Беседы с батюшкой. Гордыня

11 декабря 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Алексий (Вылажанин), благочинный Петропавловского округа Московской (городской) епархии, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове, член Канонической комиссии при Епархиальном совете города Москвы.

– Идет Рождественский пост. Как известно, пост – это время, когда можно заглянуть внутрь себя, бороться с различными страстями, как-то исправляться и достойно подойти к празднику Рождества Христова. Самый страшный грех, самая страшная страсть, как определили многие святые отцы, – это гордыня. Давайте поговорим сегодня как раз об этом грехе, этой пагубе нашей души.

– Давайте попытаемся осветить эту тему.

– Что такое гордыня, гордость?

– Гордость – это когда человек начинает превозноситься от тех или иных достоинств, которые у него есть. А иногда даже начинает возноситься от тех достоинств, которые, как ему кажется, у него есть, но на самом деле их нет. Гордыни можно избежать в том случае, если мы будем всегда помнить слова старца Симеона Псково-Печерского, который говорил: мое у меня только грехи, а все остальное от Бога. Надо понимать, что все, что у нас есть (ум, здоровье, благополучие), дает нам Господь в нашей жизни. Только как мы всем этим пользуемся?.. А наши – только грехи. Если мы будем помнить об этом, тогда, наверное, чувство гордыни в нашем сердце присутствовать не будет ни в каком случае.

– А есть ли добродетели, которыми можно гордиться?

– Добродетелями надо жить, а не гордиться ими. Когда мы начинаем превозноситься, тогда получается как в истории про мытаря и фарисея. Один стоял и благодарил Бога за то, какой он хороший, живет по заповедям Божиим, закон Божий исполняет. А второй стоял и тихо в уголочке молился: «Боже, милостив буди мне, грешному». Вот это «Боже, милостив буди мне, грешному» ведет человека к Царствию Божьему, а восхваление своими, казалось бы, достоинствами… может быть, оно не ведет к падению, но человек остается на том же духовном уровне, на котором он есть, совершенно не преображаясь и не открывая свое сердце для Бога.

– Мы редко можем посмотреть внутрь себя и сказать: да, я горжусь, я гордый человек, мне нужно исправляться. Как можно определить самому, какие грехи предшествуют гордыне, как определить, что я гордый и мне нужно меняться?

– Гордость – это, во-первых, когда в нашем сердце появляется гнев, раздражительность, когда мы начинаем ощущать, что люди нас не понимают, мы такие талантливые или облеченные властью… Вот это уже какая-то гордость, росточки ее внутри нас появляются. Наверное, отсутствие любой добродетели или неумение воплощать ее в своей жизни ведет человека к гордыне. А мы знаем, что гордость – страшный грех, первый грех, который существовал еще до грехопадения человека. Денница, возгордившись, был низвергнут. К сожалению, мы об этом всегда забываем, а помнить надо бы.

– Самый страшный грех действительно. Но когда нам говорят: ты гордый человек (говорит священник, близкие люди или даже твой коллега или знакомый), – задаешь вопрос внутри себя: почему я гордый? Тяжело принять какую-то критику в свой адрес. Тебе сказали: ты гордый человек – и ты хочешь ответить…

– Вы знаете, если хочешь ответить на этот вопрос, то, наверное, действительно гордыня присутствует в нашем сердце.

– Что в таком случае делать? Внутри-то борьба происходит.

– Надо согласиться; наверное, со стороны человеку виднее: может быть, какая-то гордыня действительно в нас есть. Человек живет – и кто-то рядом с ним живет, кто наблюдает за этим человеком, вместе они идут по жизни (друзья, родственники)… Во-первых, человек взрослеет, во-вторых, меняется его положение (вначале он простой рабочий, потом бригадир, потом вдруг начальником цеха стал, потом до замдиректора завода дорос). Поменялся ли он, поменялось ли его отношение? Наверное, поменялось. Поменялся ли он внутри сам? Он-то, наверное, остался таким, но, к сожалению, обстоятельства, сложившиеся вокруг него, в каких-то моментах заставляют его действовать так, что люди считают, будто он очень сильно изменился. Людям со стороны действительно так кажется. Я-то ощущаю, что я остался такой же, что во мне ничего не появилось, а им кажется, что по-другому…

Вот мы раньше часто встречались, а сейчас перестали встречаться. Почему? Не потому, что я горделивый стал, не потому, что не хочу встречаться. Взрослый стал, старый, стал уставать, тяжело стало, и уже начинаем искать оправдания в пробках; чтобы встретиться, надо куда-то поехать, а поехать – уже проблематично, надо потерять столько времени в дороге… Если по молодости надо было, допустим, съездить в Волоколамск самому, то два раза в день мог съездить, и это было не тяжело. Трафик другой был, я был другой, молодой. Не потому, что я стал меньше любить Волоколамск, но сейчас уже даже с водителем не всегда... Как представишь, сколько сидеть надо в машине… Хотя дороги, может быть, и не заметишь, задремал или задумался, и она пролетела так же быстро. Но в силу внутреннего состояния… Это абсолютно не гордыня.

Так и с гордостью получается. Людям, может быть, кажется, а нам что? Ну, нам надо принять: наверное, горд. Наверное, Господь кому-то открывает это в нас. Со смирением принять замечание, заглянуть внутрь себя. Ведь нас считают гордыми, наверное, в конкретном отношении. И честно посмотреть, сказать, есть это во мне или нет. Иногда, если мы бываем объективны, видим: наверное, что-то в нас и присутствует. Не зря так говорят люди.

– Вопрос телезрителя: «Человек гордится, он напрягался, не спал ночами, изучил двадцать языков; у него семь высших образований; старался, что-то делал. Если он этим гордится, значит, он в гордыне? А другой в это время спал, ел, не выучил даже таблицу умножения, так прожил всю жизнь – этот, выходит, смиренный?»

– Спасибо за вопрос. Знаете, у каждого в жизни есть свои цели. Для чего человек изучал эти двадцать языков? Для того, чтобы потешить свою гордыню? Мол, я такой вот… Или он их изучил, чтобы принести пользу окружающим, своим близким, своему Отечеству, как бы это высоко ни звучало? А второму это, во-первых, не нужно было, он занимался своим делом. Может быть, не хватал звезд с неба, но честно трудился на заводе, понимал, что языки ему в принципе не нужны, но был хорошим токарем. Он умирает совершенно спокойным, радостным человеком, что он достойно прожил свою жизнь.

А когда мы учим двадцать языков и этим потом гордимся, считаем, что мы выше всех окружающих, – знаете, это не наше достоинство. Это Господь дал нам возможность выучить двадцать языков. Если бы Господь этого не хотел и считал, что нам это не нужно, Он бы нам этого не дал. А потом – ведь в одночасье можно всего этого лишиться. Мы видели, как люди становятся и слабоумными, забывают всё, независимо от их образования, которого они достигали, становятся как дети, забывая и те языки, которые они знали, и научные монографии, которые выпускали… Все это не наше, все Божье. Если мы об этом будем помнить, тогда и гордости не будет, тогда и других не будем осуждать. В чем наше достоинство? Ну, выучили мы эти двадцать языков, а пользу какую себе принесли, своему духовному росту? Вон монахи сидели в монастыре, никаких языков не знали – и Царствие Божие стяжали. В земле ковырялись и в храм ходили.

– Еще нужно отметить талант, если Господь дает талант выучить эти двадцать языков.

– Конечно!

– Грех, если бы он их не выучил.

– Это дар Божий, который Господь дал. Плохо было бы, если бы не выучил. Но когда человек выучил и этим начинает гордиться – Господь может забрать это в одночасье, посрамить человека. Строили вавилонскую башню, хотели стать как боги, ну и что?

– Когда человек часто обижается и жалуется на жизнь, это тоже проявление гордости?

– Ну, здесь гордость ли это, не гордость… Нет какого-то внутреннего духовного равновесия, неумение принимать волю Божию. Вообще когда человек бывает доволен? Когда он в своей жизни живет с Богом, когда он понимает, что ничего не может произойти без воли Божией. Если даже враг рода человеческого нас искушает, значит, Господь в какой-то момент попустил ему это сделать для нашего смирения, для того, чтобы мы задумались. Где-то гордыня, наверное, в нашем сердце появилась. Надо стремиться постоянно к духовному совершенствованию, а все остальное приложится.

– Что мы можем противопоставить гордыне? Вспоминаем слова: Бог гордым противится, смиренным дает благодать. Смирение. Вот мне сказали: ты гордый человек. Я могу возразить, могу промолчать. Я промолчу, но внутри-то не соглашусь. Как по-настоящему смириться?

– Мы только что об этом говорили: загляните в себя.

– А взгляд в себя – это что? Анализ жизни?

– Ну, не жизни… Ведь гордыня в каком-то конкретном случае проявляется. Не просто гордый, а почему-то ты гордый, в какой-то мере. Надо посмотреть, может быть, действительно где-то она присутствует. Да, на сегодняшний день я увидел это и побороть в себе не могу. Но я стремлюсь, очень прошу Бога, чтобы Он мне помог. Опять, когда говорят, что у тебя тот грех, другой… Во-первых, спрашивал ли я у тебя о том, грешен ли я? Пришел ли я к тому человеку на исповедь, если это священник? Пришел ли за советом? Или человек начинает мне высказывать свои какие-то пожелания, а потом говорить, что я гордый, противлюсь всему? – Не надо советовать. В чужом глазу всегда сучок виден, в своем бревна не замечаем. Может, мы от своей гордости такие советы предлагаем. Господь Сам управит. Положись на волю Божию, Господь откроет.

Спорить, доказывать?.. Мне очень нравится, как один мой друг всегда говорил: «Когда меня спрашивают, верблюд ли я, я всегда отвечаю: да, двугорбый. Потому что если человек спросил, он уже убежден, что ты верблюд; доказывать ему, что ты не такой, было бы неправильно». Мы начинаем доказывать, что мы не гордые, когда нас обвинили в гордыне, – но раз человек уже сказал, он уже в этом убежден, объяснить ему это невозможно. Зачем? Наверное, гордыня появляется в нас, когда мы начинаем доказывать обратное. Прими к сведению. Чувствуешь, что в тебе этого нет? Слава Богу, живи дальше потихонечку.

Самая лучшая лакмусовая бумажка – это твоя совесть, которая тебя с Богом соединяет. Кто лучше нас самих знает наши грехи? Только Господь. Никто другой. Даже старец, который нас начинает обличать, понимает, что мы-то знаем эти грехи, для нас они знакомы, но сил где-то нет… Ведь обличить – это одно дело; путь указать, как избавиться от того или иного греха, – вот это очень важно. А доказывать? Дураком назвали – чего доказывать, что ты не дурак? Это уже гордыня, когда доказывать начинаем. Есть в тебе грех, чувствуешь себя виновным или нет? Обвинили тебя в воровстве – что доказывать, что ты не вор? В суде – да, а если тебя друг обвинил?

– Доказательства надо предоставить.

– А что доказывать? Он уже убежден, что ты это сделал. Значит, уже не совсем хороший друг, если не доверяет. Если ты знаешь, что ты этого не делал. Вся жизнь так выстраивается.

– Может быть, все-таки где-то нужно доказать?

– Доказывать надо себе самому. Если ты прав, если твое внутреннее состояние говорит, что прав, – во-первых, соотнеси его со Священным Писанием, потому что там есть истина. А все остальное – да, надо отстаивать правду Божию, Церковь Божию, надо твердо стоять. И то Господь в Евангелии говорит: не мечите бисер перед свиньями. Надо давать той аудитории, которая готова это слышать. Когда люди готовы разговаривать, готовы слышать… Очень часто бывает, особенно сегодня в Москве, когда проходят слушания в местных депутатских корпусах о строительстве того или иного храма. Всегда там есть два или три человека, которые оголтело кричат, что не надо, и как бы ты ни аргументировал, какие бы доводы ни приводил, им это не надо. Они не слышат. Говорить надо тем, кто умеет слушать и слышать. А если тебя публика не слушает и не слышит, отвернитесь, отрясите свой прах и идите. Так же если друг настоящий, он выслушает, поймет. Если он не хочет слушать, то ему не доказывай. Но это не значит, что это присутствует в тебе.

– Вопрос телезрительницы: «У меня муж священник. Могу ли я исповедоваться у него? Нам сказали, что нельзя».

– Вам правильно сказали: матушка не может исповедоваться у своего мужа. Она должна слушать своего супруга как главу церкви, а с грехами и исповедью должна идти к своему духовнику. Хорошо, если у Вас и у батюшки общий духовник, у которого батюшка тоже должен исповедоваться, чтобы этот духовник знал вас, мог давать вам правильные советы в возникающих духовных ситуациях. Муж не может быть объективным ни в духовном руководстве, в таинстве Покаяния. Не надо лишний раз искушать ни мужа жене, ни жену мужу. Поэтому в Церкви есть практика, что батюшка свою матушку не исповедует, так же как не исповедует своих детей.

– Есть еще один вид гордыни – прелесть. Человек свято уверен, что он умеет что-то лучше всех делать либо какие-то качества у него лучше других, и ему никогда ничего нельзя доказать.

– Есть, безусловно. Старец Зосима сказал: ну вот, я достиг святости, выше уже некуда – и Господь приводит его на Иордан, в пустыню Иорданскую, где тот встречается с Марией Египетской и понимает, что все, что он делал до того момента, совершенно пустое. Очень хороший советский мультфильм есть – про львенка – «Самый, самый, самый». Всегда есть кто-то, кто тебя красивее, умнее, сильнее. Об этом надо всегда помнить и помнить, что мы без Бога ничто. Господь в одночасье заберет у нас все. И впадать в прелесть – это значит прельщаться дьяволом, который прельщает человека тем, что человеку не принадлежит. Мы же не прельщаемся своими грехами, не гордимся ими. А это наше. А прельщаемся тем, что нам не принадлежит. Можно гордиться чужой машиной, но мы же не гордимся ею. Можно гордиться чужим домом, но мы же не гордимся им… Благодарим Бога за то, что есть у нас. А если видим что-то хорошее на стороне, может быть, и не радуемся за тех людей, а вот зависть начинает присутствовать в нашем сердце. Это плохо. Не надо допускать этого.

– Легко сказать: не надо допускать. В какой-то момент семя зависти сеется в душе человека. Каждый из нас замечал, как это происходит. Ты начинаешь завидовать, понимаешь, что это грех, но все равно чувство разжигается. Что нужно делать в этот момент, чтобы не давать греху заполнить естество человека?

– Завидовать надо тому человеку, который Царствие Божие наследовал. Читаешь жития святых… Мне очень нравится читать особенно наших современников (может быть, не сегодня живущих, о них еще пока не пишут, а о тех, кто жил совсем недавно, но ты не был с ними знаком, а сейчас их уже нет). Сейчас много таких подвижников проявляется, о них пишут книги. Они совершенно были нормальными людьми – и со страстями, и с грехами, и с чувством юмора, что очень часто тоже хорошо. У нас когда житие святого пишут, он какой-то не от мира сего уже с детства, поэтому в нем только все правильно. А ведь любой святой – это прежде всего человек. Ему присуще все. Безгрешен только один Бог, и каждый святой, наверное, был грешен; святым-то стал только потому, что ощущал свою греховность. Чем более свят человек становится, тем больше ощущает свою греховность, и наоборот: чем больше падаем, тем больше ощущаем себя в состоянии святости.

Но когда смотришь на их жизнь, не на поверхность, а на внутреннее делание, о котором пишется (или фильм какой-то смотришь), которое они совершали, – вот чему надо завидовать, вот к чему стремиться. Человек Царствие Божие через это наследовал. А я, к сожалению, в силу своей греховности, немощи этого не могу. Вот он был счастливый, имел радость общения с Богом, а я этого не могу. Я видел монаха, священника, который и за штатом был, и не имел ничего, но он был счастлив – и люди вокруг него были счастливы. Ровно ли все было? Наверное, не все ровно, и страсти бушевали. Но я смотрел и всегда говорил: замечательно; к сожалению, я так не могу; почему мне Господь не дал такой простоты, почему какая-то мудреность присутствует в моей жизни? Мы всегда мудрим что-то, а ведь где мудрено, там нет ни одного ангела, а где просто, там их со сто.

– Когда мы смотрим на тех, у кого все хорошо (вот Ваш пример завидовать тому, кто стяжал Царствие Небесное),  нет ли в этом самоедства? Правильно ли себя уничижать, постоянно с кем-то сравнивать?

– А не надо уничижать, не надо с кем-то сравнивать. Надо искать свой путь, видеть тех людей, которые явили пример. От одного что-то взял, от другого другое. Выбери свой путь к спасению. Священное Писание тебе показывает, как идти. Но там же разные люди тоже, которые приходят к Богу, каждый своим путем идет. Так же и в жизни.

А заниматься только самоедством тоже нельзя, надо уметь радоваться жизни. Почему Церковь говорит: мы должны плакать о грехах, должны плакать на исповеди. Но этот плач о грехах, о своем недостоинстве должен давать и радость общения с Богом. Мы должны видеть красоту Божию, должны радоваться милости Божией, которую Господь дает нам. Дает здоровье. Можно быть богатым – и совершенно больным человеком. Счастлив ли он? Абсолютно несчастлив. Конечно, наверное, это лучше, чем быть больным и бедным, но если ты имеешь в себе веру и принимаешь все как волю Божию, то и страдания даже в бедности переносишь лучше, чем в богатстве.

– Вопрос телезрительницы: «Видела по телевизору, что венчались Пугачева и Галкин. Я очень удивилась, разве такое возможно? Ведь она уже была венчана с Киркоровым, почему Православная Церковь допускает такое венчание?»

– К сожалению, я не могу комментировать данный вопрос. Я только слышал об этом, не имею полноценной информации ни о том, какой священник это делал, ни тем более что его мотивировало… Имеет ли она право? Церковь иногда допускает второй брак (и даже иногда третий церковный брак), но решение это принимает не священник, а правящий епископ, который благословляет или не благословляет, рассматривая то, что есть. Поэтому мне очень сложно давать оценку тому, что произошло. Я не знаю всех деталей. Наверное, что-то двигало тем священником, который это делал, почему-то он принял такое решение. Если это правильное решение, – слава Богу; если нет, – Господь ему дал власть, за которую отвечать ему придется перед Богом. Пусть, раз он принял такое решение. Посмотрим, как они жить будут.

– Вроде живут.

– Ну, слава Богу. Дай Бог!

– Например, видишь, что близкий тебе человек, родственник, заблуждается (в том же грехе гордыни), и что-то нужно ему сказать, но он этого не слышит, потому что считает, что прав, или какая-то прелесть человеком овладевает. Как быть в такой ситуации, если хочешь помочь человеку и без осуждения хочешь указать ему на его грех?

– Во-первых, человеку можно об этом сказать в доброй беседе, если вы родственники или близкие друзья. Если человек услышал, – слава Богу. Если не услышал, не захотел слышать, настаивать?.. А может, мы с вами не правы? А может, как раз в нас гордыня, что мы что-то видим, чего в нем нет? Почему когда по отношению к нам – это неправильно, а по отношению к другим? Где мерило правильности? Поэтому относись к человеку так, как хотел бы, чтобы относились к тебе. Хотелось бы тебе, чтобы тебя постоянно в чем-то обвиняли, чему-то учили, наставляли, всегда говорили: ты здесь не прав, тут надо было так? А это твоя жизнь. Я считаю, что я так должен делать.

Всегда ли мы слушаем своих родителей, которые говорят, как мы должны поступить? Нет, все-таки это моя жизнь, я вас слушаю, но пойду своим путем. Потом проходят годы, когда мы оборачиваемся и понимаем, как они были правы: там-то надо было прислушаться. Но это же наша жизнь, которую мы проживаем. Так и здесь. Может быть, человек прав; может быть, мы не правы. Может быть, не до конца знаем ситуацию, в которой все это происходило. И когда мы начинаем беседовать с человеком, если он готов открыться и как-то это поясняет,  тогда мы понимаем: да, может быть, и я так поступил бы. А если он все-таки не прав и  вменяемый, то он услышит это. Еще раз говорю: говорить надо человеку, который хочет слышать.

Когда венчаем пару, я всегда говорю: самое главное в семейной жизни – иметь любовь, но любовь не ту, которой учит нас современная жизнь, современное общество, а любовь жертвенную, которую показал Господь Иисус Христос. Любить до жертвы. Не до страсти, как это сейчас делается, потому что страсть прошла – и все, любви нет. Постараться через жертвенную любовь взрастить уважение друг к другу в семейном браке. Если появляются какие-то проблемы, научитесь слушать и слышать друг друга. Мы иногда слушаем, но не слышим друг друга. Это ужасно. Когда нет этого умения слышать друг друга, тогда и семья начинает трещать по швам. А там, где Господь дает мудрость одному и другому, мудрость услышать, выслушать, понять и где-то простить, такие семьи совершенно счастливые. Да, у них в жизни все было, страсти бушевали, но это умение преодолеть все это через умение слушать и слышать дало возможность им прожить счастливую совместную жизнь, встретить старость.

– Если продолжать семейную тему… Вот видишь, что человек не прав, твой близкий, и хочешь «продавить» этого человека, сделать так, как считаешь нужным (и скорее всего это будет правильно)…

– Вы сами сказали: скорее всего это будет правильно.

– Да.

– А может быть, это и не будет правильно.

– Как все-таки «продавливать»?

– Учитесь говорить друг с другом. Не на повышенных тонах, не на эмоциях. Учитесь мотивированно объяснять друг другу, почему нужно сделать что-то. И еще раз говорю, умейте жертвовать, ведь любовь – это жертва. Иногда жертвовать своими амбициями, своей гордостью, даже своим чувством правоты. Наверное, твердым надо быть в отношении веры, семейных уз, брака. Здесь надо проявлять твердость. Во всем остальном надо быть толерантным к человеку, который рядом с тобой живет (мужу, жене). Супруги должны уметь находить компромисс. Разругаться легко. А чаще всего ругаемся на пустом месте. Из-за каких-то глобальных вещей люди ругаются редко. Ссоры в семейной жизни начинаются с того, о чем через день и вспомнить не могут, из-за чего все началось. Вот этому надо учиться – не допускать этого.

Иногда, может быть, надо и уступить на каком-то этапе. Как мудрая жена делает? Она всегда говорит «да», а делает по-своему. Это тоже так надо. Иногда с мужем надо согласиться, а Господь Сам все управит. Умейте полагаться на волю Божию. Можно проявить свою волю, настоять на своей воле, но мы всегда забываем, когда просим, говорить: «Господи, не моя воля, но Твоя пусть будет в той или иной ситуации. Вот я хочу что-то в семье изменить, мне кажется, это будет к лучшему. Но пусть это будет Твоя воля». Если она будет, потихонечку все пройдет – и получится так, как ты хочешь. «Если нет Твоей воли, Господи, пусть этого не совершится никогда». Научитесь принимать эту волю, тогда все будет хорошо.

– Давайте попробуем разобрать такой пример, который совсем недавно был во всех СМИ, – случай с зимней Олимпиадой. Сейчас очень много говорится о патриотизме, гордости за страну. Мы не будем вдаваться в политические вопросы, это нас не касается. Но в этой ситуации есть ли какой-то момент гордости: отказаться от этой поездки либо поехать туда, смириться с решением, доказать правоту или не доказать?.. Можно ли на этом глобальном примере показать то, о чем мы сегодня говорим?

– СМИ это обсуждают последние дни. Я считаю, что позиция президента правильная. Это дело каждого олимпийца, который будет принимать решение, ехать ему или не ехать. Выступала одна из фигуристок и сказала, что не поедет. Когда ее спросили об остальных коллегах, она ответила: «Не знаю, каждый должен принять решение для себя». На мой взгляд, я бы вообще в этом уже и не спортивном, а политическом цирке не стал  принимать участия, унижаться. Во-первых, правильно говорят, что будут ставить палки в колеса. А если даже и не будут ставить, то потом это все равно используют, чтобы противостоять тем людям, с которыми ты вместе тренировался, что-то делал. Твоей стране, твоему Отечеству.

Гордость за себя и за свои грехи – это одно дело, а вот за свое Отечество, за достижения, которые у нее есть… не гордимся же мы нашим футболом. Ну, не умеем играть. Мы всегда гордились нашими хоккеистами, фигуристами, которые выкладывались, трудились. И многими другими спортсменами, которые трудились, для того чтобы что-то получить. Ну, сегодня они поедут, даже завоюют медали; сделают из них там героев, мол, они пошли против системы; а через год-два отберут эти медали, потому что нашли что-то… Как сейчас мы видим по отношению к нашим олимпийцам, у которых начинают отбирать медали. Еще раз: дело совести каждого. По мне, так надо бы принять консолидированное решение, что мы не едем. Кому что доказывать? Если человек талантлив, ему не надо никому ничего доказывать. Не стал человек олимпийским чемпионом – зато он трех-, четырехкратный чемпион мира. Он уже доказал все, что здесь было. Мало ли что на соревнованиях случается, и ты не стал чемпионом. Ты уже трижды доказал, что ты мировой чемпион. А олимпийский – это уже гордыня наша проявляется.

– Хорошо. Мы говорим о том, как победить гордость. Это на самом деле очень важный момент, эта борьба. Это любовь к ближнему. Но не всегда это получается. Например, когда идет какое-то соперничество на той же работе, когда видишь, что человек не справляется. Или ты просто не можешь принять это решение, или он тебе просто неприятен. Но есть общее дело, нужно добиваться результатов, от тебя этого ждут; и от него тоже ждут. Как в таких трудных житейских или рабочих ситуациях любить этого ближнего?

– Каждый на своем месте должен честно делать свое дело. За то дело, которое делает твой сосед или соработник, он ответит сам. У отца Иоанна (Крестьянкина) в одной из телевизионных записей, снятых на любительскую камеру, есть проповедь в Михайловском соборе в Печерском монастыре, где есть такие слова: «Церковь, Бог учат нас любить всех вокруг нас. Возможно ли это человеку? Нет, невозможно. Должны ли мы это делать? Должны, потому что мы христиане». Любить человека, который идеален в наших глазах, – легко. Любить того, кто любит тебя, – легко. А вот любить того, кто, как нам кажется, не совсем соответствует нашим стандартам, очень сложно. Понимаете, даже грешника мы любить должны. Грех ненавидеть, а грешника любить. Надо учиться этой любви.

– Очень сложно на самом деле. Есть такое выражение: осуждать грех, а не человека.

– Но ведь не зря же говорят: в Царство Божие не широкая дорога, а узкий, тернистый путь, по которому надо пройти, поцарапаться, споткнуться, иногда и руку или ногу сломать. Но потом встать, подняться, подлечиться и дальше идти. А если человек испугался, остановился на каком-то месте? Хорошо, если остановился, а если побежал обратно на широкую дорогу, которая ведет совершенно в другую сторону?

– Вспоминаю один случай, когда одного старца спросили (не помню дословно), кто самый смиренный человек в обители. Он сказал: повар на кухне. Как же так, вон сколько молитвенников в монастыре? Он говорит: «Это человек, обладающий недюжинной силой, характером. Если ему что-то сказать, он мог бы и убить, а он столько лет смиренно переносил свои тяготы и боролся. И вот он достойнее всех». Царство Божие силой берется.

Мы говорим о смирении. Я по себе знаю, и каждый телезритель со мной согласится: тяжело смириться, невозможно. Промолчишь, но что на самом деле означает чувство смирения, где это добродетель, а где просто лицемерие, прогибы?

– Если после твоего «смирения» у тебя в душе страсти бушуют, то конечно, это прогибы.

– Если ты молчишь только ради того, чтобы промолчать, будет ли это смирение?

– По крайней мере, это будет шажок к стяжанию того смирения, которое должно быть. Смирение – это когда появляется беззлобие. Когда раздражительность в сердце не присутствует.

– То есть не равнодушие.

– Нет-нет.

– А как добиться этого чувства?

– Трудиться, молиться, просить у Бога. Ведь все дар. Как научиться молиться? Просить у Бога: «Господи, дай мне дар молитвы. Я очень хочу, для этого я тружусь, я пытаюсь, молюсь. Получается не получается, я стараюсь, молюсь. Укажи мне правильный путь и дай мне дар молитвы, чтобы почувствовать эту молитву». В нужный момент Господь увидит наши труды и даст. Что такое любовь, как любить? «Господи, научи меня этой любви, Тебя очень прошу, научи меня». Имейте желание, просите у Бога. Как Оптинские старцы учили курящего человека: «Ты чего просишь, когда курить хочешь бросить?» – «Прошу бросить курить». –  «Так ты не проси курить бросить у Бога, ты проси, чтобы желание Господь тебе дал. Когда у тебя появляется желание чего-то, ты этого добиваешься». Когда мы чего-то в жизни хотим добиться, мы горы сворачиваем на своем пути, преодолеваем всё. А если желание такое, что не совсем нужно мне это делать, тогда и желания у нас не исполняются.

– Про желание чего-то добиться: человек ставит себе какую-то цель в жизни и к ней идет; может быть, где-то не всегда честными путями, но добивается этой цели (может, ему Господь даже дал таланты, чтобы этого достичь). Как это называется? Как правильно построить свою жизнь, чтобы ты шел к своей цели ровно, спокойно, не гордился?

– Может быть, ровно и спокойно не получится. Ровно и спокойно – это когда ты уходишь от мира и пытаешься найти эту уравновешенность в природе, еще где-то, один. Почему старцы уходили от людей на какой-то момент? Чтобы стяжать в себе дух мира, чтобы потом уже ничто не раздражало. Показатель правильности – это ваша совесть. Если переступаешь через кого-то и, добиваясь своей цели, кому-то делаешь больно, удовлетворения в конце жизни от того, что ты добился, все равно не получишь. Потому что это будет на твоем смертном одре вспоминаться – именно то, что ты в достижении своей великой цели сделал больно одному человеку, другому, переступил через моральный принцип. Надо все-таки, самое главное, если мы считаем себя верующими людьми, стараться не поступаться в нашей вере. Каждый свой поступок стараться соотносить со своей совестью и, конечно, со Священным Писанием.

– Вопрос телезрительницы: «Когда я исповедуюсь, у меня начинается такое состояние, что слезы, комок в горле. Мне неудобно перед батюшкой, что у меня такое состояние. Как избежать этого? Каждый раз перед исповедью у меня страх, что я опять расплачусь. Однажды, когда я была в Дивееве,  батюшка меня от себя отодвинул, сказал: идите… Я поняла так, что не могу исповедоваться, когда плач».

– Вы знаете, плакать, конечно, надо о грехах. Но когда Вы стоите на исповеди и думаете, как бы Вам не расплакаться, а не о том, как бы покаяться, принести покаяние, это, наверное, тоже маленькая гордость в Вашем сердце. Думать надо в этот момент совсем о другом – о грехах. Если мы плачем, о чем мы плачем? О грехах плачем? К чему эти слезы ведут? Они должны вести к исправлению нашей жизни. А если мы только плачем и жизнь свою не исправляем, грехи одни и те же постоянно на исповеди? Тогда смысл в таком плаче какой? Мы должны уметь совершенствоваться. Надо уметь плакать и веселиться. Иногда человек на исповеди рыдает, а тут же к Чаше пошел, всех локтями растолкал, одному огрызнулся, другому нахамил – «я первый должен подойти»; и со смирением, отплакавшись, стоит, сложив руки на груди, к Святому Причастию.

– Показушность некая.

– Да, ноль этим слезам, которые были, ноль Причастию, к которому мы пришли. Лучше бы этого не было ничего в нашей жизни. Умейте плакать тогда, когда надо плакать о своих грехах. Но не так, что я сейчас разрыдаюсь и не смогу ничего сказать. Плакать надо о конкретном грехе. Этот грех во мне есть, я о нем плачу, рыдаю, может быть, даже не столько внешне, сколько внутренне душа моя плачет и рыдает об этом грехе. Вот что я могу Вам посоветовать. Думайте не о плаче, не о том, что Вы сейчас пойдете плакать, а думайте о грехах. Заплакали, не можете говорить – отойдите, успокойтесь; подойдите еще раз к батюшке, когда успокоитесь. Скажите: батюшка, вот я согрешила тем-то и тем-то; плачу об этом, рыдаю, а исправиться не могу, сил нет; помолитесь, чтобы Господь дал мне силы избавиться от грехов, о которых я рыдаю день и ночь. И батюшка помолится. Глядишь, от одного греха избавимся, от другого – и потихонечку пойдем по пути духовного совершенствования.

– Наша передача подходит к концу, я делаю для себя некие выводы. Обо всем можно помолиться, Господа попросить. Есть проблема, тяжело, гордишься, не соглашаешься – просто молиться и просить. Получается, так?

– Молиться и просить – конечно. И прежде всего любовь к Богу иметь. Если мы не будем иметь любви к Богу, тогда не будет ни молитвы, ни смирения, ничего. Когда научимся Бога любить окончательно, тогда и волю Божию принимать будем, и стараться будем не грешить. Прежде всего любви к Богу надо просить, а там уже приложится все остальное.

– Я попрошу Вас обратиться к телезрителям с наставлением, словом, потому что пост уже в самом разгаре, скоро уже праздник.

– Дорогие мои телезрители, братья и сестры! Мы часто встречаемся с вами в дни постов. Сегодня идет Рождественский пост. Но это пост радости, ожидания, с замиранием ждем того момента, когда ангелы возвестят о рождении Христа Спасителя. Как и тогда замирала природа, так и сейчас наше сердце находится в замирании.

Что хотел бы пожелать? Чтобы Господь укрепил вас пройти через самое главное искушение Рождественского поста – празднование Нового года. Если кто-то и празднует, отмечает, чтобы это не перерастало в какое-то безумное веселье. Помните, что это последние дни Рождественского поста. Если кто не празднует, – может быть, в молитве провести это время. Все-таки новолетие, начинается новый год нашей земной жизни. Поблагодарите Бога за то, что прожили предыдущий год, за тот, что начнется. Старайтесь жить всегда с Богом и поститься. Пост должен вести человека к совершенствованию, к духовному возрастанию. Если этого нет, тогда подумайте, зачем все это, что мы в нашей жизни делаем… Чтобы Господь укреплял, помогал каждому из нас, чтобы умели мы поститься, приобретая в эти дни какие-то духовные радости.

Ну а самая большая радость будет в праздник Рождества Христова – не от того, что мы съедим чего-то мясного, вкусного, а от осознания, что Христос родился ради нашего с вами спасения. Чтобы пост подготовил нас так, чтобы радость в нашем сердце была, когда мы придем в этот день в храм и почувствуем рождение Христа Спасителя. Как это ощутили и ангелы, и простые пастухи, пришедшие в эту убогую пещеру, где родившийся ради нас Христос Спаситель, Царь мира, лежал в яслях. Но они испытывали радость. Чтобы мы духовными своими очами и ушами видели и слышали Бога. «Слава в вышних Богу, и на земле мир»; чтобы мир водворился и на земле, и внутри души каждого.

– Благодарим Вас за эту прекрасную беседу. Надеемся, увидимся совсем скоро.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы