Беседы с батюшкой. С прот. Дмитрием Смирновым

1 октября 2017 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Начнем с тех вопросов, которые пришли на наш сайт.

Вопрос: «Читал у святых отцов, что самый лучший способ приобрести смирение – это послушание у своего духовного отца, имеется в виду послушание в монастыре. Но как получить смирение в миру? Каким путем нужно идти человеку, чтобы достичь этой добродетели?»

– Можно некоторым образом изменить это упражнение: выбрать человека, с которым тренировать свое послушание. Это может быть кто угодно, и даже он может не знать об этом.

– Необязательно это будет выбранный человек?

– Да. Это, конечно, несколько усложняет задачу.

– Но люди часто говорят: сел на шею.

– Это эффективно для послушания. Ты же хотел послушанию научиться? Вот. «Сел на шею» – это немножко из другой оперы. Если хочешь так взаимодействовать с человеком, чтобы он не сел тебе на шею, тогда это совсем другая задача, она никак не связана с твоим послушанием.

– Господь говорит: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя. В какую меру человек, живущий в миру, должен отвергнуться себя?

– Человек не должен. Если уж говорить об этом, человек должен слушать, что сказал ему Христос. Отвергаешься в ту меру, которая для тебя возможна. В ту меру и достигнешь Царствия Божия.

– По поводу меры у нас каждый второй вопрос: где мера молитвы, где мера послушания, где мера поста?..

– «Где грань?» – всегда спрашивают. Нет ее. Потому что Богу нужны не механические куклы, которые выполняют цифровую программу, а нужен человек, любящий Его и творческий, который развивает свои телесные и духовные возможности для того, чтобы явить любовь Отцу Небесному.

– То есть желание послужить Богу из любви к Нему, наверно, и определяет эту меру.

– Конечно. Порой и возможности, потому что бывает усердие не по разуму. Например, шесть ведер воды поднять на колокольню Ивана Великого на двух коромыслах; и два ведра еще в руках. Но зачем делать вещи, заведомо для тебя невозможные? Надо совершенно разумно к этому подходить, причем с некоторым даже снисхождением к себе. Здесь зависит от всего: какой у тебя возраст, какой вес, артериальное давление и так далее, и так далее; весь этот комплекс нужно мгновенно подсчитывать.

– Люди очень часто прибегают к благословению священника на все случаи жизни.

– Да, это происходит от нежелания вообще включать головной мозг или при его полной пораженности, когда человек просто не соображает, что ему делать. Но в таком случае он все равно ничего не сможет достичь, хоть ты его благословляешь, хоть не благословляешь. Даешь ему самый лучший совет, но он все равно душой своей (а ум – это рабочая сила сердца) должен обязательно участвовать. А если все делается автоматом, – получается та же кукла. Послушание – это вещь творческая. Тот, кто обладает послушанием, человек высокого, духовного образа жизни.

– То есть поступить строго по тому совету, который тебе дан, это не есть послушание в высшей степени? Здесь нужно что-то свое приложить?

– Конечно. Надо понять, принять и найти лучший способ решения. Как в математике говорят: самый красивый способ.

– ...как это послушание исполнить.

– Да.

– Но это действительно требует духовного развития.

– Да. Это требует и рассуждения. Потому что «заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибет». Богу совсем неугодны христиане с разбитыми лбами, у Бога совершенно другая задача. Потому что зачем послушание? Чтобы научить человека терпению, отсечь свою гордыню, выработать в себе доверие; очень много духовно-педагогических задач решается через послушание.

– Приходит человек и говорит: вижу перед собой, на мой взгляд, два равнозначных пути. Но двумя путями пойти не могу. Поэтому, батюшка, посоветуйте: каким лучше будет?

– Так бывает. Я однажды был свидетелем того, как одна молодая женщина спросила у очень духовного мужа о том, как ей быть. И действительно, пути, которые перед ней лежали, были вообще разные. Он ей ответил: «А это все равно». Она избрала один из них, и все вышло хорошо. По крайней мере, мне со стороны кажется, что все совсем неплохо.

– Вопрос: «Как понять, совершил грех или нет?»

– Согрешил.

– То есть, если возникло такое сомнение, скорее всего что-то на совести нехорошо.

– Конечно. Потому что человек всегда (к сожалению, так) ищет себе оправдание. А задача не в этом. Потому что Бог не стремится тебя наказать.

– По-моему, сейчас немало людей, которые ищут грех там, где его и быть не может. И находят для себя какие-то червоточинки.

– Отцеживая эти крылышки от комариков, они проглатывают не только верблюда, но и синего кита. С этим постоянно сталкиваешься. Человек съел кусок селедки, а то, что с селедкой он «проглотил» и свою родную маму, вообще не замечает.

– Вопрос телезрителя: «Я хочу задать вопрос как раз насчет комаров и насчет смирения. Был такой святой (по-моему, Иоанн Милостивый), который специально раздевался, чтобы его комары кусали. Он испытывал страдания, а комары насыщались. Но комары являются паразитами, и получается, что смирение тут до абсурда доведено...»

(Далее диалог с телезрителем.)

– Обождите, я запишу: комары являются паразитами. Правильно? Вы сообщили ценнейшую информацию. Я почти до семидесяти лет дожил и не знал этого. Спасибо Вам за это открытие.

– Но они же паразитируют, кровь пьют.

– Я совсем не спорю. Я в восхищении.

– Ну хорошо. Надо ли кормить комаров, которые наносят страдания остальным людям?

– Кому как. Вам, конечно, не надо. Это выше Вашей меры.

– Не доведено ли тут смирение до абсурда?

– А в абсурде ничего плохого нет.

– Я, в принципе, понимаю, что это смирение в квадрате…

– Нет, не в квадрате, гораздо больше.

– Но комары размножаются, когда пьют кровь этого святого, и кусают других людей.

– Да что Вы говорите! Кусают других. Надо же! Вы делаете открытие за открытием. Я тоже сделал одно открытие, могу с Вами поделиться: прочел в учебнике географии за шестой класс, что Волга впадает в Каспийское море. Можете себе представить? Вы тоже запишите и наслаждайтесь.

– Понятно. Спасибо огромное. Молюсь за Вас.

– Вот за это спасибо! А комары пускай летают.

– Но они кусаются.

– Есть накомарники, комариные сетки.

– Так этот святой кормил их, раздевался специально, без накомарника.

– Знаете, Вы удивитесь: не он один.

– Нет, когда вериги носят – это понятно. Но комары?..

– Комар – такая же верига, только естественная. А Вы никогда не наблюдали кулачные бои? Или бои без правил?

– Бои без правил наблюдал.

– Там люди так морды друг другу бьют, что зубы летят в партер.

– Так, а что тут христианского? Бессмысленное мордобитие.

– Почему бессмысленное? Раз взрослые и солидные мужики от 30 до 40 лет этим занимаются, значит, у них есть в этом смысл их собственный. Или они сплошь болваны? Как Вы считаете?

– Я считаю, что смысла в мордобитии нет.

– Хорошо. Если смысла нет, зачем они это делают?

– Зарабатывают деньги.

– Так смысл есть?

– Зарабатывание денег.

– Ну вот. А этот монах зарабатывал себе смирение и терпение. Разве это плохая цена?

– Он зарабатывал. А комары размножались.

– Есть такие комары, которые живут вообще одни сутки и не успевают размножаться.

– Они пьют сок из растений. А эти пьют кровь.

– Нет, пьют кровь и очень недолговечны. Я рад, что Вы такой добрый, жалеете всякую тварь.

– Нет, я не жалею. Наоборот, не люблю, когда комары кусают.

– Я Вам бы посоветовал: Вы бы себе терпения приобрели немножко, маленькую толику, с комарика.

– Хорошо. Если я ложусь спать с открытой форточкой, меня кусают комары, получается, я тоже делаю аналогично этому святому?

– А это смотря какая будет Ваша реакция. Если Вы от этих комаров лезете на стену...

– Реакция – красные укусы на теле, чесаться будут.

– А вот у меня нет.

– Вам, значит, повезло.

– Почему повезло? Я в юности ездил на Север – там столько комаров! Когда я там был, мне казалось, что я не выживу. Зато приобрел иммунитет. Комар мне вообще не страшен.

– Огромное спасибо за ответ. Еще по поводу борьбы с пьянством. Прилоги постоянно. Понимаю, что не надо пить, а прилоги идут.

– Потому что бес сидит.

– Так он никогда не уйдет?

– Уйдет, если Вы проявите решимость постоянную.

– Допустим, месяц не пьешь, а прилоги...

– «Месяц не пьешь» – это не считается. Не пьешь – это когда не пьешь восемь лет. А месяц не пьешь – это вообще ничто.

– Но со временем прилоги уйдут?

– Если человек запойный, то могут не уйти до смерти. Но появятся силы (от Бога, конечно), чтобы это все преодолеть.

– Огромное Вам спасибо! До свидания.

(Окончание диалога.)

– Вопрос: «Как отличить Промысл Божий в делах житейских?»

– А во всем Промысл Божий.

– Но его надо различить среди собственных измышлений.

– Чего там различать? Это надо пример приводить. Я законно могу сказать, что не понял вопроса. Промысл Божий управляет всем.

– Промысл Божий направлен на благо человека. Но человек его или не принимает, или не отличает и идет своим путем.

– Если он противоречит тому, что имеет в виду Отец Небесный, то он идет против Бога.

– Когда с человеком случилась некая беда (например, болезнь посетила)...

– Болезнь – не беда. Святые отцы называли болезнь бесценным даром.

– Это святые отцы. А человек начинает обычно жаловаться...

– Начинает. Это как в армии есть рядовые необученные... Человека крестили, он ничего в христианстве не понимает, и когда что-то ему не так, начинает роптать. Потому что он не понимает ни Самого Бога, ни кто он такой, ни в каких они в данный момент отношениях. Такого – сколько угодно. И таким людям объяснять-то ничего, мне кажется, невозможно.

– Вопрос телезрительницы: «Имеет ли право современная Церковь менять законы, принятые Вселенскими Соборами?»

– Право имеет. Но этим правом практически никогда не пользуется. Почему? Потому что большинство канонов и правил так совершенны, что их можно приспособить и к современной жизни, хотя она совсем не похожа на тогдашнюю.

Русский гений, историк Церкви В.В. Болотов говорил так: все, что полезно Церкви, то канонично. Это совершенно гениальное выражение. Он гений, поэтому такую формулу и вывел. Конечно, для людей с фарисейским сознанием это трудно воспринять. Потому что фарисейство проще. Человек закоснел и, как древние наши братья иудеи, считает, что для Бога важно то-то и то-то. А в Новом Завете это все давно отменено.

– Вопрос: «Подаю по силам милостыню, но муж не сторонник такого отношения к деньгам. Могу ли я часть своей зарплаты тратить для нуждающихся втайне от мужа, или это будет считаться грехом обмана?»

– Не совсем понятно, что значит в семье «мои» деньги. Потому что семья важнее всего. И когда есть «мои» и «твои», это разрушает семью.

– То есть когда человек разделяет нечто на «мое» и «наше».

– Ведь с какой целью человек подает милостыню? Чтобы оказать милость Богу. «Что вы сделали одному из малых сих, то сделали Мне». А нужно ли Богу, чтобы ты разрушал семью, про которую сказано: что Бог сочетал, человек да не разлучает?

– Нельзя угодить Богу тем, что приводит к разлучению, разрушению.

– Да. Потому что семья более ценная вещь во Вселенной.

– Как легко благотворить чужим людям по сравнению с собственными родными…

– Тщеславие помогает, говорили святые отцы.

– Вопрос: «Я осознаю, что мой товарищ нечестен, но стараюсь скрыть его проступки от других, понимая и прощая его слабость. Однако моя «помощь» (в кавычках) оказывает обратное действие, а мой товарищ все больше полагается на нее. Говорить и объясняться с ним бесполезно. Что будет более по-христиански: продолжить скрывать его поступки, надеясь на будущее вразумление, или перестать помогать?»

– Мне кажется, самое лучшее – заблокировать его номер телефона и сменить адрес.

– Как бы оставить его с его мировоззрением.

– Как говорил апостол: предать сатане во измождение плоти.

– Вопрос: «Уже два года, как умер мой единственный сын. Ему было двадцать шесть. Мы с мужем остались вдвоем. Скажите, пожалуйста, может быть такое, что когда я умру, встречу сына на том свете? Или это невозможно?»

– Вообще-то есть свидетельства о таких встречах. Но ни о каких обязательных гарантиях нигде ничего не сказано. Но я сам был свидетелем, когда умирающая женщина видела у гроба пришедших к ней родственников. Этому даже предшествовало чудо: она несколько лет лежала, не вставая с кровати, а тут встала, пошла к балкону и стала обращаться по имени к матери. То есть как это вообще: человек, который несколько лет лежит, вдруг встает? Это невозможно – любой медик так скажет. А это было; я своими глазами видел. Не могу же я отрицать то, что сам видел. Но бывает ли это каждый раз? Не бывает. Я много присутствовал при кончине разных людей, и это происходит каждый раз по-разному.

– Вопрос: «Моя незамужняя подруга встретила женатого мужчину. Они живут вместе. Он подал на развод, планирует жениться на подруге. Священник благословляет подругу причащаться. Я совсем запуталась: разве можно причащаться человеку, живущему в блуде?»

– Нет, нельзя.

– То есть это просто какое-то частное мнение получилось?

– Это надо с ними беседовать, потому что здесь должны быть какие-то очень мощные аргументы.

– Вопрос: «Объясните, что означает фраза в молитве Иоанна Златоуста: “Господи, не введи меня в напасть”?»

– «Напасть» – от слова «нападение». Задача христианина – эту напасть отвергнуть. А если человек введен в напасть, значит, он уже ей поддался. Это равносильно словам Господней молитвы: не введи во искушение. Имеется в виду, конечно, что не Господь вводит в искушение, а человек сам вошел внутрь этого искушения и пал.

– То есть Господь дает человеку возможность не пасть, а человек избегает...

– У каждого крещеного человека есть  возможность отринуть любое искушение силою благодати Божией, которую он получил в крещении и миропомазании.

Когда человек говорит, что у него нет сил, это неверие в то, что Господь дает?

– Нет. Это просто маловерие, нежелание и самооправдание.

– То есть чаще всего, когда человек говорит, что не может, это эквивалент того, что не хочет?

– Да.

– Интересно: приходит каяться и в то же время не хочет.

– Не каяться, а исповедоваться. Если пришел каяться, тогда он уже спасен. Что такое каяться? «Прости, Господи, больше так никогда не буду». Вот что такое каяться.

– Но такую формулу произносят нередко.

– Значит, спасен. А если человек опять вошел в искушение, значит – погиб, и надо вновь каяться.

– Господь говорит: в чем застану, в том и сужу.

– Да.

– В покаянии или в падении.

– Да.

– Но ведь Сам Господь выбирает, в какой момент призвать душу человека: в покаянии или в падении.

– Да, такое мнение есть.

– И если Господь призывает человека в падении, то...

– ... значит, Богу не угодно быть с этим человеком в Царствии Небесном.

– Господь каждому человеку желает спасения, но с этим человеком быть вместе не желает?

– Не желает.

– У людей такое мнение, что Господь обязательно должен простить.

– Господь никому ничего не должен. Это мы все, включая и комариков, Ему должны. А Он нам ничего не должен. Это только неразумные, глупые, невоспитанные дети считают, что им все должны: папа, мама, бабушка, братья, учителя или воспитатели в детском саду. Сейчас уже некоторые пятилетние заявляют: «Ты не имеешь права». Их уже обучили.

– Уже о своих правах заявляют.

– Качают только так!

– Вопрос телезрительницы: «Сейчас очень много церквей и у нас в Саратове, и в Екатеринбурге, и в Москве. Мы делаем наше общее дело, стараемся. Вот сейчас нужны деньги телеканалу “Союз”, все об этом знают, хотят перечислить. Но я не могу деньги перевести, не умею, мне семьдесят с лишним лет. И другие так же. Почему нельзя в каждой церкви, которые где-то есть, поставить ящичек, написать: для “Союза”? И люди бы приносили туда. Почему так нельзя сделать?»

– Нет, все можно.

– Телезрительница: «А почему не делают?»

– Я не знаю, почему Вы не делаете.

– Телезрительница: «Пока ходили ноги, я постоянно, сколько могла, столько и делала. А сейчас не могу, лежу дома, никуда не выхожу. Моим всем не до этого».

– Хорошо. А родственники у Вас есть?

– Телезрительница: «Родственники есть, но им всем не до этого».

– А Вы скажите им, что если они не будут этого делать и каждый раз приносить Вам справочку о том, что помогают «Союзу», то Вы лишите их наследства.

– Телезрительница: «Это все разговоры, мы можем говорить на эту тему много. Но практически это можно сделать в конце концов? Ведь не только я, но и бабушки в деревне (церквей, слава Богу, много) телевизор посмотрят, на лавочке посидят и понесут денежку. И я бы с удовольствием денежку с соседкой передала…»

– Вот и передайте с соседкой.

– Телезрительница: «Ну а почему нельзя ящик в церкви поставить для “Союза”? Есть какая-то затруднительная причина?»

– Дело в том, что на «Союзе» работает не так уж много человек, чтобы можно было собрать целую армию сборщиков средств.

И потом, Вам семьдесят с лишним лет, Вы почему-то себя считаете самой умной, а остальные там, на «Союзе», одни дураки. Если хотите что-то устроить, принести какую-то пользу для «Союза», сделайте. Если Вам тяжело, из дома не выходите – найдите людей, телефон-то у Вас есть. Речь у Вас правильная, видно, что голова у Вас работает. Хотя Вы немножко упряменькая – неважно, это упрямство может послужить. Соберите людей молодых, они еще лучше сделают.

Просто это самый быстрый способ передать деньги на «Союз», и телеканал избирает это. Это сейчас общепринято. На этом и само телевидение тоже зарабатывает. Поэтому тут не надо изобретать деревянный велосипед.

– Вопрос: «В семье проблема инфантильности отца: не может жить без руководства своих родителей, его устраивает статус вечного ребенка. Возраст за пятьдесят. Взрослые дети, есть внуки. Полная зависимость от мнения и суждения родственников. Избегает ответственности, принятия решений. Подскажите, батюшка, как быть мне? Я уже надрываюсь».

– Так это же все очень просто: прервать получение корма. А то, что человек привык, – надо было смотреть раньше, когда Вы выходили за него замуж, приглядеться...

– Но судя по тому, что уже внуки есть, живут не один десяток лет.

– Значит, устраивало. Ведь не сразу человек надрывается. Сейчас, к его пятидесяти годам, надорвалась. Человек сделал все, что мог, а теперь объявляется забастовка пожизненная.

– Вопрос: «Мы с мужем прожили в браке семнадцать лет. Растет дочь. Год назад обвенчались. Я, собственно говоря, настояла на венчании, так как ходим в один храм, воцерковляемся, исповедуемся у одного священника. Но вот любви друг к другу как не было, так и нет. Мне кажется, что мы даже стали чаще ругаться и спорить по каждому пустяку. И как-то муж сказал в сердцах, что я совершила большой грех перед Господом, что настояла на венчании. Я уже подумываю, что нужно, наверное, развестись: зачем пить кровь друг другу? Посоветуйте, как полюбить мужа, если он меня не любит. Терпеть и смиряться? Или оставить друг друга в покое?»

– Вообще, когда оставляем в покое (особенно мне нравится выражение «друг друга» – как хорошо вообще это звучит!), это вполне по-христиански. Потому что когда человек не оставляет в покое, он все время что-то требует от другого. И потом, надо же уяснить, что такое любовь. Я в этом вопросе услышал, что у этой страдающей женщины тоже образовался дефицит любви, она оскудела.

– Частенько люди собственную любовь ставят в зависимость от любви другого: он ко мне будет по-другому – и я к нему...

– Бывает. Но любовь, если она настоящая, христианская, никогда не перестает. А потом, любить можно и инфантильного человека. Такие люди были, и это прекрасные люди сами по себе, очень необычные. Например, Александр Блок. Или, например, такой необычный человек – Николай Васильевич Гоголь; он и не женился. Он был человек и прекрасный, и интересный, и очень духовный (просто подвижник), но был совершенно не хозяйственный. Но это светоч русской литературы: он осветил нашу Землю не такой блестящей хозяйственной деятельностью, как Демидов, например, а своим словом.

Поэтому вполне можно любить и инфантильного, даже ленивого. Если почитать Гончарова «Обломов», автор о нем пишет очень с большой любовью (мне так представляется); немножко с юмором, но вполне хочет его понять, почувствовать. Поэтому необязательно для того, чтобы любить, чтобы человек был и хороший охотник, и пахарь, и в уме шестизначные числа умножал, а они бы сразу обращались в звонкую монету. Люди все разные. Поэтому жениться и выходить замуж нужно не по поговорке «уж замуж невтерпеж», а подходить к этому вопросу научно: хочу ли я выйти замуж за этого человека, вижу ли я его недостатки, согласна ли это потерпеть ради других его достоинств?..

– Вопрос телезрительницы: «Я в свое время не прошла испытание. А теперь, когда у меня новая ситуация, по каким душевным качествам я могу понять, прохожу я испытания или не прохожу?»

– Отвечу очень легко: по очень хорошим душевным качествам.

– Телезрительница: «А по каким душевным качествам?»

– По хорошим. Вы знаете русскую поговорку «Как аукнется, так и откликнется»? Вы сказали вопрос в такой форме, из которой вообще нельзя ничего понять. Хотите ответ – я Вам его дал. Какие качества? Хорошие. Вы меня не обманете.

– Телезрительница: «Да что Вы! Бог с Вами!»

– Слава Тебе, Господи! Спасибо на добром слове. Так что либо Вы продолжаете темнить, а я буду на темень отвечать сумраком, либо говорите, что Вы хотите.

– Телезрительница: «Я, наверное, просто неправильно сформулировала вопрос».

– Вы его вообще не сформулировали.

– Телезрительница: «Да, я его совсем не сформулировала».

– А как я догадаюсь?

– Телезрительница: «Ладно, я в следующий раз перезвоню. Спасибо. До свидания».

– Вопрос: «Почему в последнее время наша Церковь не очень часто принимает святых, прославленных в Автокефальных Церквах, с которыми у нас есть каноническое общение?»

– Не знаю такого. Мы всех святых, прославленных в других Православных Церквах, принимаем.

– То есть если они там прославлены, то включаются и в наш список святых тоже?

– Да, пожалуйста, молись на здоровье, никто тебе слова не скажет.

– Вопрос: «Подскажите, как избавиться от неприязни и раздражения на человека?»

– Во-первых, нужно покаяться, нужно осознать свою неправоту. Во-вторых, за эту свою неправоту испросить прощения у Бога. И молиться, испрашивая прощения, до тех пор, пока эта неприязнь не улетучится. И каждый раз, когда она вдруг будет появляться (обязательно будет), сразу опять прибегать к молитве и просить у Бога прощения.

– А добро творить этому человеку насколько необходимо?

– Если хотим быстрее избавиться, то необходимо. Сказано в Писании: добро творите творящим вам напасть. Это я, что ли, придумал? Наш распятый Господь сказал.

– Вроде простые слова, но как тяжело их воплотить в жизни.

– Тяжело для человека, который живет в грехе. И легко для христианина. Если хочешь быть христианином, тогда давай... А так извините...

– Каждый человек, который сумел переступить через себя и сделать добро своему обидчику...

– ...тот отвергнулся себя и последовал за Христом.

– ...прибегает в церковь просто сияющий и говорит: «Чудо!» А чудо-то закономерно.

– Бог творит чудеса. Это преображение с человеком сотворил Бог по его желанию и его сугубой молитве. Поэтому такой человек испытывает освобождение, ты очень верно описал.

– Вопрос: «Как избавиться от страха перед исповедью? Все время кажется, будто священник начнет меня осуждать и обличать за мои грехи».

– Ну, кажется… Можно и в лес не ходить: вдруг медведь выйдет и съест...

– И из дома тогда лучше тоже не выходить.

– Да, потому что машины снуют...

– Спасибо, батюшка, за ответы. Нам пора прощаться.

– Рад стараться. Всего вам доброго, дорогие братья и сестры. Ждем всегда ваших вопросов.

Ведущий протоиерей Александр Березовский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы