовной жизни – правило синергии, соработничества. Бог не насилует человека, а ждет от него свободного выбора, свободного решения. Свободного – значит, ответственного. Также мы в Священном Писании (не просто я руководствуюсь своим умом, отвечая на Ваши вопросы, а пытаюсь учиться у Церкви как ее неразумное чадо) читаем у апостола Павла, что Господь никогда не попускает человеку искушения превыше его сил. Это для нас должно быть утешением. Поэтому я не очень соглашусь со вторым Вашим вопросом. Думаю, все-таки, говоря о доминантах, о главном, надо знать, что Бог нас любит больше, чем кто бы то ни было. Мы читаем у пророка Исаии: забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис. 49, 15).

Руководствуясь представлением о Боге как о Благом Промыслителе, Который не делает лжи, не искушается злом, Который любит человека и Сам есть Любовь, мы все-таки вправе ожидать от Него именно такого. Да, есть иная сила, иная инстанция. Несомненно, есть в мире зло, дьявол, есть манипуляции, манипуляторы. Как правило, в эту ситуацию мы себя загоняем сами. В этом исключительно наша вина. Нам не нужно слушать каких-то обыденных вещей, быть человеком толпы, не нужно позволять собой манипулировать, а стараться пребывать в том, к чему нас призывает Господь, стараться бодрствовать и трезвиться, ходить в памяти Божией, стяжать Божию помощь в таинствах церковных, помня известные слова Христа Спасителя, которые присутствуют в Евангелии от Иоанна. Господь говорит, что мы без Него не можем делать ничего. Поэтому такая синергия. С одной стороны, мы должны делать то, что зависит от нас, и быть вполне уверенными, что Господь нас никогда не оставит в любой ситуации. Мы никогда не бываем с какой-то ситуацией один на один, всегда Бог присутствует. Как минимум Он третий, Он всегда с нами, Он нас любит и всегда готов нам протянуть руку, поддержать нас. Опять-таки это не мои слова, не мой бедный, скудный субъективный опыт какой-то, а опыт Церкви, который я призван сейчас на нашей беседе пытаться донести до Вас.

– В течение дня у человека есть множество дел – крупных и мелких. Как свои ежедневные дела сочетать с молитвой и памятью о Боге?

– Да, прекрасная тема, очень нужная, актуальная сегодня. Очень много у святых отцов выдержек на эту тему. Мне бы хотелось остановиться здесь на нашем великом учителе, наставнике. Вообще знакомство со святоотеческим преданием мы должны начинать с русских отцов Церкви, в частности со святителя Феофана Затворника. Прекрасная форма изложения – это письма. Письма святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия (Брянчанинова), святителя Тихона Задонского по форме очень просты и, в общем-то, любому человеку доступны. И вот я как раз на эту тему подготовил три замечательных отрывка из святителя Феофана Затворника. Вот один из них:

«Надо во всякое дело влагать сердце, и сердце богобоязненное». Что такое сердце богобоязненное? Которое помнит о присутствии Божием, так ведь? «Чтобы сердце было в состоянии богобоязненности, надобно, чтобы его непрестанно осеняло помышление о Боге». О чем мы постоянно с вами говорим, о чем первая заповедь нам говорит. «Помышление о Боге будет дверь, чрез которую входить будет душа в деятельную жизнь». То есть это память Божия. Когда мы делаем какое-то дело в деятельной жизни, мы должны входить в память о присутствии Божием, что Бог с нами, Он видит наши поступки, мотивы наших поступков. «Весь труд теперь должен быть обращен на то, чтобы непрестанно помышлять о Боге…» Далее в письме святитель ссылается на 104-й псалом, 4-й стих: «Взыщите Бога... Взыщите лицо Его выну». («Выну» по-церковнославянски означает «всегда».) «Вот где стоит трезвение и умная молитва. Бог везде есть: делай, чтобы и мысль твоя всюду была с Богом. Как же сделать? Мысли толкутся, как комары в своих столбиках, а над мыслями и чувства сердца. Чтобы прилепить мысль к единому, старцы имели обычай навыкать непрерывному произношению коротенькой молитовки. От навыка и частого повторения молитовка эта так навязывалась на язык, что он сам собою повторял ее. Чрез это и мысль прилеплялась к молитве, а чрез нее и к помышлению о Боге, непрестанному».

Это 240-е письмо в собрании писем, изданных замечательным издательством «Правило веры».

Или другой отрывок, подобный: как раз очень четко и ясно святитель Феофан указует нам три способа. Первый способ обучения души к частому обращению к Богу – так называемое богомыслие, то есть как только мы начинаем пользоваться своим сознанием, проснувшись ото сна, утром, мы должны привести себе на память главное – присутствие Божие, как пишет нам святитель. «Размышление на эти темы непременно исполнит твою душу благоговейным чувством к Богу». Далее в письмах святителя Феофана очень много говорится о чувствах к Богу, чтобы мысль довести до чувства; это очень характерные для него слова. Потому что мы не всегда можем к Богу мыслью обращаться в каких-то делах, которые требуют интеллектуального напряжения, а вот чувство к Богу может сохраниться.

Второй способ, как пишет святитель, для обучения души к частому обращению к Богу «есть обращение всякого дела, большого или малого, во славу Божию. Ибо если положим себе за правило, по заповеди апостола, все творить, даже есть и пить, во славу Божию (1 Кор. 10, 31), то непременно при каждом деле вспомним о Боге. Вспомним не просто, а с опасением, как бы не поступить в каком случае неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит обращаться к Богу со страхом и молитвенно просить помощи и вразумления. А так как мы почти непрестанно что-нибудь делаем, то почти непрестанно будем молитвенно обращаться к Богу. И следовательно, почти непрестанно будем проходить науку молитвенного в душе возношения к Богу. Так мы научим душу как можно чаще в продолжение дня обращаться к Богу». Я думаю, очень понятные, замечательные, ясные слова, свойственные  святителю Феофану.

Третий способ, как подчеркивает владыка возлюбленный, обучения души к частому обращению к Богу «есть частое в продолжение дня взывание из сердца к Богу краткими словами, судя по нуждам души и текущим делам. Начинаешь что-то – говори: Господи, благослови! Кончаешь дело – не языком только, но и чувством сердца (опять подчеркивает святитель) говори слова: слава Тебе, Господи! Грехи подавляют и влекут в отчаяние? Возопий мытаревым гласом: Боже, милостив буди мне грешному! Так и во всяком случае. Или просто чаще говори: Господи, помилуй! Только сколько можно чаще делай эти возношения, всячески стараясь, чтобы они выходили из сердца (это очень часто подчеркивает святитель), как бы выжатые из него».

То есть мы часто склонны многое в своей жизни профанировать. Да, мы по немощи своей, греховности, страстности часто склонны к тому, чтобы просто устами читать молитвы, а сердце наше совершенно далеко отстоит, как прямо по Писаниям: зря чтут Меня устами, да сердце же далеко отстоит от Меня...  Поэтому будем стараться помнить, что эти слова относятся не только к фарисеям и законникам, но прежде всего также к каждому из нас.

Поэтому – «всячески стараясь, чтобы они выходили из сердца, как бы выжатые из него. (Очень много понятных, простых, бытовых выражений в письмах.) Когда будем так делать, будут у нас совершаться частые умные восхождения из сердца к Богу, частые обращения к Богу, частая молитва. А это учащение сообщит нам навык умного собеседования с Богом».

– Замечательная цитата!

– Я думаю, что лучше не ответить.

– Есть еще один вопрос телезрителя, который не был озвучен. Вы сказали, что Федор Тютчев был глубоко верующим человеком. Что под этим Вы подразумевали?

– Возможно, жизнь… Конечно, дерзко говорить о жизни человека, но мы знаем, что Федор Иванович любил жизнь. Очень много в его жизни было бурных различных событий (наверное, в жизни любого человека в той или иной степени), но Федор Иванович блестящий, гениальный русский поэт. Потом, мы знаем, что он был государственным человеком, патриотом Русской земли. Да, не все в его жизни было управлено в волю Божию, как у апостола Павла мы читаем: умом моим нахожу удовольствие в законе Божием, но в членах моих действует иной закон, противный закону ума моего; доброе, которое хочу, не делаю, а злое, которое не хочу, делаю. И у многих святых было в жизни что-то… Может быть, не у многих, но, по крайней мере, у известного количества… Человек широк, как говорил Федор Михайлович Достоевский.

И в жизни приснопоминаемого Федора Михайловича, практически современника Федора Ивановича Тютчева, тоже было много различных событий. И путь его к Богу был непрост. Но тем не менее мы знаем его прекрасные книги, из которых видно это все. По плодам их узнаете их. Также очень много стихов о России, о любви к Родине. В то время, когда было модно любить совсем другие вещи, Федор Иванович написал такие прекрасные стихи. За одни слова, как мы знаем, Господь разбойника помиловал на кресте, который, казалось бы, всю жизнь провел в таких тяжелых вещах.

А Федор Иванович много замечательных текстов написал, замечательных стихов, он является классиком нашей литературы и сделал очень много. Может быть, в синодальный период Церковь не все говорить могла, что она хотела. Мы знаем, что со времен Петра I Церковь пытались превратить в департамент государства, навязывали свое мнение, Церковь была зависима, ею управлял оберпрокурор, часто отнюдь не глубоко верующий человек, даже порой наоборот. Тогда русские писатели говорили то, чего не могла открыто сказать Церковь. Может быть, так. Не зря мы так любим русскую литературу и многое находим в словах Федора Михайловича такого, что соответствует духу и букве Предания Церкви, Писания. Конечно, в этом ряду присутствует Федор Иванович Тютчев, и его имя, не побоюсь сказать, святое для каждого русского человека.

– Кстати, о литературе. Я знаю, что Вы хотели завершить нашу беседу поэтическим отрывком. Мне кажется, самое время.

– Да, меня как-то вдохновил последний вопрос, я дерзну два отрывка прочесть. Приведу стихи Александра Сергеевича Пушкина, который тоже, может быть, не во всем поступал канонично, но тем не менее мы знаем, что перед нами человек, который восемь раз полностью прочитал Библию, например. Не каждый из нас может этим похвастаться. Он написал массу замечательных стихов о Господе. Да мы и знаем, как Александр Сергеевич ушел, как он каялся перед смертью. Знаем очень трогательное свидетельство священника, каждому советую это прочитать. Хотя жизнь Александра Сергеевича была не безоблачной. Такой вот замечательный текст:

Отец людей, Отец Небесный!

Да имя вечное Твое

Святится нашими сердцами!

Да придет Царствие Твое,

Твоя да будет воля с нами —

Как в небесах, так на земли!

Насущный хлеб нам ниспошли

Твоею щедрою рукою.

И как прощаем мы людей,

Так нас, ничтожных пред Тобою,

Прости, Отец, Своих детей;

Не ввергни нас во искушенье

И от лукавого прельщенья

Избави нас…

Несомненно, такие слова –  «святится нашими сердцами имя вечное Твое» – мог написать только глубоко верующий человек, хотя жизнь его достаточно сложна.

Закончить я дерзну прекрасным стихотворением Дмитрия Сергеевича Мережковского:

О, Боже мой, благодарю

За то, что дал моим очам

Ты видеть мир, Твой вечный храм,

И ночь, и волны, и зарю...

 

Пускай мученья мне грозят —

Благодарю за этот миг,

За все, что сердцем я постиг,

О чем мне звезды говорят...

 

Везде я чувствую, везде

Тебя, Господь: в ночной тиши,

И в отдаленнейшей звезде,

И в глубине моей души.

 

Я Бога жаждал — и не знал;

Еще не верил, но, любя,

Пока рассудком отрицал, —

Я сердцем чувствовал Тебя.

 

И Ты открылся мне: Ты — мир.

Ты — всё. Ты — небо и вода,

Ты — голос бури, Ты — эфир,

Ты — мысль поэта, Ты — звезда…

 

Пока живу — Тебе молюсь,

Тебя люблю, дышу Тобой,

Когда умру — с Тобой сольюсь,

Как звезды с утренней зарей;

 

Хочу, чтоб жизнь моя была

Тебе немолчная хвала,

Тебя за полночь и зарю,

За жизнь и смерть — благодарю!..

– Спасибо Вам большое, отец Игорь, благословите наших телезрителей.

– Храни вас Бог, прошу ваших молитв за нас.

Ведущий Денис Береснев

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы