Беседы с батюшкой. О семье

10 октября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель Иоанно-Богословского храма села Могильцы Пушкинского района Московской области протоиерей Илия Зубрий.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Я назвал всего лишь одну из Ваших должностей – настоятель храма. Но помимо всего Вы еще преподаете «Закон Божий» в православной школе-пансионе «Плёсково» и являетесь заместителем директора по духовно-нравственному воспитанию. Такой замполит, можно сказать?

– В первую очередь я священник.

– Тема у нас сегодня о семье. Помимо того что Вы священник, преподаватель, учитель, Вы еще и отец восьмерых детей. Каково это – быть главой такого многочисленного семейства?

– Хочу сразу сказать, что я не очень большой специалист в воспитании детей, потому что нахожусь в воспитательном процессе. Никто из детей у меня еще не женился, у меня нет внуков, поэтому рассуждать о чем-то высоком и далеком я не могу. Могу только исходя из своего опыта, который я прожил лично, чем-то поделиться.

– Собственно, это нам и нужно, потому что если бы Вы сказали, что профессионал в области воспитания детей, мол, вас всех научу, – это было бы как минимум странно.

Проблема воспитания детей, взаимоотношений в семье всегда остро стоит в нашем обществе. Собственно, об этом и поговорим. Когда Вы с матушкой наблюдали, как семья пополнялась (рождение первого ребенка, второго, третьего), вы что-то обсуждали, планировали как-то? Или все это приходило постепенно – осознание, как нужно воспитывать, что нужно говорить ребенку?

– Конечно, перед глазами в первую очередь опыт моих родителей, как это происходило в моей семье. Во вторую очередь – наблюдение за окружающим миром, за моими родственниками, большинство из которых многодетные. В-третьих – это книги, в которых я пытался найти ответы на вопросы. Так и складывался личный опыт.

– Что значит воспитание в христианской семье? Может быть, воспитание в семье священника как-то отличается от воспитания в обычной христианской семье или это похожие понятия?

– Телеканал православный, поэтому будем говорить именно о христианском воспитании детей. Вопрос стоит так: что такое воспитание в христианской семье? Есть три ключевых слова: «воспитание» – корень «питание»; это взращивание чего-либо; слово «христианская» отсылает нас к Господу Иисусу Христу; «семья» – некая общность людей, объединенных чем-то общим. В данном случае объединенных верой в Господа Иисуса Христа. Если семья на первое место ставит личность Господа и Спасителя, все остальное проистекает из того, чему учил Спаситель, как Он говорил, наставлял, к чему призывал. Это и есть христианское воспитание, наличие Спасителя в центре.

– Я знаю, что Ваши дети учились как раз в той школе, где Вы преподаете. Слово «пансион» обозначает, что дети живут вне семьи и только по выходным приходят к родителям. Расскажите специфику Вашего воспитания, о взаимоотношениях в семье именно в этих условиях, когда дети учились и жили вне дома.

– Сравнивать мою семью по отношению к пансиону не совсем корректно, потому что я сотрудник школы и мои дети полностью на пансионе не жили. Можно долго спорить о преимуществах пансиона или его ненужности, но школе-пансиону «Плесково» в этом году исполняется двадцать лет. Есть определенный опыт, есть положительные результаты, очень хорошие наработки по воспитанию; конечно, есть над чем работать.

– Наработки какие, например?

– Это определенные условия жизни в христианской общине, где все делается сообща, начиная с молитвы, продолжая учебным процессом в течение дня, послушаниями после учения, спортивными секциями, творческими мастерскими и заканчивая отходом ко сну, который тоже завершается молитвой. Это определенный школьный уклад. У нас он такой.

– Духовно-нравственное воспитание… То есть Вы непосредственно являетесь главным воспитателем детей – не только своих, но и чужих. Какая вообще Ваша функция в этом качестве?

– Работа в школе – это коллективная педагогическая воспитательная деятельность. Мы сообща делаем общее дело воспитания. Конечно же, семейный опыт отчасти я могу переносить и на взаимоотношения со школьниками. Соответственно, какие-либо педагогические откровения, которые бывают у меня в школе, я переношу на семью. Это  процесс естественный, органичный. Чего-то такого особенного Вам рассказать по этому поводу я не могу, это очень сложный процесс, требующий длительного разговора, серьезного разбора по каждому моменту, ухода в сторону, каких-то конкретных примеров. Такая у нас школа. И такая у меня семья.

– Если в школе трудный ребенок?.. Или таких там нет? Как вообще попадают в эту школу? Если это православная школа, есть какие-то критерии? Туда может прийти обычный ребенок, светский, который не является активным христианином, но каждый раз ходит в храм; может, даже не из верующей семьи?

– Идеализировать христианских православных детей не стоит, потому что у них такие же руки, ноги, такая же голова, такие же устремления, желания. Просто есть платформа, есть фундамент – в данном случае родительски-христианский, на котором семья пытается выстроить воспитательный процесс. В этом случае школа – помощник семье в деле воспитания детей.

– Это в идеальном случае.

– А по поводу трудных детей – конечно, всякое бывает. Часто родители сами мало представляют, что такое воспитание. Они создают ребенку условия, записывают его в различные кружки, заставляют часто много читать того, что считают нужным они. То есть всячески стараются ребенка развивать в их понимании. Но воспитание ребенка – это в первую очередь личный опыт, это впитывать опыт чей-то. То есть ребенок должен смотреть на семью. Соответственно, если в семье он не находит подтверждения подлинной жизни во Христе, по Евангелию, в образе жизни, укладе, то когда вступает в более сознательный возраст, когда послушание для него уже не главное и он выходит на самостоятельный уровень принятия личных решений, то очень часто то, что не по-настоящему переживалось в детском возрасте, имеет очень печальные последствия. В более зрелом подростковом возрасте. Ребенок все крушит на своем пути, все отвергает, все разрушает. Конечно, бывают такие случаи в нашей школе. Но с помощью коллектива, братьев и сестер, с помощью Божией в первую очередь эти моменты преодолеваются. Бывают случаи, когда ребенок приходит в школу совершенно нецерковный и начинает потихоньку воцерковляться, живя в христианской среде, где он от начала до конца проживает свой суточный житейский круг в христианском укладе. Потихоньку он становится подлинным христианином, и родители идут следом за своим ребенком. Бывают такие случаи, не единичные.

– Я знаю несколько выпускников этой школы. Один из них стал недавно дьяконом, другие семинаристы, учатся в Сретенской духовной семинарии.

– Из каждого выпуска несколько человек идут или в Свято-Тихоновский университет, или в Московскую духовную семинарию, или вообще в духовную семинарию. Кто-то идет в регентский класс, кто-то занимается художественным шитьем, вышивкой. То есть по профилю есть определенный процент в каждом выпуске, выпускники идут именно по церковному пути.

– Матушками становятся даже, есть такие?

– Это необязательно, но очень часто и такое бывает.

– Это тоже показатель все-таки. Как говорится, матушку сложно найти хорошую, тем более в наше время.

Вы сказали, что школа может дополнять воспитание, которое в меньшей мере получают в семье.

– Если говорить о христианской школе, она должна и в укладе своем, и в задачах своих ставить помощь семье в воспитании. Но я скажу такую вещь. В нормальной семье, где есть подлинные взаимоотношения между мужем и женой, где родители уделяют время детям, где они развиваются, не только посещают кружки, но и трудятся, то особые условия такой семье (в данном случае пансион) не нужны, потому что родители сами с этим справляются. Но бывает так, что родители честно говорят себе: мы где-то недорабатываем, мы молоды, у нас нет опыта. А там люди потрудились, как в нашей школе, например, 20 лет – может быть, лучше, если я им доверю дело, буду вместе с ними? В этом случае получается гармоничное сотрудничество.

– Очень плотная работа идет с родителями.

– Да. Если говорить о светской школе, я не знаю, остались ли такие среднестатистические школы в поселках, в небольших городах, где обращают внимание собственно на воспитание ребенка. Там дается определенная сумма знаний, ребенок к старшей школе уже ставит себе цель, к ней идет. Главная цель – набрать как можно больше баллов по ЕГЭ и с этими баллами поступить. Поэтому часто от этого зависит и рейтинг школы, и авторитет. Получается, что огромный пласт формирования личности остается просто невозделанным, на него никто не обращает внимания. Зачем обращать на него внимание? Ходишь ты там за оградой школы – это твое дело, в школе не кури, не мозоль глаза, и все будет хорошо.

– И учись хорошо.

– Вот у тебя есть успеваемость, родители поставили задачу – ты к ней идешь. Сдал экзамены, выпустился, аттестат получил – и иди. У меня такое мнение складывается о сельских школах. Не обо всех, конечно, но очень часто с этим приходится в жизни сталкиваться, когда на само воспитание в общеобразовательной школе совсем не обращается внимания. Воспитание – совместный процесс школы и родителей, а если родителям все равно, если школа дает им знания, гарантирует поступление в вуз, то зачем усложнять себе жизнь, входить со школой в какие-то сложные взаимоотношения? Я сам с усами, сам все знаю, не лезьте; права ребенка и все такое.

– Совсем недавно, в это воскресенье, в эфире у нас был отец Дмитрий Смирнов, мы с ним общались как раз на тему образования. Он сказал, что всецело выступает за обучение детей на дому, что именно дома формируется личность ребенка, ребенок вне пагубного влияния, он может воспитаться в среде, где авторитетом будут отец и мама. Как Вы считаете?

– Отец Дмитрий – очень уважаемый батюшка, я почитаю его, с большим удовольствием слушаю его проповеди. Но представьте себе: все сейчас перейдут на домашнее обучение…

– Это сейчас в тренде, если выражаться современным языком; часто можно услышать, что ребенок воспитывается в семье.

– Мода переменчива. Если не знаешь глубинных основ, если кто-то сказал, что это хорошо, а ты не разобрался, не изучил вопрос глубоко, что из этого получится? Кому-то нужно быть дома с ребенком. Маме. А если два человека дома работают, бюджет семьи будет неполный, как кормить детей, как одевать? Тут очень много всяких побочных вещей завязано, что нельзя просто так взять и перевести всех на домашнее обучение. Хотя я лично знаю множество примеров, когда мама кладет свою жизнь на алтарь воспитания детей и результаты удивительные. У детей хватает времени и на учебу, они успевают приезжать в приписанную школу и сдавать контрольные задания, прекрасно аттестуются, переходят из класса в класс. Я много общаюсь с людьми, у меня большой круг знакомых. Таких знакомых немного, очень маленький процент, потому что это требует полной отдачи, отречения от себя. То есть мама – учитель 11 лет. Или, если семья обеспечена, нужно нанимать тьюторов, репетиторов, нянечек, воспитателей. Овчинка выделки не стоит: опять та же школа, только мини-школа на дому. Зачем тогда все устраивать? Не проще ли наладить очень хороший, живой, человеческий, профессиональный контакт со школой, в данном случае хотя бы для начала с классным руководителем? Это речь о светской школе. Поэтому меня всегда пугают такие резкие перемены, особенно если человек вопрос не изучил, а просто кто-то сказал, что нужно попробовать.

– Да, тогда получается, родители только ради детей, содержать семью достаточно сложно, в нынешнее время нужно работать.

– Не нужно забывать, что для такого обучения на дому должен быть определенный семейный уклад. Семья по большому счету должна жить в естественных условиях, не в многоквартирных домах, а в частном доме, где ребенок не только учится, но и трудится по дому, приобретает трудовые навыки, развивается, помогает. В конце концов, если у него столько свободного времени, он может ближе к старшей школе спокойно идти зарабатывать, приносить копейку семье. Но такого уклада нет. Поэтому нужно сначала вернуться к нормальной семейной жизни – спокойной, несуетливой. Мы же как лошади загнанные несемся, начиная с понедельника по пятницу: работа–дом, работа–дом, потом суббота, воскресенье.

– А у священника это рабочий день.

– Есть Божий закон: шесть дней трудимся, седьмой посвящаем Богу. Иногда у меня рука не поднимается детей в воскресной школе чем-то нагружать, какими-то академическими, пусть и духовными знаниями, потому что у них шестидневка в школе, они трудились. И уже то, что они пришли на службу, постояли, подвиг для них. А если бы они жили в более спокойных условиях, у них жизнь была бы более размеренная. Но все это нужно восстанавливать по кирпичику, вдумчиво, очищая от наслоений, вымысла, кладя по  специальному проекту, когда видишь конечную цель всего, для чего ты это начал. Тогда это имеет смысл. А если просто потому, что модно…

В начальной школе вообще достаточно нормального первого учителя – старой закалки. Есть и очень хорошие молодые специалисты, которые хотят трудиться, знают, на что они шли – не совсем на голодное содержание, но достаток учителей ниже среднего, чего греха таить. Люди, которые трудятся в школе, – подвижники. Потому что там просто так работать человеку, который не любит свое дело, невозможно. Просто сгоришь или уйдешь, потому что не платят денег. Поэтому при выборе школы маленькому ребенку, идущему в первый класс, мне кажется, нужно искать хорошего учителя и налаживать с ним контакт, как можно больше быть самому со своими родными детьми. Это твои дети, плоть от плоти, кровь от крови, Господь тебе дал их, ты их родил – ну и воспитывай их. Не перекладывай на другого человека.

– Вы отец многочисленного семейства, ведете довольно активное священническое служение, преподаете. Успеваете уделять время своей семье? Как это выглядит? Может быть, это очень мало времени, но как Вы его проводите?

– Современные психологи говорят, что для того, чтобы ребенок чувствовал себя спокойно, отцу нужно быть с ним хотя бы десять минут в день. Но еще до того, как я такую умную мысль прочел, я это опытно как-то прочувствовал. Даже если ты очень занят, приходишь и валишься с ног, упал на кровать, просто на пол – и дети по тебе ползают… Ты вообще можешь не затевать никакую игру. Важен сам факт, что ты среди них, их обнимаешь и целуешь, они тебя теребят, бороду заплетают… Эти десять минут уже компенсируют, выравнивают весы недостаточного нахождения отца дома.

Конечно же, надо планировать свой день. Как мы утром, бывает, встаем? Мы все делаем в спешке. Проснулись, будильник прозвенел (а мы же ставим его не с запасом времени на 10-15 минут, а в большинстве случаев впритык). Часто проспали немного – уже что-то рушится, уже нет времени даже перекреститься, сотворить вздох молитвенный, позавтракать бы дай Бог успеть, потому что завтрак – это важная часть жизни человека в течение дня. Бежим сломя голову, там опоздали, там не успели. А если с вечера день не был продуман, не был распланирован и разделен на важные и второстепенные дела, к вечеру никакого времени на детей не хватит. Нужно планирование. Это мой личный опыт. Можно вести ежедневник на каждый день. Две графы: важные дела и не очень важные; или важные и срочные и второстепенные. Важные дела делать в первую очередь, а второстепенные могут перекочевать на следующий день или даже дальше. А может быть, через месяц ты посмотришь – уже неактуально это дело. При таком разумном, рассудительном подходе время для детей остается.

Потом, мы большую часть едем в машине. Можно прекрасно общаться с детьми в машине, игры какие-то придумывать. Конечно, это не совсем безопасно…

– …но в разумных пределах, соблюдая правила дорожного движения.

– Очень важно организовывать выходной день. С одной стороны, это законный день отца, который работал в течение пяти дней. С другой стороны – это время, которое он должен отдать семье, потому что он глава семьи, от его посыла, настроения, атмосферы, которую он несет в семью, зависит и погода в семье. Как бы тебе ни хотелось пойти посмотреть футбол с друзьями, иногда нужно просто остаться с детьми, поиграть в шахматы, в футбол погонять на улице, в сугробе покопаться. Что угодно можно делать, лишь бы быть с ними рядом.

– Вопрос на самом деле важный, не знаю, как его задать священнику, но попробую. Вы как-то планировали детей, хотели, чтобы у Вас была многодетная семья? Этот вопрос вообще как-то обсуждается с матушкой? Сейчас очень модно планировать детей: я сейчас два годика поработаю, на третий год мы родим. А как это в православной семье?

– Я себе этот вопрос задавал, почему у меня много детей. На поверхности вроде понятно: Господь дал, это самое простое. Но не так все просто на самом деле. Мы с супругой это обсуждали. У нее тоже многодетная семья, как и у меня, и мы пришли к единому мнению, что наши родители никогда ни намеком, ни какой-то специальной беседой не говорили о том, что нужно иметь много детей. Мы с ней друг на друга смотрим: ничего себе, а как такое может быть, ведь нужно было говорить! А вот так просто был спокойный пример жизни наших родителей. Для нас это было нормой, поэтому когда мы поженились, дети пошли один за другим – конечно, непросто было. Первые два-три ребенка в семье – это сложно. А потом уже очень хорошо, гармонично, старшие помогают младшим, старшие, по сути, занимаются воспитанием, от них идет реальная отдача и помощь. Нет ничего в этом страшного. Но говорить кому-то, что ты должен иметь не меньше пяти или восьми детей, я никогда не буду. Я просто скажу, что это норма, я так жил. Мне нравится, мне интересно так жить.

– Один мой знакомый все время подшучивает над своей супругой, говорит, что хочет восемь, девять детей. Грубо говоря, футбольную команду. Она говорит: нет, у нас такого не будет, это невозможно. И у них возникает конфликт на этой почве. Женщина не хочет столько.

– А сколько у них уже детей?

– У них пока двое. Но вообще правильно ли планировать именно в этом вопросе?

– Сколько детей иметь в семье – это прерогатива сугубо супружеская, это личное дело каждой семьи. Главное, чтобы не было желания пожить для себя. Хотя себя любить тоже нужно, без фанатизма, но без этого нельзя, без уважения к себе самому. Но если мы не хотим детей, потому что мы хотим путешествовать, потому что у нас кредит на вторую машину, потому что хотим из двухкомнатной переехать в трехкомнатную, то в этом такая ущербность! Человек начинает мельчить. А когда начинает мельчить, он двигается назад. В этом неестественность.

Посоветуйте Вашему другу, пусть их трое будет вначале… По законодательству Российской Федерации многодетной семьей считается семья, где трое детей. Хотя бы для начала так. Смешно как-то гнаться за какими-то цифрами… У нас был случай. В семье моего друга батюшки отца Сергия тоже восемь детей. Матушки понесли во чреве, приносил Господь ребенка в дом, как-то поочередно было. И вдруг какое-то затишье образовалось. А потом Господь еще подал ребенка. Мы с супругой анализируем эти паузы нашей супружеской жизни – и понимаем, что они были именно тогда нужны, Богом даны именно тогда, чтобы что-то осмыслить, подвести итоги и задать себе какую-то новую планку в супружеской жизни. Господь так мудро все устраивает в семье. Вдруг средняя дочка говорит: папа, мама, нас уже обгоняют, нужно тоже нам постараться… Это детское такое, смешное соперничество, но между взрослыми такого быть не должно. Зачем? Это сугубо индивидуально.

Одно дело, когда Господь не дает детей. Несколько супружеских пар, которым Господь по какой-то причине не дает детей, решили вопрос очень просто: по благословению духовника взяли несколько деток из детского дома. Так они реализуют свое родительское начало, и с большим успехом. Другое дело, когда тебе Господь дает; не нужно забывать, что в мире действует закон Божий. Все меняется – мода, политическое устройство, влияние экономических систем, векторы развития общества в искусстве, политике,  экономике. Но одно останется неизменным – закон Божий. Это Священное Писание, а дети – это благословение Божие. Если Господь благословляет мою семью, как я могу от этого отказаться?

– Вы как-то говорили своим детям о Боге, читали им Библию вслух, разбирали законы? Проводили целенаправленно воспитательный процесс в духе Священного Писания?

– У меня есть личный детский опыт, когда меня близкие люди учили молитвам. «Богородице Дево, радуйся»… Как сейчас помню. По одной строчке. Можно сказать, что эта молитва очень сложная для понимания даже для подростков; подросткам уже можно объяснять архангельскую весть Гавриила Деве Марии. А в детстве это же такая возвышенная молитва… Я учил ее просто как стих, и мне это врезалось в память. Но уже тогда, в детстве, чувствовал неестественность этого, что так не должно быть. Потом, с возрастом, понял, что так не должно быть, а тогда всеми силами противился. Я уходил; уже знал наизусть, но не рассказывал. Был внутренний протест.

Мне в таких вопросах близко мнение греческого святого преподобного Порфирия Кавсокаливита. Он говорит: лучше Богу говорить о детях, чем детям о Боге. Дети впитывают то, чем живут родители. Если для родителей Христос – настоящая ценность, если Христос для них – Спаситель, если они стараются строить свою жизнь по Евангелию (пытаются, ошибаются, перед детьми признают свои ошибки, но для них это настоящая, подлинная ценность), то это впитывается естественным образом; дети понимают, что это ценность, она переходит без всяких лишних слов. От сердца к сердцу передается, без всяких слов. Декларациями, громкими словами эту задачу не выполнить, такая миссия невыполнима в этом смысле. Но построить воспитательный процесс с изучением Священного Писания и библейской истории вполне возможно.

– В каждой семье бывают разные ситуации: и хорошие, и плохие. Вы прибегали когда-нибудь к помощи извне, чтобы решить какую-то ситуацию внутри вашей семьи?

– Что подразумевается под «извне»?

– Помощь духовника, например.

– О, духовник в идеале – очень важная личность в деле духовного воспитания детей. Бывает так, что родители не согласны по какому-либо вопросу. Очень полезно прибегать к мнению духовника. Но в этом случае человек должен быть авторитетен для обоих супругов. Духовника нельзя воспринимать как «тяжелую артиллерию», чтобы доказать: а вот ты не прав. Супруги просто сами предприняли усилия к разрешению конфликта, честно пытались разобраться в этом. Ведь какая главная проблематика конфликта? Это желание не докопаться до сути, не взять на себя честно часть вины за происшедшее (ведь не бывает семейных конфликтов без взаимной вины, в большей или меньшей степени с обоюдных сторон), а всегда в семейных конфликтах в подавляющем большинстве случаев это желание доказать свою правоту. Первое, что нужно делать в конфликтах, – честно самому себе сказать: да, здесь я был не прав, погорячился. Когда такая взаимная работа проделана, можно идти к духовнику за советом, чтобы он поставил последнюю точку. Но это должен быть авторитетный человек.

Еще очень авторитетный человек в семье  крестный, настоящий крестный.

– Крестный кого?

– Ребенка, если проблема с детьми. Если отец и мать чувствуют, что на данном этапе при решении конкретной проблемы они уже исчерпали свои душевные силы, аргументы, то, не ослабляя молитвы, нужно прибегнуть к помощи крестного.

Помню, в детстве я своего крестного видел очень мало. Мы приезжали к нему в далекий город; я знал, что он металлург по профессии. У него было увлечение – он отливал нательные кресты из серебряных царских монет. Нательный крест мне он сделал именно из такой монеты. Это немногословие, какие-то маленькие, точечные вещи  (Царствие Небесное рабу Божиему Алексию, моему крестному) оставили неизгладимый след в воспитании. Хотя он, по сути, ничего не говорил. Я видел его в жизни, может быть, три или четыре раза. Но когда отец говорил: «Ну что, дорогой, поедем к крестному?» – для меня просто потолок рушился, почва уходила из-под ног; я понимал, что нужно что-то делать, только бы крестный не узнал о всех моих проделках. Поэтому здравый, трезвомыслящий крестный – это большое подспорье в деле воспитания детей. При выборе крестного нужно быть очень серьезным. Когда крестный выбран, нужно не оставлять его своим вниманием.

– Вопрос телезрительницы Марии: «Я вышла замуж за границу, хотела ребенка и семью, но вышло иначе. Муж издевался надо мной беременной и только что родившей. После родов как-то было странно: вот ребенок, что это такое вообще, такой маленький. Трудно было осознать, что это часть моей души. У меня пошел послеродовой психоз, все стало хуже и хуже, иногда я вела себя опасно для ребенка, и меня отправили обратно на родину, лишили родительских прав.

После этого у меня какая-то психологическая травма, в душе будто большая язва. При каждом общении с ребенком я эту язву очень сильно ворошу, не могу чувствовать себя при этом комфортно, сердце бьется… Очень тяжело почувствовать, что ничего плохого не было, нет и не будет, что надо любить ребенка – и все будет хорошо. Я не знаю, в чем мой грех. Может быть, в эгоизме, но этот грех продолжается. Должна ли я общаться с ребенком? И для себя, чтобы быть спокойнее за него, и для него, чтобы он чувствовал, что у него есть мать? Ему сейчас десять лет. Любое нетеплое отношение с его стороны очень остро воспринимается, я всегда боюсь, когда звоню ему. Как мне выйти из этого греха? Раз что-то плохое в душе, значит, это грех? Но как раскаяться? У меня отняли ребенка, и я нового ребенка не стала бы заводить, потому что почувствовала, что это такая горькая пилюля…»

– Спасибо за вопрос, Мария. Это очень глубокая, большая, серьезная проблема. В режиме телепередачи очень сложно дать объективный ответ, потому что я не знаю ни обстоятельств, ни Вас, ни супруга, не видел ребенка. Я воздержусь от каких-либо советов. Просто если Вы верующий человек, скажу Вам, что безвыходных ситуаций не бывает. Это первое. Второе – человек меняется на протяжении своей жизни. Если когда-то у Вас было такое поведение, такой образ жизни, это совсем не значит, что Вы такая сейчас и будете в будущем. Поэтому просто молитесь и просите у Господа мудрости, чтобы Господь умудрил, как поступить. Найдите мудрого, хорошего пастыря там, где Вы живете, и попросите его о личном времени. Подробно ему обо всем расскажите. Это первый шаг. А там, возможно, батюшка сориентирует Вас. Возможно, Вам нужно будет с более узким специалистом побеседовать. Поищите такого священника там, где Вы живете (если Вы человек верующий). Очень сложно давать комментарии и советы. Но не унывайте, Господь с Вами, это самое главное. Безвыходных ситуаций не бывает. Помоги Вам Господи, искренне этого желаю.

– Зачастую ребенок в подростковом возрасте, оканчивая школу, находится на распутье. Родители часто говорят: сделай так или так, на все воля Божья. Как научить ребенка распознавать волю Божию?

– Если речь идет о человеке, который выбирает жизненный путь, то это уже далеко не ребенок, а взрослый, сознательный человек.

– Может быть, начнем с ранних возрастов? С подросткового?

– Нужно самим для начала узнать, что такое воля Божия, в чем она заключается для нас самих.

– Если ребенок задает этот вопрос родителям…

– Ожидать, что Господь придет и Сам лично подскажет нам выход из какой-то ситуации, было бы слишком неразумно, потому что мы грешные. Как к Солнцу мы не можем приблизиться, так и к Господу мы по своему внутреннему нравственному состоянию приблизиться не можем. Но Господь слышит наши молитвы, слышит наш поиск. Нам нужно только как-то настроить струны своей души очень чутко, чтобы распознать и увидеть знаки, которые Господь дает. Что это могут быть за знаки? Это может быть мысль, которая посещает человека как откровение. Вот он размышлял, молился, и Господь подает ему мысль, а человек: вот как все просто! Хорошо, если человек не скажет: какой я молодец, я додумался. А скажет: Господи, благодарю Тебя за это откровение, оказывается, как просто можно выйти из этой ситуации и принять решение.

Второе – Господь может действовать через какую-нибудь книгу. Вот тебе ни с того ни с сего попадается книга. Недавно я готовился к службе, взял сборник писем и статей «Эпистолярное наследие святителя Димитрия Ростовского». Я ее не читал, она лежит, я хожу мимо, на нее смотрю. А тут взял. Открываю – а там «Наставление иереям» прямо мне адресовано! Значит, нужно мне перечитать про свои обязанности, что Господь ждет от меня и что советует в таких случаях великий святитель, «русский Златоуст». Просто нужно чутко наблюдать за жизнью и быть готовым к тому, что Господь через какие-то знаки, внутренние откровения, помыслы, здравые мысли откроет Свою волю.

А если речь о ребенке, главное дело, конечно же, – послушание родителям. Послушание от слова «слышать». Ты слышишь советы… Если бы у наших детей было немножко больше смирения, простоты  (это главное детское качество нужно развивать в них), то многих шишек в жизни можно было бы избежать, потому что родители 90% своих советов дают от своего житейского опыта. По крайней мере, самых простых ошибок можно было бы избежать. Если мы сами опытно научимся распознавать волю Божию и в словах священника, и в Евангелии, которое должны слышать каждый день, сами читая Священное Писание или слыша в храме с амвона, – это Господь зовет нас. И вдруг Он заденет эти чутко настроенные струны, какой-то аккорд отзовется в сердце. Это, наверное, и есть воля Божия. Конечно же, первый шаг – это что говорит Священное Писание, второй – что говорят святые отцы. Это совет с мудрым пастырем, которому ты доверяешь, критерии для которого тоже Евангелие и святые отцы. Наверное, так познается воля Божия.

– Вопрос телезрителя: «Как воспитать мужчину?»

– Я пока нахожусь в процессе этого; наверное, главное качество мужчины – защитник. Каждый мужчина должен быть готов к тому, что он станет главой семьи со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это и забота о ближнем, и защита своего дома, и развитие детей, в первую очередь духовное. Забота же предполагает жертвенность, когда ты отдаешь часть себя, а жертвенность воспитывает мужество. Мужчина – это защитник, это воин Христов. Наверное, так.

Мне, если исходить из личного опыта, очень нравились простые беседы с отцом, когда отец уделял мне время и говорил какие-то простые вещи, объясняя даже самые банальные вещи, которые я знал, может быть. Было большое уважение, что отец со мной беседует; мне казалось, что я через отца вхож в мужское сообщество, и это меня держало в таком мужском внутреннем тонусе.

– Раз мы говорим о воспитании детей, как наказывать их?

– Тема очень сложная и индивидуальная. Много сейчас идет баталий о допустимости или недопустимости физических наказаний. Как крайняя мера где-то в патриархальном семейном укладе, где отец – авторитет для семьи, это тоже возможно и должно быть. Не стесняясь скажу об этом. Это полезно. Но без унижения для ребенка, объяснив ему, в чем его вина. Девочек нельзя ни в коем случае наказывать физически. А парням иногда полезно почувствовать причинно-следственную связь…

– …ремнем.

– Я не знаю, по телеканалу можно ли об этом говорить, не привлекут ли вас за пропаганду физического насилия… Это смешно, конечно, можно что угодно выкрутить и придать смысл, но я знаю точно, что это помогает. Нет никакого унижения личности, ребенок встает и как-то приободряется, он понимает, что это заслуженно. В идеале должен поблагодарить: спасибо, папа, за науку.

– Я помню, как это страшно было получать в свое время.

– Главное, чтобы это не было мимоходом, беспричинно, лишь бы как, а вдумчиво, серьезно, основательно. И самое главное, с любовью.

– Говорят, что мужчина глава семьи, мы это сегодня озвучивали. А как это – глава семьи? Это какой-то патриарх, который стоит во главе, командует и все ему повинуются? Или какой-то другой смысл в это вкладывается? Какова роль жены, когда он глава семьи?

– Давайте сначала про мужчин. Кто милостью Божией был счастлив освятить свой брак таинством Венчания, когда получают благословение и двумя ногами становятся на почву семьи, тот слышал послание апостола Павла, которое читается на венчании. «Мужья, любите своих жен, как Христос возлюбил Церковь»; а Христос настолько возлюбил Церковь, что отдал жизнь за нее. Глава семьи – это не просто лег на диван и переключаешь каналы или «серфингом» в Интернете занимаешься. Глава семьи – это дела, поступки, взгляды, это твердые мужские убеждения, умение признавать ошибки, принимать решения, нести за них ответственность. Все это в совокупности вызывает у жены невольное почтение к мужу. Она проникается его внутренней силой, которая идет не от деклараций, а от образа жизни. Она его уважает. А роль жены – не бояться своего мужа буквально, как сказано: «жена да убоится своего мужа». Мы говорим: страх Божий – это внутренний благоговейный трепет оскорбить Бога своим поведением. «Да убоится жена своего мужа» – здесь в основе лежит любовь и страх его оскорбить и обидеть; он глава семьи, он заботится и лелеет семью, любит ее. Это процесс взаимный. Это очень сложно, но очень интересно.

– Очень интересно! Думаю, вопрос, интересующий многих: может ли мужчина жаловаться жене, рассказывать о своих проблемах, неудачах? Это имеет место в концепции «глава, сильный, защитник и так далее»?

– Муж с женой должны просто разговаривать, общаться. Вот люди пришли домой, нужно стараться, чтобы хотя бы ужин в семье был общий. Дети ушли – муж с женой остаются и беседуют; и дети могут быть. Я несколько раз ловил себя на том, что дети не уходят, они крутятся, слушают, о чем родители говорят. Хорошо, если в это время не ссориться, не выяснять отношения, а говорить о планах на жизнь, рассказывать о каких-то встречах. Не жаловаться, а проговаривать, проживать жизнь. Конечно же, самому близкому человеку иногда надо просто выговориться, жена должна такие минуты душевных откровений с благоговением и трепетом понять, боясь неосторожным словом обидеть душевный порыв. Мужчина же привык быть сильным, он не плачет. Иногда полезно и разрыдаться, потому что все накапливается в сердце, кому, как не жене, рассказать об этом? Но жена должна обладать чувством такта, любовью, уважением к своему мужу.

– Спасибо Вам за эту беседу. Прошу Вас подытожить нашу программу, обратиться к нашим телезрителям.

– Я хотел бы попросить всех, пожелать всем не бояться семейных трудностей. Молодые юноши, девушки, которые встречаются, любят друг друга и боятся сделать первый шаг! Парни, поймите, что девушки ждут этого шага, делайте им предложение, если вы любите их. Девушки, будьте готовы, если вы любите своего избранника, сказать «да» и стать настоящей его спутницей. Еще хотелось бы сказать утешительное слово родителям. Канал православный… Бывает, дети от нас уходят. Это не то чтобы нормально, но трагедии в этом нет. Нужно всегда помнить пример блаженного Августина, одного из величайших святых IV века, который был блестящим политиком, историком, философом, богословом. У него была очень бурная молодость. Мама дала ему христианское воспитание, а отец испортил это воспитание. Августин в юношестве пустился во все тяжкие, но мама не отходила от него ни на шаг, она переживала, молилась, воздыхала к Богу. И в конце концов он из самых глубин, из секты манихейской, вернулся в Церковь и стал блистательным защитником Евангелия, слова Божия. Пример блаженного Августина пусть служит нам вдохновительными, назидательными моментами, что материнская, отцовская молитвы очень нужны, очень сильны; не ослабевайте в этом, не унывайте никогда. С Богом.

– Пользуясь случаем, поздравлю Вас, ваш приход, Вашу большую семью со вчерашним престольным праздником – памятью апостола и евангелиста Иоанна Богослова!

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы о Варницкой православной гимназии (Троице-Сергиев Варницкий монастырь, г.Ростов Великий) отвечает ее директор, преподаватель Московской духовной академии священник Димитрий Диденко.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы