Беседы с батюшкой. Забота о больных - заповедь Божия

10 июля 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле (при Боткинской больнице города Москвы) протоиерей Иоанн Кудрявцев.

– Сегодня тема нашей передачи: «Забота о больных – заповедь Божия». Отец Иоанн, что болезнь дает человеку болящему и человеку, который заботится о болящем?

– Слово «болезнь» заключает в себе огромный внутренний смысл. Не зря народ называет болезнь посещением Божиим, потому что болезнь часто полностью меняет внутреннее состояние человека, открывает ему смысл его жизни, заставляет задуматься о тех вопросах, о которых он раньше никогда не думал: о жизни, смерти, о любви к близким людям. Потому состояние болезни нельзя воспринимать просто как физиологическое явление, как просто какие-то неполадки в организме. Болезнь – это момент духовного преображения человека, очищения через скорбь болезни, через страдание, и часто болезнь становится моментом встречи с Богом.

Как важна болезнь для самого страдающего человека, так же она важна и для родственников, которые его окружают. Потому что именно в этом состоянии, когда близкий человек болеет, родственники могут явить ему всю полноту своей любви, всю свою заботу и порой, может быть, первый раз в жизни осознать, насколько дорог  этот человек, который рядом  болеет и страдает. Не случайно Господь в Евангелии нам говорит о болезни и заботе о больном человеке как о заповеди Своей. В 25-й главе Евангелия от Матфея вспоминается о Страшном Суде, когда Господь явится во Втором Пришествии судить всех людей по их делам, и критерием этого Суда будет отношение к близкому человеку, в частности отношение к больному. Если человек проявил милосердие и любовь к больному, то он удостаивается Царствия Небесного. И, наоборот, если он оказался черствым, невнимательным, занятым самим собой, такого человека Господь подвергает суду и говорит: «Отойдите от Меня, проклятые, в огонь вечный», – только потому, что люди не явили милосердие к своим близким.

Нам порой кажется, что мы должны исполнять много-много разных заповедей: и поста, и молитвы, и богослужения, и так далее, но все эти заповеди сводятся к одной заповеди о любви. И наиболее полно заповедь о любви реализуется тогда, когда мы сталкиваемся с болезнью: когда болеем сами и когда болеют наши близкие. Поэтому, безусловно, болезнь – это посещение Божие. В этой связи для нас, священников, очень важно больничное служение, потому что в этом служении появляется возможность реализовать себя как христиане.

К сожалению, в современном обществе стороны социальной жизни, социального служения все более и более переносятся в область заботы государства: создаются государственные больницы, государственные приюты, интернаты, с тем чтобы как можно более облегчить современному человеку заботу о своих близких. И получается, что мы часто бываем отстранены от того, чтобы явить милосердие. Если родственник заболевает, мы набираем телефонный номер, отправляем его в больницу и со спокойной совестью считаем, что все сделали. Если наступает трагедия – приходит смерть, мы тоже звоним в соответствующие службы, приезжают люди, все организуют, а мы опять в этом не участвуем.

К сожалению, это большой-большой недостаток современного общества, что современный человек не может деятельно участвовать в страданиях своего близкого, не может его проводить в последний путь. Поэтому христианину необходимо об этом  помнить и находить возможность для деятельного служения, а не перекладывать на других, чтобы кто-то это сделал – государство или какие-то фонды.

Даже в больницу навестить своего родственника очень часто мы приходим как пассивные зрители: спросить, как дела, поговорить с врачом, передать необходимые продукты – и все. А деятельно помогать ему в больнице мы не можем, наоборот, даже этого боимся, и персонал нам говорит: «Вы тут не ходите», «Вам уже пора уходить»... То есть мы очень ограничены в своих возможностях послужить своему близкому в больнице.

Как решить эту проблему? Как найти христианский выход из этой ситуации? Мне представляется очень важным в современной жизни волонтерство, когда люди добровольно организуются в группы и навещают больных. Причем, конечно, это должно быть организовано, люди должны быть подготовлены, должны знать, что можно делать, что нельзя. Но главный смысл волонтерства – действительно исполнить заповедь Божию о любви, чтобы деятельно послужить своим близким.

К счастью, наш храм «Отрада и утешение» находится в окружении целого ряда больниц: это и больница имени С.П.Боткина, и Институт имени Герцена, и еще несколько клиник. Все это дает возможность нашим прихожанам реализовать себя и найти применение своим силам. У нас  уже больше года существует группа милосердия, участники этой группы регулярно приходят в отделения, оказывают патронажную помощь, беседуют с больными, стараются им помочь в подготовке к таинствам. Часто волонтеры – это те, кто впервые рассказывает людям о Христе, о вере; они помогают людям по-настоящему воцерковиться и стать православными христианами.

Служение волонтерства существует, конечно, не только в нашем храме. И в других храмах, в других общинах люди этим занимаются. Мне бы хотелось просто всех призвать к тому, чтобы простые прихожане не боялись этого дела. Часто мы считаем, что это слишком сложно или для этого надо иметь медицинское образование или еще какую-то подготовку. На самом деле нужно иметь только желание помочь человеку, утешить его. Даже если ты не обладаешь никакими знаниями, можешь просто посидеть рядом с человеком, побыть вместе, подержать его за руку – для него это уже большое утешение.

– Наверное, это даже больше нужно человеку, который совершает это служение, а не только болящему.

– Безусловно. Как говорил авва Дорофей: не столько мы благодетельствуем больному, сколько больной благодетельствует нам возможностью ему послужить. Потому что через это мы исполняем заповедь Божию. Вообще, когда оказываешься в больнице, то, наверно, есть два состояния, два чувства, самых доминирующих: это чувство страха и чувство одиночества. И хорошо, если кто-то приходит и помогает тебе преодолеть эти чувства страха, неопределенности своего будущего, одиночества. Но только тогда эта помощь бывает действенной, когда мы не просто говорим: «У тебя все будет хорошо, ты поправишься», то есть утешаем какими-то человеческими словами, а когда говорим о Христе, вере, вечной жизни. Вот тогда действительно происходит чудо, – чудо встречи человека с Богом, и человек действительно обретает радость среди своей болезни, обретает отраду и утешение, потому что радуется встрече с Богом и утешается от общения с человеком, который пришел его навестить.

– Видимо, этим и отличается простой уход за больными от больничного служения?

– Безусловно. Простой уход, который во всех больницах существует, где много людей работает в этой сфере, не предполагает духовной близости людей, не предполагает личного общения. Часто к больному относятся как к объекту, который лежит на кровати: его надо вымыть, принести еду, убраться вокруг и уйти, даже не говоря ни слова.

А служение предполагает, чтобы человек мог получить от нас утешение, поддержку, ощутить, что мы о нем заботимся, любим его, ценим. И прежде всего служение является отвержением самого себя. Почему так трудно бывает многим приходить в больницу? Я вспоминаю, в ранней юности у нас была подготовка для школьников к будущей профессии и я напросился работать в больницу. Когда  попал в очень тяжелое отделение, в реанимацию, я был потрясен и очень подавлен; мне стало страшно при виде страданий, при виде смерти, при виде всей этой внешней нечистоты, которая существует в больнице. Мне тогда было очень трудно преодолеть свой эгоизм, забыть обо всем этом и увидеть в больных просто людей, которые страдают.

Только со временем, слава Богу, Господь дал это ощутить. Сейчас, например, я не ощущаю ни страха, ни брезгливости от того, что нахожусь в больничной палате, в отделении реанимации. Потому что среди всей этой подавленности, среди страданий ощущаешь, что вот здесь живой человек, образ Божий, душа человеческая, которая прекрасна, которая всегда жива, если она с Богом. И если ты имеешь возможность дать этому человеку какую-то благую весть о Христе, о вере, о вечной жизни, то, конечно, чувствуешь огромную радость и удовлетворение от того, что имеешь такую возможность послужить ближнему.

– Вопрос телезрительницы: «У меня очень сильно больна дочь. Мы люди воцерковленные, и я, и она понимаем, что молитва может помочь. И молитва за нее может помочь. Я хотела заказать Неусыпаемую Псалтирь о здравии в нескольких храмах, но она против, говорит: «Я буду справляться сама». Стоит ли мне ее уговаривать согласиться, или же можно тайком от нее заказать? Или же отпустить ситуацию и молиться за нее самой?»

– Наверно, ничего не стоит делать тайком, потому что, если она узнает, очень обидится на Вас. Я думаю, надо ей объяснить, что такое молитва, сказать: «Давай мы будем вместе с тобой молиться о твоем выздоровлении, чтобы тебе стало легче. Давай попросим кого-то из близких молиться». Надо объяснить, что чем больше людей молится, тем молитва бывает сильнее,  тем это лучше. Поэтому и заказывается Псалтирь, сорокоусты – для того, чтобы молился не один человек, а полнота Церкви возносила молитвы к Богу за страждущего. Можно объяснить, какое-то время подождать, пока она сама это поймет и придет к этому. Но тайком делать, конечно, не надо.

– Что нужно для того, чтобы стать волонтером?

– Прежде всего нужно желание; нужно иметь стремление сердечное послужить ближнему. Безусловно, для того чтобы волонтеры не нарушали распорядка больницы, они должны иметь какую-то элементарную подготовку, которую наши волонтеры получают на наших собраниях. Мы собираемся, обсуждаем, как надо вести себя в больнице, что можно делать, что нельзя, какие правила распорядка. Второе, что важно, – волонтер должен быть человеком, который знает хотя бы основы православной веры, потому что если его спросят о его уповании, о его вере, он должен уметь ответить: должен рассказать о таинствах, должен уметь рассказать, что такое исповедь, что такое покаяние.

Есть такое правило: если ты о чем-то духовном говоришь, то надо говорить только от своего опыта, то, что пережил сам. И здесь это особенно важно, потому что в больнице больной человек очень остро чувствует фальшь, и если ты говоришь заученными фразами или то, что прочитал в книжке, это не воспринимается как истина, это воспринимается просто как красивые, безжизненные слова. Поэтому когда мы приходим к больному, мы должны говорить то, что сами пережили. Пусть наш опыт маленький, но у каждого есть хоть маленький, но свой опыт встречи с Богом в духовной жизни. Вот об этом опыте и можно говорить. Быть максимально искренним, потому что неискренность сразу ощущается и может оттолкнуть, она может даже обидеть больного человека.

– Как долго проходит обучение?

– Не так уж и долго оно проходит. Обычно мы встречаемся раз в месяц, иногда чаще, обсуждаем общие вопросы. Если человек пришел на две такие встречи, то он уже знает, как себя вести. Кроме того, обычно волонтеры не ходят по одному, они ходят группами по два-три человека, и группа составляется так, чтобы в ней был более опытный, который может научить тех, кто пришел в первый раз; тогда получается очень эффективно и хорошо. По одному никто не ходит в отделения, потому что это неудобно и сложно. К нам даже специально обращались заведующие отделениями и руководство больницы с тем, чтобы мы ходили в больницу. И сейчас, когда я спрашиваю персонал того отделения, куда ходят волонтеры, не мешают ли им наши люди, они говорят: «Нет-нет, они очень помогают, спасибо, что они ходят». Сейчас уже из других отделений обращаются, просят, чтобы и к ним тоже ходили волонтеры.

Поэтому, пользуясь возможностью, я призываю всех, кому это интересно и важно, не бояться, а принять в этом участие. У нас на сайте храма есть контактный телефон ответственного за это служение, за эту работу, можно позвонить, связаться и к нам присоединиться. Я уверяю вас, что, испытав, попробовав такое служение, вы начнете ощущать радость, почувствуете, что ваша духовная христианская жизнь стала полнее, богаче, серьезнее.

Сайт храма «Отрада и утешение» на Ходынском поле – otrada-i-uteshenie.ru, на сайте есть информация о волонтерском служении.

– Люди совмещают служение с работой, учебой, то есть оно органично вплетается в жизнь.

– Да, потому что, как правило, удобно посещать больных во второй половине дня, в вечернее время. И потом, у нас нет жесткого графика, что ты должен обязательно несколько раз в неделю навестить больного. Когда можешь, тогда и приходишь, только согласуешь это со старшим, который составляет график, и идешь в больницу.

Есть два аспекта служения: первый аспект – это уход за больными. Конечно, уход тесно связан с общением, с утешением, со своего рода миссионерством. Естественно, когда ты первый раз приходишь к человеку, то просто о нем заботишься: помогаешь покушать, может быть, повернешь его, поможешь выполнить какую-то гигиену. Но потом невольно разговор все равно заходит о более важных вещах, о вере, молитве. Тем более люди видят и знают, что пришел волонтер из храма, и невольно эти вопросы сами задают; так или иначе, все приходит к этому, потому что всех волнует тема веры, даже тех, кто эту веру еще не обрел. Никто не остается равнодушным, когда приходит волонтер из храма.

– Как долго существует волонтерское движение при вашем храме?

– Два года назад наше движение благословил владыка Марк, тогда еще викарий Северного викариатства; он специально приезжал на первое собрание и благословил эту деятельность. И вот уже два года существует такая группа. У нас уже есть постоянные люди, которые постоянно участвуют в работе. В прошлом году мы проводили занятия для волонтеров, к нам приезжал врач, который объяснял особенности больных после инсульта, потому что мы ходим в отделения, где лежат больные после инсульта. Я думаю, что такие знания очень полезны, нужны основные понятия о той или иной болезни, чтобы знать, как с человеком общаться, что ему можно, что нельзя, что он может сейчас чувствовать. Потому что, естественно, физическое состояние накладывает отпечаток на общение. Если мы начинаем такому больному долго-долго говорить о покаянии или молитве, а видно, что человек плохо себя чувствует, конечно, надо перейти на другое, может быть, ему нужна сейчас больше какая-то физическая помощь, чем разговоры о духовном. Это надо учитывать в работе волонтера.

– Какие есть за эти два года, может быть, небольшие, но плоды волонтерского служения?

– На мой взгляд, главный плод этого служения – то, что люди, которые в нем участвуют, нашли свое призвание. Многие из тех, кто находится в нашей группе, говорят, что наконец-то ощутили радость, что им это хочется; и они стремятся ходить в больницу. Хотя вначале у многих были опасения, страхи, было тяжело. А сейчас многие почувствовали вкус к этому, радость от такого служения. Кроме того, мне очень приятно, что даже медперсонал больницы, сестры отзываются с благодарностью о волонтерах и говорят, что это их помощники, что они действительно помогают. Потому что когда на целое отделение одна постовая сестра, естественно, она не может к каждому подойти, каждого покормить, умыть.

Кроме того, часто между больными и волонтерами завязывается дружба, которая может продолжаться и после того, как человека выписали из больницы, и люди потом могут прийти в храм. Мне кажется, что это самое дорогое – когда человек обретает себе друга, когда волонтерство не заканчивается в больничной палате, а продолжается и после выписки больного. Человеку легче прийти к Богу, когда у него есть друг – христианин, который может ему подсказать и помочь.

Волонтерское служение заключается не только в уходе за больными, но и в миссионерстве – в том, чтобы раскрыть человеку основы христианства, помочь найти свой путь. И плоды этого удивительны. У нас есть одна женщина, которая теперь уже работает в храме, а началось с того, что у нее сын тяжело болел, лежал в Боткинской больнице и к нему приходили волонтеры. Сначала он относился к этому очень иронично, говорил, что ему это не нужно, а потом стал задумываться и все больше и больше просил, чтобы к нему приходили. Сначала к нему приходили волонтеры, потом священник, который причащал, исповедовал его. И потом, когда он уходил из этой жизни, он уходил как настоящий христианин, с молитвой на устах. Ему было очень тяжело, он очень страдал, но мы слышали, как он говорил молитву: «Богородице Дево, радуйся». Это были его последние слова.

А его мама была человеком совсем нецерковным, и после ухода сына ей было очень тяжело. Потом она рассказывала: «Не знаю почему, но все время какая-то сила тянула меня в храм». Сейчас она трудится в нашем храме, потихонечку воцерковляется и говорит: «Я даже не представляю, что было бы, если бы я не пришла в храм». Вот такие плоды этого служения. Я думаю, что ради этого стоит трудиться.

– Отец Иоанн, расскажите о больничных храмах, которые строятся и тоже помогают больным.

– Когда речь идет о вере, когда волонтеры рассказывают о церковных таинствах, естественно, из этого должно быть какое-то продолжение. Допустим, приходит священник в палату, исповедует, причащает. Таинство, которое совершено в палате, – действительно, но человек не воспринимает его с той силой, с которой может воспринять в храме. И вот этот недостаток решается тем, что при больницах (это было исторически, испокон веков) всегда строились храмы. И сейчас, слава Богу, эта традиция возрождается, при многих больницах строятся больничные храмы. Храм позволяет человеку ощутить себя в полноте благодати, потому что любой храм, даже самый маленький, – это Царство Божие на земле. Ощутить Царство Божие на земле можно не только в большом соборе, но даже в маленьком больничном храме, который перестроен из больничной палаты, который когда-то, может быть, был складом или коридором, и вдруг здесь с человеком совершается чудо преображения.

Мне довелось это испытать и быть свидетелем такого чуда. Когда я служил в больничном храме Серафима Саровского при детской больнице Института педиатрии, руководство выделило небольшую комнату, в которой раньше складировалась всякая ненужная рухлядь; была темная, грязная комната. Потом в ней сделали ремонт, сделали иконостас, там стали молиться, совершать молебны, таинства, и наконец этот храм освятили и стали совершать литургию. Было ощущение чуда, что вот это, казалось бы, будничное место среди больницы вдруг превратилось в Царство Небесное на земле.

Мне очень нравилось в этом храме служить, потому что в нем ощущалась какая-то особая тишина и мир, что не всегда можно ощущать в большом храме. Потому что в большом храме много людей и в самом храме, и в алтаре, много суеты, много всякой беготни. А здесь ты один в алтаре у престола Божия, люди, которые стоят, молятся, и все происходит в тишине, как будто это далеко-далеко от города, от всякой городской суеты. Ощущение, что ты в монастырском скиту. Для больного человека это уникальная возможность –оказаться среди болезни вдруг в храме Божием, сделав всего лишь несколько шагов от больничной палаты.

Я надеюсь, что с помощью Божией нам удастся обустроить еще один больничный храм. Недавно к нам обратилось руководство Медицинской академии последипломного образования; это учреждение существует почти девяносто лет, оно очень уважаемое, там работали известные врачи, хирурги (хирург Вишневский работал в этой академии). Там есть клиника (она находится недалеко от нашего храма), в которой нам выделили небольшую комнату, чтобы мы там могли совершать молебны и потихонечку обустраивать больничный храм. Уже существует проект иконостаса. У руководства, главного врача и больных, которые там лечатся, очень горячее желание и большая заинтересованность в том, чтобы там был храм. Люди приезжают на лечение из разных уголков России, порой из тех мест, где нет храмов, и для них больничный храм – это возможность впервые переступить порог храма.

Пользуясь возможностью, я обращаюсь ко всем, кто может помочь в этом деле: нам необходимо собрать небольшие средства для строительства иконостаса, которых пока у нас нет. Если у кого-то есть возможность, откликнитесь. На сайте нашего храма есть раздел «Помощь храму», там указаны формы, как можно помочь, только надо указать: «пожертвование на строительство больничного храма». Я всем буду очень признателен и благодарен, потому что уверен, что Господь вам воздаст за эту помощь, потому что это дело святое и очень важное – дать людям возможность молиться в больничном храме и участвовать в церковных таинствах.

– Отец Иоанн, у Вас уже был опыт построения больничных храмов?

– Да, это опыт, о котором я говорил, – в детской больнице. Получился небольшой, но удивительно светлый, удивительно красивый, благодатный храм. Регулярно, два раза в неделю, там совершается литургия, служит другой священник. Храм постоянно наполнен молящимися, приходят родители с детьми, просто приходят родители, которые порой задают очень сложные вопросы. Потому что когда болеет ребенок, естественно, родители начинают задумываться о своей жизни: почему дети болеют? какая причина? что надо изменить?..

Больничный храм  очень удобное место и для общения, и для миссионерства. Потому что очень часто люди, которые находятся в болезни, или когда болеют дети, не имеют возможности и времени прийти в обычный большой храм. А в больнице у них есть время, они не могут выходить за пределы больницы, но могут прийти в больничный храм.

– Вопрос телезрительницы: «У моей мамочки заболевание, она после инсульта. И мы давно не были с ней в храме. Кроме того, у мамы появилось осложнение – судорожный синдром, это такое страшное явление, что я боюсь ее оставлять, даже бегаю в магазин буквально туда и обратно, уж не говорю про храм. Очень хочется в храм с мамочкой. Пока она, слава Богу, ходит, но в храм нам сходить проблемно. Как Вы думаете, могу ли я оставлять маму, помолившись, чтобы сходить в храм? Или все-таки ждать улучшения? Посоветуйте, батюшка».

– Это вопрос сложный, надо посоветоваться с врачом, можно ли ее оставить. Если есть опасность, что может что-то случиться без Вас, то лучше не оставлять. Лучше бы у вас  дома был храм, чтобы вы дома молились, или поискать кого-то из Ваших близких знакомых, чтобы могли какое-то время посидеть с мамой, а Вы сходили бы в храм. Кстати, это тоже одна из форм волонтерского служения: у нас некоторые прихожане ходят не только в больницу, но на дом к тяжелобольным, родственники которых не могут отлучиться, и дают им возможность хотя бы на какое-то время, на несколько часов отойти. Потому что, естественно, надо делать какие-то дела, надо сходить в магазин, надо прийти в храм помолиться. Это тоже очень важная сторона, которая, надеюсь, будет развиваться. Это как сиделка, но сиделка сейчас воспринимается как человек-профессионал, который работает, а здесь имеется в виду волонтер, который может какое-то время побыть с больным человеком дома, покормить его, оказать необходимую помощь и дать возможность родственникам отлучиться из дома.

– Как Вы думаете, есть ли сходство между больницей и монастырем?

– Безусловно, я думаю, что здесь прямое сходство. Не случайно в древности все больницы создавались при монастырях. Даже по чисто внешним признакам: когда человек приходит в монастырь, он отказывается от своей собственности, от своей воли. Точно так же и в больнице: человек приходит в больницу и у него почти никакой собственности нет, только кружка, ложка и зубная щетка, все остальное ему дают. Он отказывается от своей воли, потому что слушается врачей, он не может распоряжаться самим собой, не может уйти. Он отказывается от заботы о чем-то, потому что всё сделают: принесут ему еду, дадут лекарства, скажут, куда пойти, какие сделать процедуры, то есть у него есть возможность ни о чем не заботиться. Он отказывается от семьи. У него ничего не остается, точно так же, как у монаха. И это действительно роднит больницу с монастырем. Но только в том случае, если человек в больнице начинает молиться, начинает читать Евангелие, начинает анализировать себя, начинает приносить Богу покаяние, – тогда он действительно как в монастыре.

– То есть в больнице молитва может стать для человека дверью к Богу.

– Конечно. Молитва – это средство, которое всегда доступно любому человеку. Если нет возможности читать молитвы по книге, всегда можно совершать молитву внутри себя, можно совершать Иисусову молитву, можно молиться кратко своими словами, но всегда обращаться к Богу. И наоборот: если в больнице нет молитвы, то человек очень быстро приходит в состояние уныния, озлобленности, ему все плохо: плохие врачи, плохие лекарства, он себя чувствует плохо, перспективы плохие, родственники не приходят. Человек духовно очень сильно повреждается, впадает в состояние уныния, озлобленности, ему вообще жить не хочется, он начинает роптать на Бога: «Господи, зачем Ты мне послал такую болезнь? Для чего все это нужно?»

Хотя если бы он молился, то думал бы прямо наоборот: он бы радовался и благодарил Бога: «Слава Тебе, Господи, что Ты послал мне болезнь, я наконец-то осознал свою жизнь, наконец-то стал искать Тебя, Господи, наконец-то стал каяться в своих грехах, наконец-то стал любить своих близких, дорожить ими и вспоминать, как они для меня дороги». Поэтому, конечно, молитва необходима везде, но особенно в больнице, потому что она как раз и помогает человеку преодолеть это искушение страданий. Страдания могут возвысить, очистить, могут сделать человека святым. А могут, наоборот, превратить в озлобленного, унылого, мрачного человека, который не хочет жить и ропщет на Бога.

– Больничный храм помогает человеку пойти именно первым путем.

– Безусловно. И больничный храм не так уж сложно создать. Для этого нужна небольшая комната, небольшой иконостас, благословение владыки совершать богослужения – и тут же, рядом с больничной палатой, в нескольких шагах будет храм. Безусловно, богослужения, которые совершаются в храме, действуют не только на людей, которые молятся, но освящают все учреждение.

Главный врач той больницы, где я служил, мне говорила, что как только начали обустраивать храм в больнице, то дела в больнице пошли лучше. И одно с другим напрямую связано. Поэтому-то врачи так и поддерживают устроение больничных храмов, потому что чувствуют по своей статистике, что дела в больнице идут лучше, что храм освящает.

– И наши телезрители могут помочь в этом деле, направив свои средства на строительство иконостаса.

– Конечно, безусловно. Потому что эта помощь потом действительно дает человеку  духовное утешение. Господь за материальную помощь человеку дает возможность самому стать лучше, стать ближе к Богу.

– Вопрос телезрительницы: «У меня тяжелобольной муж, он без сознания. Я бы хотела спросить: можно ли его причастить и пособоровать?»

– Вопрос понятен. Этот вопрос много раз на собраниях задают священники, он обсуждается. Есть такое правило: если человек воцерковленный, если до болезни он исповедовался и причащался, а потом впал в такое бессознательное состояние, то можно совершать над ним таинства, это не будет насилием над его волей. Если он никогда не причащался и находится в бессознательном состоянии, то совершать таинства над ним нельзя, потому что это будет насилием для человека – он не выбрал этого пути, а мы теперь стараемся его как бы насильно к этому привлечь.

Но есть здесь пограничные ситуации. Когда приходишь к больному в реанимацию, то кажется, что он ничего не слышит и не понимает. Но бывает необходимо помолиться, отслужить молебен, почитать молитвы, и человек на какой-то момент милостью Божией может прийти в сознание. И, придя в сознание, он сразу же говорит: «Я хочу причаститься,  хочу исповедоваться».

У нас был такой случай полтора года назад. Лежал в коме тяжелобольной человек, лежал дома. Родственники обращались в несколько храмов с просьбой, чтобы пришел священник причастить и пособоровать больного. Когда узнавали, что человек без сознания, им отказывали. Они обзвонили несколько храмов – им отказали. Родственники были очень расстроены. Потом они обратились к нам. Один наш священник поехал на эту квартиру в надежде, что Господь явит чудо. И действительно, настоящее чудо совершилось: когда он начал читать молитвы, больной вдруг пришел в сознание. Он очень глубоко, серьезно поисповедовался, причастился. А когда батюшка уехал, тот тихо отошел ко Господу. Это было удивительное чудо.

Поэтому возможность такого всегда надо иметь в виду, и даже если человек без сознания, все равно можно прийти к нему, помолиться. Может быть, не совершать сразу таинства, потому что часто родственники просят сразу все: «Батюшка, сделайте все, что можно». Это неправильно. Можно приехать, помолиться, может быть, окропить больного святой водой, помазать его святым маслицем, попросить Бога, чтобы Господь явил Свою милость. И часто бывает, что человек приходит в себя, тогда его можно причастить и пособоровать.

– Отец Иоанн, расскажите о тех людях, которые благодаря больничным храмам в первый раз оказываются на богослужении.

– Такие случаи постоянно встречаются, их очень много. Когда я служил в храме Серафима Саровского в детской больнице, приезжали люди из далеких регионов (с Камчатки, с Дальнего Востока, из Сибири) и рассказывали, что у них в поселке вообще нет храма, что они никогда не были в храме. Оказавшись в больнице, они впервые получили такую возможность. Потом приходят и говорят: «Ой, как хорошо! А мы и не знали, что в храме так хорошо». Потом они начинают спрашивать: нельзя ли покрестить ребенка? можно ли исповедоваться, причаститься?.. И человек оживает. Таких случаев очень много. Наша страна огромная, и во многих уголках пока еще нет храмов, нет возможности участвовать в богослужении. Может, кто-то в храмах не бывает, но в больницах бывают почти все, к сожалению: или родственники болеют, или сами болеют. И вот если в каждой больнице будет храм, тогда каждый человек сможет найти свой путь к Богу, даже тот, кто живет в отдаленном уголке России, где нет Церкви.

– Отец Иоанн, время передачи подходит к концу. Еще один вопрос хочу Вам задать: в чем главная трудность и главная отрада больничного служения?

– Трудностей много. Но главная трудность – наверно, эгоизм и какие-то стереотипы, предубеждения. Во-первых, нам кажется, что мы это не сможем, нам страшно, мы думаем: «Вот мы придем к больному, а что мы ему скажем? А чем мы ему поможем, когда есть врачи?» Этим мы оправдываем свой эгоизм, свою боязнь сделать первый шаг, преодолеть свой страх и пойти. Вторая трудность – наша занятость. Как это ни странно, мы всегда очень заняты своими личными делами. Но если глубоко задуматься, то окажется, что эти дела не такие уж важные. Проходят месяцы, годы, мы оглядываемся назад и видим, что ничего важного не сделали. Наверное, стоит остановиться и подумать: «А что важно в моей жизни?» И вот прийти в больницу – это очень важный шаг, который может поменять жизнь, может наполнить ее смыслом. Вот такие трудности.

Что является отрадой, радостью для того, кто навещает больных?.. Во-первых, осознание того, что ты служишь Богу, ты служишь ближнему. Если ты служишь Богу, то Господь тебе дает благодать, дает утешение. Господь дает тебе возможность ощутить полноту своего существования, что ты не просто где-то как-то проживаешь свои дни, но ты себя реализуешь в полноте; все те качества, которые тебе даны Богом от рождения, ты можешь реализовать и использовать. И у тебя в душе появляется мир, появляется ощущение, что ты стараешься исполнять волю Божию, а радостнее этого, наверное, ничего нет. И в этом отношении больные очень и очень нам благодетельствуют, когда мы к ним приходим. Поэтому больница не только место скорби и страданий (очевидно, это так), но это еще и место отрады и утешения, потому что именно в больнице люди часто встречаются с Богом.

– Я попрошу Вас еще раз напомнить о том, как можно оказать помощь в строительстве иконостаса.

– Для этого надо зайти на сайт нашего храма «Отрада и Утешение» на Ходынском поле otrada-i-uteshenie.ru, где вы увидите раздел «Помощь храму», там указаны реквизиты и способы, как вы можете пожертвовать. Только надо указать, что это пожертвование на строительство больничного храма. А если кто хочет принять участие в волонтерском движении, в волонтерской работе, то на сайте храма указан телефон координатора, с которым можно связаться и решить вопрос, договориться об участии в этой работе.

– Спасибо большое Вам за беседу, отец Иоанн. Благословите наших телезрителей.

– Господи, благослови! Всем помощи Божией и духовной радости. Спаси Господь!

Ведущий Денис Береснев

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Преображенского храма и церкви преподобного Саввы Сторожевского города Балашихи священник Димитрий Огнев.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы