Беседы с батюшкой. С прот. Димитрием Смирновым

13 мая 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Вопрос: «Как обрести радость о Христе, которую имел преподобный Серафим? Хотя бы небольшую ее часть?»

– Радость не делится, не отпускается гранулами. Это же очень просто: стань таким, как преподобный Серафим, и будешь иметь такую же радость, как и он.

– Но преподобный Серафим у нас один. Многие люди, наверное, хотели бы достичь этого... Или, по крайней мере, вести такую жизнь (подражательную)...

– Нет, дело не в том. Сам Серафим Саровский не учил вести «серафимоподражательную» жизнь, это в некотором смысле и невозможно. Здесь только сам принцип: люби и изучай Священное Писание, непрестанно молись, постоянно постись, прощай лютых врагов...

– Он имел в себе постоянную радость, пасхальную радость.

– Да, потому что Господь Дух Святой пребывал в нем. Поэтому каждый человек, который хочет достичь такой Серафимовой радости, должен стяжать (как и учил преподобный) мирный дух.

– В этом большая проблема, потому что в человеке постоянно пребывает дух возмущения.

– Не только. Дух зависти, очень распространен дух осуждения, дух раздражительности.

– Но все начинается именно с недовольства: человек чем-то недоволен, а потом все это начинает вырастать...

– Недовольство – это такая форма гнева, а гнев правды Божией не творит. Раз не творит – значит, Дух Святой удаляется от человека.

– Люди недоумевают: как  жить в мире, полном злобы, обмана...

– А почитай летопись Серафимо-Дивеевского монастыря.

– Кажется, что те времена были не такие злобные.

– Ну прям! Александра Сергеевича Пушкина убили ни за что агенты иностранных разведок. Целый заговор был соткан. Специальный человек, Дантес, который очень хорошо стрелял, специально тренировался... Спровоцировали его, знали как, изучили его характер...

– …как его можно было поддеть.

– И привели в исполнение.

– Но то, что происходит сейчас в мире... Я не знаю людей, которые бы относились к этому спокойно.

– К чему?

– К тем событиям, которые в мире происходят. Люди же смотрят телевизор, читают новости...

– Что значит «спокойно» или «неспокойно»? Вот на днях похолодало – и что, теперь волосы на себе рвать?

– Ну, это не та новость.

– А какая? Что ты имеешь в виду?

– В основном политические события, происходящие и вокруг нашей страны, и вообще в мире, и по отношению к православию.

– Это вообще проще всего: выключи телевизор и живи себе спокойно. А если война будет, слух дойдет.

– Об этом точно узнаешь.

– Да. А чего прежде времени десятилетиями трепетать от страха, возмущения?

– Нас, например, в наше время учили, что человек должен иметь активную позицию, не должен устраняться от мировых событий и внутриполитических событий в стране. Если власть в руках народа, человек должен знать, что происходит, чтобы эту власть реализовывать.

– Василий Васильевич Розанов, знаменитый русский философ, говорил по поводу активной жизненной позиции так (немножко перефразирую): она заключается не в том, чтобы на баррикадах гранаты кидать, а в том, чтобы в церковь ходить к обедне. Не то же ли самое я выразил, говоря о выключении телевизора? Все новости – из телевизора. И потом, мы же не знаем, что за ними стоит реально. Даже не все, непосредственно участвующие в политическом процессе... Армяне, думаешь, знали, кого они выбрали? Нет, узнают попозже. Но не узнают всех пружин все равно. Так что человек либо будоражит себя, либо не будоражит. Но мы ни на что не можем повлиять. Поэтому такая активная позиция – очень обоюдоострая вещь. Для христианина главное трезвение. Если увлекаешься, вопреки совету апостола Павла, различными философиями, то от этого безусловный вред душе.

– Вопрос: «Почему Господь молился только об учениках Своих, а не обо всех людях? Разве не всем Бог желает спасения?»

– Конечно, всем. Просто Господь молится о тех, кто сам желает спасения.

– А о нежелающих не нужно молиться?

– Нет, это напрасная трата энергии души.

– То есть если человек отрицает Бога, отрицает Церковь...

– Да даже не отрицает, а просто вопреки совету Василия Васильевича не ходит к обедне...

– И нам нет никакого смысла молиться о таких людях?

– Нет, у нас есть молитва о мире всего мира, и хватит с них.

– Потому что когда у человека возникает потребность кого-то привести ко Христу, он спрашивает: «Что мне делать?..»

– Ну, гордых людей очень много.

– Потому что советом ничего не достигнешь, тогда что делать? Молись о нем, может быть, по твоим молитвам он придет ко Христу?

– Но это даже не совет. Потому что апостол Павел две тысячи лет назад сказал: «Непрестанно молитесь».

– То есть все-таки о таких людях мы можем просить Бога?

– Да мы вообще всё можем, нам все позволено.

– А что полезно в этой ситуации?

– А полезно молиться за тех, кто нам по духу братья, и свои Богу, и граждане неба.

– Что ж, хорошо, когда такие единомышленники, люди в едином духе, живут рядом.

– А таких достаточно двое или трое.

– Они друг за друга молятся.

– Да. Желательно, чтобы в семье так было. Поэтому желательно, чтобы брак заключался ради создания домашней церкви, а не ради удовлетворения нашего замечательного зоологического инстинкта.

– Но нередко человек сначала вступает в брак, а потом уже познает Христа.

– Я в курсе. Поэтому половина браков распадается (если не больше).

– И потом люди задают вопрос: «Как бы мне теперь своего супруга (супругу) приобщить?»

– Только личным примером.

– Начни жить по-христиански...

– Да, это настолько очаровательно, что очень многих людей склоняет либо в раздражение и разрыв, либо в смирение, в склонение главы и принятие всем сердцем такой духовной красоты.

– Преподобный Серафим мог явить красоту православия в себе.

– Конечно. И не только он – все те святые люди, которых мне в жизни удалось встретить (надеюсь, еще встречу), обладали именно такой красотой, валящей наповал.

– Много встречали таких людей?

– Не знаю, много или мало, чуть меньше десяти.

– То есть на самом деле такой жизни во Христе достигают просто единицы.

– Да. Поэтому Христос сказал: «Не бойся, малое стадо».

– А остальным?..

– А это их дело. А как китайцы? А как индусы? А как лунатики? А как марсиане? И так далее. Евангелие переведено на все языки...

– Если лунатик захочет, то прочитает.

– Да.

– Интересно: книга, которая издана самыми большими тиражами, которая доступна действительно на любом языке и есть в большинстве домов, оказывается самой малочитаемой...

– Значит, это не надо. Какой ажиотаж вызывает мировое первенство по футболу или «Евровидение» – это удивительно!..

– То, что близко человеку, что понятно...

– Это человеку и нравится.

– Те страсти, которые кипят на стадионе, родные человеку.

– Да, они созвучны. Люди даже так и говорят: мы болеем. Они не говорят: «Мы больные». Говорят: «Мы – болельщики».

– Вопрос: «Я стараюсь не делать другим зла, но помыслы порой просто жуткие: и мстительные, и похотные, и лукавые. Как от них избавиться?»

– Человек не может от них избавиться, может избавить только Господь, поэтому надо к Нему обращаться за помощью.

– А со своей стороны человек как-то может им противиться?

– Никак.

– Если человеку пришел помысел, что с ним делать?

– С ним ничего не надо делать, надо обращаться к Богу: «Господи, помилуй!» И все.

– «Господи, избавь...»

– Да.

– Но если этот помысел все-таки овладел человеком?

– Все равно: «Господи, помилуй!»

– И другого пути нет?

– Ну как спастись без Спасителя?

– Нет, что к Богу обратиться – это понятно...

– А Он и спасает.

– Но участие человека в этом, кроме молитвы?..

– А что может быть кроме молитвы, интересно? Святые даже говорили, что надо ударять молитвой в небеса.

– А усилие души при этом?..

– Так, а разве молитва – это не усилие души?

– Это очень серьезное усилие.

– Конечно, это максимальное усилие. Молиться – значит, кровь проливать.

– Мы знаем таких людей, которые так молились.

– Конечно. Сам Господь дал такой образ в Гефсиманском саду.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос по Евангелию. Иисус увидел Марию, плачущую по своему брату Лазарю, и в русском варианте написано, что Он восскорбел духом и возмутился. А в церковнославянском написано: запрети Духу, и возмутися Сам. Что значит запрети Духу

(Далее диалог с телезрителем.)

– Не знаю.

– «Духу» там написано с заглавной буквы; получается, что Святому Духу?..

– Нет, это может быть сокращение.

– «Запрети Духу»… То есть, может быть, Он Свое человечество на передний план...

– А может, наоборот, чтобы не разрыдаться, запретил духу, который привел в возмущение Его человеческую душу.

– Я и хотел это спросить.

– Вот я Вам и сказал, раз Вы хотели. Моему скудоумию вот так кажется. Но я не настаиваю.

– Спасибо большое.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Господь во всем был подобен нам кроме греха, поэтому и человеческие чувства в Нем были.

– Они были окрашены не грехом.

– Они были настоящими – то, чего мы, к сожалению, испытать не можем.

– Не можем, да. Но в каких-то отдельных случаях это возможно.

– Люди рассказывают, как им было хорошо, если благодать Божия коснулась их сердца! Они просто иногда не могут остановиться и на разные лады эту ситуацию описывают, потому что она ни с чем не сравнима, ни с каким опытом, какой имел человек в земной жизни.

– Да.

– Вопрос: «В нашей жизни нет ничего случайного. Правильно ли все, что со мной происходит, считать посланным от Бога? Или не все от Бога бывает?»

– Ну почему? Бывают разные искушения, могут быть не от Бога, а от дьявола, от людей.

– Но Бог ведает, что происходит с человеком.

– Бог ведает все.

– И в какой-то момент Он этому позволяет быть.

– Да, потому что видит, что это нам полезно для нашего вразумления, понимания, просвещения, крепости, терпения, опытности.

– То есть тем самым Господь нас учит, воспитывает.

– Конечно. В искушениях мы взращиваем свою опытность.

– Но если человек не увидел в этом испытании для себя благо и возроптал на Бога?..

– Если возроптал на Бога, значит, ты дурак. Чего ж с дурака взять-то?

– Один человек так и спрашивал: «Бог же видит, что я слаб! Зачем Он надо мной издевается?»

– Видишь, он приписывает свои собственные качества своему Отцу.

– То есть он обвинил Бога в том, что Тот излишне...

– Человек видит в другом только то, что есть в нем самом. Поэтому все обвинения надо перед зеркалом озвучивать: встань перед зеркалом и озвучивай.

– Вопрос телезрителя: «У меня сложный для меня вопрос в жизни. Я постараюсь объяснить очень коротко. Я крещен в младенчестве и воспитан в старообрядческой православной Церкви. Хожу я в обычный православный храм, но налагаю на себя двоеперстие. Является ли это для меня большим грехом? Я думал по-разному. Если я буду креститься как обычный православный христианин, значит, получается, я предаю веру всех своих родственников, усопших дедушек, прадедушек?..»

(Далее диалог с телезрителем.)

– Один вопрос: а кому Вы их предаете? Потому что «предать» от слова «передать». Кому Вы их предаете?

– Я затрудняюсь ответить.

– Тогда зачем же Вы городите всякую, как бы сказать, странную вещь? То, что с Вами происходит, называется предрассудок, то есть прежде своего рассудка Вы выдаете какую-то сентенцию. Тут нет не только состава преступления, но нет и события преступления.

– Получается, я двоеперстием могу креститься?

– На здоровье! И троеперстием можете.

– То есть на мне греха как бы нет?

– Не как бы. Вы просто не понимаете, что такое грех, вот в чем дело. У Вас совершенно старообрядческое толкование слова «грех», не православное.

– Я читаю много литературы...

– Ну и что? Смотря какая литература. Вам надо разобраться с понятием «грех», что такое грех, и тогда, я надеюсь, все у Вас встанет на свои места.

– Спаси Вас Господи, батюшка!

– Бог Вам в помощь.

(Окончание диалога с телезрителем.)

– Если так дальше рассуждать, то святая великомученица Екатерина, приняв христианство, предала языческую веру своих предков.

– Да. И каждый человек (допустим, Петр Ордынский, царевич) тоже предатель.

– Но только сейчас он со Христом в Царствии Небесном, а весь его род где-то еще.

Вопрос: «Можно ли научиться духовной жизни без духовного руководства, без духовника?»

– Без духовника можно – по книгам. А без духовного руководства – никак нельзя. Должен быть доступ к Преданию Церкви, иначе человек будет рассуждать от ветра головы своея или от каких-то странных учений, допустим, о грехе.

– То есть книги играют роль именно духовного руководителя?

– Да. Но книги таких духовных авторов, как святитель Игнатий – великий учитель Церкви, память которого мы ныне празднуем.

– А духовник в какой ситуации необходим человеку?

– Если сам духовник разумен.

– Нередко люди спрашивают, как найти духовника, то есть занимаются поиском.

– Если человек спрашивает, как найти, значит, он его найти не может, и даже если ему представить, что это лучший духовник во Вселенной, он его не узнает.

– Почему?     

– Потому. Я однажды наблюдал такую картину. Вернее даже не я, а другой раб Божий, который мне об этом рассказал, просто это было настолько ярко, что сейчас я воспринимаю это так, как будто это было со мной. Замечательнейший духоносный старец, очень опытный и очень образованный, сидел на табуреточке (лет ему было уже под девяносто, он был слепенький, один глаз вообще не видел), к нему подходили люди, вставали на коленочки. И кто вопрос какой спросит, кто поисповедуется; в общем, старчествовал. И заходят ребята в храм крестить своих детей. Смотрят на этого старенького, с реденькими волосиками, небольшого роста человечка и говорят: «Неужели этот дед еще что-нибудь соображает?..»

– Да, вот такое мнение просто по внешнему виду.

– Да. А к этому «деду» люди ездили за много километров.

– Вопрос телезрительницы из Пермского края: «В Евангелии написано, что когда Иисус Христос воскрес, Он явился апостолам. Потом Он еще раз явился через восемь дней. Где Он был эти восемь дней?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Он был с Отцом Своим Небесным.

– На небе был?

– А Он всегда был на небе.

– Спасибо.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– Вопрос: «Как мне понять, нахожусь ли я на пути спасения или обманываю себя упованием на милость Божию? Ведь сказано, что не всякий говорящий “Господи, Господи!” войдет в Царствие Божие».

– Чтобы человеку ответить на этот вопрос, надо его знать, с ним поговорить. Может быть и так.

– Но то, что человек ставит под сомнение свой путь, – это правильно? Или это неполезно?

– Опять же, сам принцип этого сомнения, можно даже сказать, манера этого сомнения играет очень большую роль в этом определении.

– А какое сомнение душевредно?

– Сомнение малодушия, сомнение неверия, сомнение ненадеяния на Бога, когда приписываешь Ему то, чего в Нем нет, что идет от себя.

– А когда человек, наоборот, все время говорит: «Бог простит», то есть выказывает веру во всепрощение Божие?..

– Так нельзя ответить, надо знать этого человека. По этим признакам, тобою артикулированным, невозможно судить.

– То есть сомнение может быть полезным и душевредным?

– Конечно.

– Нередко люди себя называют великими грешниками, окаянными, самыми худшими. Но что за этим стоит?..

– Это легко проверить: достаточно в лицо плюнуть, и сразу он покажет, какой он грешник: великий или так, слегка.

– По крайней мере, смиренный ничего на это не сделает, а гордый обидится, но при этом он грешник...

– Грешники все по определению. Но если человек возмущается, то это говорит о том, что он считает себя не великим грешником, а очень незначительным.

– То есть это некая одежка, которую человек  то наденет, то снимет?..

– Это такой ритуал.

– Еще есть ритуал называть себя рабом Божиим.

– Да, это очень распространено: человек с твердой уверенностью объявляет, что он – раб Божий. Но мне больше нравится другое. Подносят годовалую девочку и говорят: «Раба Божия младенец Анфиса». Рассказывают, что это младенец, потому что я сослепу могу не разобрать.

– Вдруг подумаете, что бабушка?

– Бабушка или дедушка.

– Когда человек и про грех свой рассказывает, он так говорит, чтобы батюшка не сомневался, что пришел грешник, а не праведник.

– Люди любят ритуалы.

– Вопрос: «Как научить детей страху Божьему? Что делать, если ребенку скучно в храме?»

– Да не только ребенку, люди все время себя развлекают в храме всякими встречами, разговорами. Вот сегодня у нас была одна женщина с больной рукой, так ее человек тридцать спросили, что у нее с рукой.

– Проявили некое сострадание, сочувствие.

– Но всему свое время.

– Но люди встречаются в храме в основном.

– Ну почему? И после храма они идут вместе. Если уж так тебе интересно, потерпи немножко, встань рядом и молись, чтобы человек не ушел никуда. И потом проводишь до остановочки. А если ты сочувствуешь, – такси возьми, отвези до дома.

– Батюшка, но все-таки посоветуйте, если ребенку скучно в храме, как поступить правильно, чтобы и не отвратить его от храма излишней настойчивостью?..

– Дело в том, что подавляющее большинство людей не хотят ничему детей учить, так как чтобы учить, нужно самим знать, а они учиться не хотят. Поэтому это не столько их вина, сколько беда. Потому что наша школа устроена так, что уже к четвертому классу отбивает всякое желание учиться. И через эту школу прошли миллионы людей. Поэтому для них это тяжело, они больше любят кино глядеть. А если ребеночку рассказывать, читать и о храме, и об устройстве богослужения, и после богослужения с ним говорить, то он будет с большим интересом в этом участвовать. Просто ребенок же ничего не понимает, а ему не оказывается никакой помощи. А богослужение рассчитано на взрослого человека, просвещенного.

– То есть неплохо и самим просветиться.

– Сначала самим. Чтобы кого-то научить ездить на лошади, нужно самому ездить. Какой же из тебя тренер, если сам не умеешь?

– Вопрос телезрительницы: «У нас пропал родной, близкий человек преклонного возраста. Прошло уже довольно длительное время. Искали, но до сих пор не можем найти. Подскажите, пожалуйста, как нам быть в церковном плане: подавать записочки о упокоении или за здравие? Или, может быть, Вы что-то еще нам сможете подсказать?»

– По законам Российской империи шесть лет поминают как живого, а потом поминают как усопшего.

– Вопрос: «Почему многоглаголание считается грехом?»

– Потому что это пустое времяпрепровождение.

– Сквернословие, зложелательство – понятно. А если люди давно не виделись, встретились, что-то вспомнили, обсудили...

– Сказано, что пустословие и многословие.

– А как понять, пусто это или не пусто?

– Пусто – это когда не содержит никакой информации. Например, звонит на телеканал «Союз» некий человек: сначала восемь раз скажет «алло». А потом: «У меня такой вопрос, который я давно хотел задать, много раз звонил и никак не мог дозвониться; и вот наконец дозвонился». Это все пустое многоглаголание, нет информации. Чтобы не было многоглаголания, надо заранее подумать, что ты хочешь спросить, потом записать. Не надо никакой предыстории («я живу в Нарьян-Маре на такой-то улице» и так далее), но только относящееся к тому, что ты хочешь спросить. Это оставит нам время на лишние два-три вопроса, и другие люди смогут дозвониться.

– Вопрос телезрительницы: «Я очень болею, у меня болезнь Паркинсона и сахарный диабет. Я не могу каждый день молиться, у меня сил не хватает. Как мне быть?»

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Непонятно, почему не можете молиться. «Господи, помилуй!» трудно произнести?

– Это я произношу, но не каждый день. Я не могу даже встать с кровати.

– А зачем вставать-то? Можно и лежа на кровати молиться. Я очень многих знал людей, которые вообще никогда не вставали с кровати и молились непрестанно и днем, и ночью. Так что ни диабет, ни болезнь Паркинсона Вам не должны помешать.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– У аввы Дорофея был ученик Досифей, который, когда заболел тяжко и уже умирал, призвал авву Дорофея и говорит: «Отче, молиться не могу». Тот ему в ответ: «Ты говори просто “Господи!” – и Господь тебя услышит».

– Конечно.

– А потом святые старцы увидели в сонме святых этого Досифея, хотя он всего-то пять лет подвизался в монастыре до своей смерти...

– И сподобился целого сказания в «Лествице».

–  За послушание своему старцу (он делал так, как тот ему говорил, никогда не противился и не унывал). Наверное, он не менее болел, чем эта женщина.

– Нам трудно оценить; может, и менее. Но женщина жива, а он уже умер.

– Пример, конечно, очень яркий.

– Да. Поэтому авва Дорофей и внес его в свою святую книгу. Я думаю, немного у него было таких Досифеев за всю его долгую жизнь.

– Вопрос: «Господь говорит: мир храните между собой. А всякий ли мир угоден Богу?»

– Всякий. В другом месте сказано: по возможности будьте со всеми в мире.

– Но может ли быть мир между врагами Христа?..

– Сколько угодно. Первосвященники помирились с царем на почве ненависти ко Христу.

– Ирод с Пилатом стали друзьями.

– Да, и Ирод с Пилатом.

– И такой мир угоден Богу? Просто с каждым ли человеком?..

– Дело в том, что если люди, находящиеся на вершине (или чуть пониже) власти, затевают ссору, то они вовлекают в эту ссору огромное количество народа. Вот князья на Руси дрались и разоряли села и города друг у друга.

– Они – в личной вражде, а народ страдал.

– Да. Поэтому лучше бы они помирились, и народу было бы легче.

– Какой ценой порой мир завоевывался!

– Кровью.

– Александр Невский ездил в Орду «ублажать» хана, чтобы мир сохранить для Руси.

– Да. И за это пострадал.

– Вопрос: «Чем вредна для души человека современная музыка?»

– Она разрушает душу.

– Это, может быть, определенные ритмы? А если она легкая, спокойная?

– Дело не в спокойствии, она очень страстная. Потому что спокойная музыка тоже может быть очень страстной.

– Но мне кажется, человек без музыки вообще не может жить.

– И не надо. Один старец, высокообразованный человек, так музыку различал: под одну можно молиться, а под другую нельзя. Вот такой у него был критерий.

– Интересно: одна музыка способствует молитве, а другая с ней никак не совместима. Конечно, в этом плане наши церковные песнопения богослужения просто потрясающие!

– Не все, конечно. Но те, которые отражают в себе древнюю традицию. Например, распевы монастырские, греческие или болгарские, которые идут от народа, пусть и в современной обработке, очень благородны, бесстрастны. А в музыке XVIII–XIX веков есть определенная слащавость, и она, конечно, в целом этажом ниже.

– Но так во всем: и в иконописи тоже...

– И в архитектуре.

– …если взять икону определенного периода, есть шедевры неповторимые. Казалось бы, можно сейчас, при современных технологиях, воссоздать любой шедевр – ан нет. Создают что-то; может быть, и похожее...

– Дело в том, что есть шедевры, которые как ручная работа.

– Как колокол, который мастером сделан, – звучит, а другой не звучит. Все такое же, а не звучит.

– Ну, про колокола я не знаю, эта технология для меня сложная.

– Много можно на эту тему говорить, но нас просят заканчивать. Еще просят напомнить о пожертвовании, если можно.

– Напомни, пожалуйста.

– Дорогие братья и сестры, очень просим вас поддержать наш телеканал, который, я знаю, очень многим нравится, очень многие его смотрят. Хотелось бы, чтобы он продолжал работу и в будущем, но без вашей поддержки это будет сложно сделать.

Спасибо вам за внимание. Всего доброго!

Ведущий Александр Березовский, протоиерей

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы