Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

10 сентября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Всех вас поздравляю с наступающим праздником Усекновения главы Иоанна Предтечи. Это великий праздник Русской Церкви, он является очень важным. Завтра, по благословению Его Святейшества, вновь восстанавливается дореволюционная традиция – служить в этот день молебен об избавлении нашего народа от пьянства. С возможной серьезностью отнеситесь к этому делу и к этой молитве, потому что много бед у нашего народа, но эта – одна из главных. Будет молебен; внимательно слушайте слова, которыми Церковь молится, пусть они войдут в наш ум и душу, чтобы был результат.

– Батюшка, хочется начать с вопроса, который очень часто люди задают: почему Бог позволяет, попускает торжествовать злу? Величайший человек (Сам Христос его назвал самым великим из рожденных женами) – и ему попущено такое страдание за беззаконие людское.

– Когда Господь пророчествовал о том, что Ему должно быть распятым, Он говорил, что в результате всех привлечет к Себе. Такая простая вещь: у нас в стране происходят всякие безобразия (например, грузовики переезжают железнодорожные пути, в результате происходит столкновение с поездом, страдают, а иногда и гибнут люди). Но пока не погибнут дети – невинные жертвы, никто серьезных мер не принимает. А нужны драконовские методы, чтобы даже подумать было страшно о том, чтобы пересечь перед шлагбаумом железнодорожные пути. Потому что малейшее скольжение на рельсах – и будет беда. И так во всем. Я помню, как в Америке убивали наших сирот. Я после каждого очередного убийства, так сказать, в пространство говорил: сколько еще нужно убить русских детей в Америке, чтобы приняли какие-то меры? Оказалось, двенадцать.

– Когда наконец-то задумались, что надо что-то делать.

– Да. Так действуют жертвы. Или, например, есть у нас в обществе, в народе какой-то недуг. Допустим, казино: сначала дали развиться этой гидре, потом стали ее душить. Но сразу-то неужели непонятно? И так далее.

Поэтому невинная жертва дает возможность человеку опомниться, протрезветь. И потом, те времена по сравнению с нашей христианской эрой все-таки были дикие, то есть вполне дикие.

– О защите прав человека не слышали.

– Ну да, таких выражений люди вообще не знали. И сейчас тоже права человека – это всего лишь демагогический прием. Потому что, допустим, права американского солдата и даже его семьи защищаются: выплачиваются большие суммы, если он погибнет, получит ранение; большая пенсия. А о правах тех, которых они убивают сотнями тысяч, речь не идет, хотя все официально признают, что это невинные жертвы (промазали, не туда пустили снаряды – за это никто реально не отвечает). Получается, что у одних прав больше...

Есть такое выражение по поводу создания фондов: «разговоры в пользу бедных». Собираются люди, тратят свое время, аккумулируют не свои средства, тратят их на свое хорошее содержание и какую-то часть выделяют этим самым бедным. Всем хорошо, особенно тем, кто по преимуществу занимается разговорами.

– Вот вопрос: почему Господь не остановит явные злые намерения? Почему Господь не остановит то, что приводит к страданиям невинных людей? Он же ведает, что люди затевают.

– Более того, и люди ведают.

– Но люди хотят творить зло, а Бог попускает этому быть.

– Попускает, потому что Богу нужно, чтобы человек сознательно отказался от греха. В определенных случаях нужно, чтобы человек увидел последствия этого для него самого, для своих детей.

– Вот Вы сейчас сказали про необходимость драконовских мер. Но Богу же такие меры принять легко и остановить их.

– А премьер-министру трудно? А сотруднику дорожной полиции, главе района, у которого есть два переезда? Он что, не может эту задачу решить своей властью? Наверное, может.

– У людей, кроме должностных обязанностей, есть еще свой интерес.

– Бывает интерес, но чаще всего я сталкиваюсь с равнодушием. Для чего существует чиновник? Для того, чтобы профессионально помогать всем нуждающимся по той теме, по которой у него работа. Например, если квартиры даешь, то не только своим.

– Вопрос телезрителя из Тамбовской области: «В Библии написано, что если твоя рука тебя соблазняет, отсеки ее: лучше тебе войти с одной рукой в Царство Небесное, нежели быть брошенным в геенну огненную. То же самое сказано и про глаз. Я не понимаю смысла написанного. Объясните, пожалуйста».

– Вы понимаете, что такое «рука» и «отсечь руку»?

– Телезритель: «Да».

– Что это значит? Это значит, что в жизни бывают такие обстоятельства, когда лучше потерять руку, чем совесть, например.

– Телезритель: «Ясно. И второй вопрос: сколько я хожу в церковь, до сих пор не понимаю, для чего ставится свечка, а для чего зажигается лампадка. Объясните, пожалуйста».

– Эта очень древняя традиция идет с тех пор, когда еще в церкви не было электричества. И вот за эти тысяча девятьсот лет люди привыкли к тому, чтобы свечи и масляные лампады горели; привыкли, приходя в храм, всегда приносить с собой свечи (или прямо в церкви покупать). И когда они зажигали лампаду или свечу, то в это время еще обращались к Богу. И зажигаемый светильник у них прочно вошел в сознание, соединился с молитвой; это видимый знак молитвы. Человек может упасть на колени и так стоять. А может упасть и помолиться.

– Телезритель: «Ясно. Спасибо, отец Дмитрий. Дай Вам Бог здоровья».

– Вопрос: «В каких случаях исповедь человека не приемлется Богом и не прощается тот грех, в котором человек исповедовался?»

– Если нет покаяния. Большинство людей (например, сегодня во время всенощной я принимал исповедь) не каются, все методично рассказывают о своих грехах. А покаяние – это же не это. Покаяние – это обет Богу больше к этому греху не возвращаться. А человек говорит: я не могу, я грешу. Один гражданин говорит: «Я не прочитал правило». –  «Ладно, не прочитал. А что ты целый день делал?» –  «Я на полу лежал». За сорок лет я впервые такое слышу: он целый день лежал на полу. Он мне потом объяснил, с чем это связано: у них квартирка маленькая, и когда дети и жена диван занимают, он рядом с ними лежит на полу. Разве трудно встать, выйти на кухню или в ванную комнату и помолиться? Какие вообще проблемы? Но человеку не хочется. Он мне просто рассказывает, что он лежал на полу. Я, конечно, смеяться не стал, все-таки жанр нашего общения этого не предполагает, но то, что он мне рассказал, – разве это покаяние? Нет.

Люди аккуратно перечисляют, какие у них есть грехи. Не все, конечно, а кое-какие: что-то забыли, что-то не хотят. Очень многие хотят перед батюшкой выглядеть хорошо и думают, что чем больше утаят, тем лучше. А так, чтобы оплакать грех... Был такой случай: женщина утром пришла и плакала о своих грехах. Правда, четыре раза повторила одно и то же. Пришлось даже ее остановить: зачем? Мне еще сто человек надо исповедовать, а она одно и то же говорит, тем более мне не первому говорит. Опытность мне уже подсказывает: сколько раз она уже идет на исповедь – все о том и говорит. То, что она кается, я вижу, но это не надо повторять, потому что она сейчас в таком возрасте, что даже если захочет так согрешить, как грешила тогда, уже ничего не получится. То есть человек просто нашел для себя какую-то форму и на ней едет. И его все устраивает. Он не понимает, что Господа Бога это не устраивает. А объяснить ему нельзя.

– Почему?

– А он ничего не слышит. Просто не слышит. Человек погружен в собственные переживания, на меня поглядывает, как я реагирую, ему интересна моя реакция: не заору ли я, не прогоню ли, не наложу ли епитимью?..

А грех изглаживает только покаяние: когда Господь увидит, что человек действительно покаялся, стал другим и ему никакой радости этот грех не дает, что он скорее согласится (как бывший телезритель прочитал) глаз себе вырвать, чем вернуться к этому греху. А человек читает про вырванный глаз, но не понимает, о чем это. А это о покаянии. Сказано, что лучше без глаза, но войти в Царство Небесное; чтоб он тебя не соблазнял. Речь, конечно, идет не об офтальмологической операции. Если правый глаз соблазняет, а левый что, не соблазняет? Значит, речь идет не об этом. А о чем?..

Человек проявляет всякую заботу о том, что в глаз соринка попала, на руке экзема или еще что-то. Несет человек сумку и перекладывает ее из руки в руку: сначала одной рукой понес, потом в другую переложил; то есть он руку все время жалеет. А душу? Почему когда его кто-то раздражает, он, вместо того чтобы потерпеть, начинает на него орать? А тот, на кого он орет, – мать родная. Что же ты не можешь от этого греха удержаться ради Господа, Который за тебя распялся, воскрес и тебе веру дал? Ты не можешь потерпеть? Какие-то прямо все нетерпеливые. И говорят: «Я вот раздражался». Раздражался – ну так ты с этим раздражением и умрешь. Где покаяние? Покаяние – это когда ты раздражался, а теперь не раздражаешься. Значит, глаз вырвал.

– Вопрос телезрительницы: «У меня вопрос по Евангелию от Марка, когда Господь притчами говорил. И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи. Как это понять? Это значит, таким, которые не обращаются, все прощено будет?»

– Нет. Это Вы неправильно поняли, речь идет совсем о другом. Если человек в результате того, что он запомнил эту притчу, будет думать над ней, он в конце концов поймет что нужно. У нас же большинство людей читают формально, ничего не понимая, не желая даже узнать, что это значит. Годы идут, а человек так ничего и не понял. Поэтому Господь Своим ученикам, которые уже в учении Христовом продвинулись вперед, многое понимали (еще не всё при Его жизни), говорил притчи. Но изъяснял притчи только ученикам, потому что для остальных еще было рано. Главное, их запомнить, а потом уже притчи живут и действуют в уме человека, и потихонечку он постигает их смысл. Автоматически в духовной жизни никогда ничего не происходит.

– Одни постигают, другие так и остаются в непонимании.

– Конечно.

– То есть один приложил усилия, а другой не приложил? Или отчего это зависит?

– Да, двое в поле: один берется, а другой оставляется. Дело в том, что всегда существует выбор человека. Одному мальчику хочется пойти в церковь для Святого Причащения, а другому мальчику надо что-то соврать, чтобы спокойно играть в компьютер, обманув своих родителей. Каждый мальчик выбирает то, что ему хочется. Не может человек всю жизнь быть мальчиком, к 21 году он уже взрослый человек, и он сам себе выбрал жизнь: жизнь вранья, жизнь не работы, а имитации работы...

Я помню, у нас на работе был такой человек (не буду его называть): он ходил с папкой по коридору и спрашивал: «Иванов был?» – «Нет». И шел дальше по коридору. «Сидоров где?»… И так несколько раз проходил, и все управление видело, что он весьма озабочен. Но когда тебе нечего делать… И ты наблюдаешь за человеком, видна его мотивация, и это человеку совершенно не нужно, он просто нам устраивает, как говорила одна моя знакомая, ток-шоу. В те времена, когда он ходил по коридорам (сейчас не знаю, жив ли он, но уже должен быть на глубокой пенсии), он так поднимал свое реноме. Это же имитация, он вообще ничего не делал.

Так что от человека зависит, будет он имитатором или тружеником, от которого будет польза. Один врач лечит больного, а другой старается сплавить его к другому, потому что, во-первых, не понимает, как лечить, а во-вторых, боится ответственности (вдруг что-то не так выйдет) и ни на какой риск никогда не идет, лишь бы ему было спокойно. Для чего он работает врачом? Чтобы получать зарплату, и у него совершенно нет желания кого-то лечить. Вот болел человек, и его вылечили – совсем не все врачи так...

– Один хочет помогать, и Господь ему дает.

– А другие вообще считают это своим долгом, пациентам дают телефон и говорят: «Звоните в любое время дня и ночи. С вами может произойти вот это, вот это...» Я таких врачей знаю. Слава Богу, что такие есть. А некоторым хоть кол на голове теши; он и учился так, и не хочет научиться. Нормальный врач тот, который учится всю жизнь, знает все новые лекарства, знает все смежные и даже несмежные области медицины; знает не только ту маленькую область, в которой он специалист, а вообще всю медицину и прекрасно в ней разбирается. А почему он таким стал? Он всем интересуется.

– Ему интересно.

– Да, если интересный случай, он к этому больному подходит по два-четыре раза в день, наблюдает, смотрит, записывает; если надо, для своего аспиранта материал для диссертации готовит, он весь в творческой работе. А большинство халтурщики. Поэтому во многих случаях люди говорят: врачи отказались, пришлось в Германию (или в Англию) ехать. Почему-то там не отказываются.

– Вопрос телезрительницы: «У меня сын пьющий. И духовный сын, крестник, тоже пьющий. Меня всегда такой вопрос интересует: носите тяготы друг друга и так исполните закон Христов. Скажите, пожалуйста, как я могу носить их тяготы? Я молюсь за них, люблю, жду, когда они будут меньше пить… И вообще, как носить тяготы друг друга? Например, молиться или что? Объясните, пожалуйста».

– Это по-разному. Каждый человек, каждая мать, каждая крестная мать для себя что-то решает. Жалеть, ждать, молиться – хорошо это все? Хорошо. А может быть, Богу угодно совсем другое и в данном случае может быть другая тягота. Например, перестать его кормить, перестать на него стирать, перестать его уговаривать; даже разделить квартиру и съехать; может быть, он тогда скорее опомнится. Может быть, нужно перетерпеть свою любовь?.. Я же не знаю. Чтобы дать дельный совет, нужно очень подробно знать людей. Потому что, как я наблюдаю, большинство матерей, которые любят, жалеют своих детей, по отношению к ним поступают неправильно, в частности с больными алкоголем. Или очень часто приходится выслушивать жалобы матери, что сынок уже пять лет не работает. Я спрашиваю: «А что он ест?» – «Как что? На мою пенсию…» Но это же, наоборот, только уродовать человека, а не спасать.

Поэтому тут надо решить: что для него будет лучше, не способствуют ли наши действия его пьянству? А уж молиться о том, чтобы он это дело прекратил, надо обязательно. Завтра по всей Русской Церкви, начиная с Камчатки и кончая Калининградом, будет молитва о наших бедных пьяницах. Поучаствуйте в этом, пойдите в храм. Такая традиция на Руси была сто лет назад. Потом, конечно, большевики, многие из которых сами были пьяницами, это отменили, и сейчас наше священноначалие решило это возобновить. Присоединяйтесь к этой молитве. Потому что когда один человек молится – один результат, а когда двое или трое соберутся молиться об одном и том же, Господь скорее приклонит Свой слух к этой молитве (как мы образно выражаемся).

Что значит носить тяготы друг друга?.. Например, один человек, когда ест, чавкает, а другого это раздражает. Носить тяготы друг друга – это значит, он его за это не укоряет, а терпит, смиряется. Пройдет лет семь, восемь, пятнадцать – и он перестанет это замечать; это значит, он носил тяготы другого.

– Вы сейчас отметили, что трудно сказать, какой путь будет спасительным для пьющего человека. Мать хотела бы принять тот путь, который будет спасительным, но как ей выбрать его?

– Сходить, во-первых, в свой храм с сыном и поговорить со священником. Потом к врачу-наркологу.

– Один священник даст один совет, другой – другой.

– Что ж, и врачи дают разные советы. Но нужно начать. Любое движение одного и другой (матери) против пьянства обязательно даст результат.

– Но это если он признаёт себя пьяницей. Не все пьющие считают себя таковыми.

– Человек же не может не заметить, что он пьет.

– Говорят: да, я выпиваю, но у меня все под контролем.

– У всех под контролем. До второй стадии  человек может контролировать, а на третьей уже нет. А их всего четыре. Я про алкоголь все знаю.

– То есть человек поначалу даже вообще не замечает, что он уже алкоголик…

– Да, на первой стадии он может даже не замечать. На второй он спорит. Но если он почитает книги, обязательно увидит, что он болен алкоголизмом второй стадии, потому что есть определенные признаки (например, потеря памяти: не помнит, что вчера было, когда выпивали). Или из-за выпивки потерял работу: если есть этот синдром, то ты уже алкоголик. Или, например, уже возникает алкогольная агрессивность (такой синдром). Или есть похмельный синдром: если после выпивки болит голова и нужно опохмелиться, – это уже алкоголик. Если есть набор симптомов, чего спорить-то? «Брат, ты алкоголик, надо лечиться, иначе будет хуже». Из третьей стадии выкарабкаться уже чрезвычайно трудно, из четвертой – практически невозможно, у человека уже разрушена психика, он просто психически больной человек.

– И родня вынуждена с таким человеком жить.

– Необязательно.

– Уйти – это значит, что он не выживет.

– Ну, не выживет – это его дело.

– Его разведут с квартирой (если это его квартира), выселят из нее, напоят, полностью оберут, и он все равно придет к этим родственникам и скажет: у меня все отняли, теперь я у вас буду жить.

– Вот тебе палатка, вот тебе два матраца, поезжай в теплые края и там живи.

– «Где ваше христианское милосердие?» – говорят соседи и он сам.

– Обождите, христианское милосердие – это очень просто. Сколько людей у нас не имеет своего жилья? У тебя есть христианское милосердие – отлично: ты возьми и предложи ему свою квартиру.

– «Да кто он мне такой, чтоб я его пускал?»

– Это значит, тоже уже все нормы перешагнул.

– Вопрос телезрительницы: «Батюшка, не дадите мне совет? Так получилось, что со мной произошло чудо: я уже была в аду здесь, на земле, и вдруг оказываюсь в Церкви. И теперь я своим родственникам, детям говорю, что надо обратиться в Церковь, потому что я поняла все это, мне открылось это. Но они даже слушать меня не хотят. Я их даже как бы раздражаю, они говорят: ты так жила…»

–  Почему «как бы»? Конечно, Вы их будете раздражать.

– Телезрительница: «А мне молчать? Хочется, чтобы они пришли в Церковь».

– Мало ли что Вам хочется. Знаете, чего мне хочется? Мне хочется стать китайским императором.

– Телезрительница: «Поздравляю Вас».

– Спасибо, но не зовут. Поэтому то, что хочется, еще ничего не значит. Поэтому когда Господь взял Петра, Иакова, Иоанна, возвел их на гору Фавор, перед ними преобразился,  Он строго-настрого запретил им кому-либо говорить об этом. А Вы начинаете все делать наоборот. Отчего? От невежества, не знаете Священного Писания, ничего не разумеете, и вместо того, чтобы привлечь людей к Церкви, к Богу, Вы их отвращаете: при словах «Бог» и «Церковь» их теперь будет трясти даже после Вашей смерти. Скажут: «Вот у нас мамаша была – это невозможно: как заведет, как пристанет...»

Что такое христианское милосердие (о котором мы только что с отцом Александром говорили)? Это нужно оставить человека в покое. Если он спрашивает, вот как Вы нас сейчас спросили, – отвечаем. Но мы в метро и в автобусе к Вам не пристаем и домой не приходим.

– Телезрительница: «Ну да, это не секта».

– Вот. А Вы выступаете как секта: за горло берете.

– Телезрительница: «Ой, спасибо, батюшка».

– Так что Вы, милочка моя, тяжко согрешаете – отвращаете своих ближайших родственников от Церкви.

– Телезрительница: «Мне покаяться надо?»

– А что такое покаяться? Расскажите. Вы хотите поплакать – и все?

– Телезрительница: «Больше такого не делать».

– О! Вот это раскаяться. Понятно, да?

– Телезрительница: «Спасибо большое».

– Батюшка, но Господь посылал учеников Своих с проповедью.

– Да, конечно, с проповедью.

– А мы, все верующие, не призваны ли проповедовать Христа?

– Нет. Только специально наученные люди.

– А остальным как быть?

– А остальным нужно проповедовать своим образом жизни. Вот сейчас пропагандируется здоровый образ жизни, а надо пропагандировать не здоровый образ жизни, чтобы морда была здоровая, а духовный образ жизни. Апостол Павел говорит: если вы духовные, то по духу и поступать должны. То есть каждый поступок должен для человека иметь в основе жизнь в Духе Святом.

– «Вы – свет миру», – сказал Христос.

– Да.

– Но как стать светом миру?

– Свет этот Христов. Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. Как же ты будешь проповедовать Христа, если ты Духа Христова не имеешь?

– «Верую в Пресвятую Троицу, верую во Иисуса Христа...»

– Ну и что? И бесы веруют и трепещут. Ты постишься, а бесы вообще ничего не едят. Ты ночью встаешь на молитву, а они вообще не спят ни днем, ни ночью. Так что до бесовской веры еще далеко.

А нужна такая вера, которая приведет тебя к любви к ближнему, терпению, смирению, к подвигу, самоотречению. Человек же может потерпеть, даже если он неграмотный, в книгах не учен; или может смириться.

– Батюшка, сегодня был случай. Одна женщина говорит, что у мамы на фоне уже старческого слабоумия развилось просто психическое заболевание: она никого не пускает к себе, кроме дочери, а дочь просто изводит, когда она к ней приходит.

– Ну и правильно делает.

– И она говорит: «Я иду с настроем терпеть...»

– Да не туда она идет! Надо идти к доктору, это лечится очень просто, все медикаменты давно уже известны, каждый год появляются новые. Маме можно помочь как по щелчку пальцами. И ей будет хорошо, она совершенно забудет, что гнобила дочку и кого-то не пускала. Человек болен, есть диагноз такой, и диагноз изучен, можно подобрать терапию. Это все равно что мучиться зубной болью и, вместо того чтобы пойти к стоматологу, раскачивать зуб у себя в десне; это каменный век. А мы уже в «бронзовом».

– Вопрос телезрителя: «Батюшка, я бы хотел задать вопрос, касающийся отрывка, который читали сегодня в Церкви. Я зачитаю: Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого в не брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю.

Ведь людей собрали на многих перекрестках; они все были в разной одежде, в том числе, видимо, и в плохой. Но, обратившись к этому человеку, царь спросил, как он сюда попал...»

– Не надо мне разжевывать, это все давно известно. Я Вам сейчас расскажу все за пять минут. Вы неправильно понимаете. Хотите правильно?

– Телезритель: «Хотел бы просто понять, почему его выбросили во тьму?»

– Сейчас объясню. Чтобы читать Писание, нужно знать язык Писания. Я сегодня по этому поводу даже целую проповедь говорил. Потому что притча – это иносказательное повествование. Речь идет не о брачном пире, не о царе. Но используются реалии брачного пира. Для чего? Потому что восточным людям, которые участвовали в слушании того, что Господь сказал, все эти реалии были понятны.

Например, Вам непонятно, что такое брачная одежда. Очень просто. Две тысячи лет назад был такой повсеместный обычай: на свадьбу приглашенным выдавали специальную одежду, она играла роль пригласительного билета. И ни один из людей не мог прийти не в брачной одежде. Если он приходил без приглашения, то считался жуликом или вором, его связывали и выбрасывали на улицу прохладиться, потому что он нарушил те правила, которые были в том обществе.

Теперь что это значит? Святые отцы говорили, что брачная одежда та, которую человек получает как результат покаяния. Сам он остается тем же, кем и был, но брачная одежда свидетельствует, что он стал совсем другим, у него появилось новое качество. Брачная одежда – свидетельство этого качества, свидетельство того, что он покаялся. Вот и все.

– Телезритель: «Ясно, спасибо большое».

– Вопрос: «Играет ли роль доверие к священнику при исповеди? Если я священника не знаю, а больше исповедоваться некому».

– Так не исповедуйся.

– А грех душит.

– Если грех душит... Ведь каждый, кто испытывает удушье, стремится от него освободиться.

– То есть здесь уже вопрос не о доверии священнику, а о доверии Богу?

– О жизни и смерти, иначе удавит сейчас. Чего демагогию разводить: доверяю, не доверяю... Церквей сейчас больше стало. Конечно, меньше в два с лишним раза, чем сто лет назад, но все-таки найти можно. Так что съезди, поищи; деньги есть – садись на автобус и ищи.

– Спасибо, батюшка. Просят заканчивать передачу.

– Пожалуйста, всего доброго! Всех с наступающим великим праздником Усекновения главы великого пророка Божия, лучшего из людей того времени, в котором он жил, Иоанна Предтечи. Спаси всех Господи!

Ведущий протоиерей Александр Березовский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы