Беседы с батюшкой. Что значит быть настоящим христианином

10 декабря 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель киевской церкви в честь иконы Божией Матери «Знамение», писатель, директор Международного фестиваля православного кино «Покров» протоиерей Александр Акулов.

– Тема нашей передачи – «Что такое настоящее христианство». Отец Александр, почему эта тема актуальна сегодня?

– Она не может быть неактуальной, потому что мы все, крещеные люди, призваны служить Христу. И от того, как мы это делаем, насколько глубоко прониклись духом Христовым, насколько можем в наше время служить Богу так, как Он этого хочет, и так, как мы можем себя реализовать в духовной жизни, зависит самое главное дело нашего спасения. Конечно, мои внутренние переживания относятся в первую очередь ко мне и к моим прихожанам, с которыми я общаюсь ежедневно. Изучаешь многие книги по временам первых веков христианства, и наступают такие моменты, когда думаешь, какие были они и какие мы сейчас. Это не приводит к отчаянию, к унынию; ты понимаешь, что сейчас другие времена. Но это тоже не оправдание. Внешне, конечно, многое изменилось в нашей жизни за эти столетия, даже тысячелетия, но внутренне мы все-таки должны брать с них пример и следовать за Христом так, как они шли на смерть ради Него. Поэтому жертва, наверное, сейчас другая, но жертвуем ли мы вообще собой хоть иногда, хоть изредка ради Христа? Насколько мы к Нему приближаемся, насколько мы служим Ему ради других людей? Это очень важный момент для меня, потому что хочется быть христианином.

– А какими они были – первые христиане?

– Они были самоотверженными. Они были любвеобильными. Они никого, кроме Христа, не знали, они пытались Его понять. Самое важное, книг-то не было как таковых; они учились у других людей. То есть это передача опыта духовной жизни от наставника к общине. В эту общину приходили еще люди, и этих людей никогда не отталкивали, их принимали по всем правилам и канонам того времени, долго готовили к крещению; эти люди просто купались в любви. Они понимали, что приходят в общину, которая рано или поздно погибнет, – не сама община как Церковь, а люди, живущие в ней. Потому что вокруг смерть за Христа. Это было очень рискованно, они шли, зная, что рано или  поздно, в общем-то, будут убиты, и не просто убиты, а замучены. И не просто замучены, а так, что, наверное, ни один злодей не придумал бы таких пыток, которые переносили первые мученики.

Но главное для меня и очень важное, что они своим примером возбуждали других людей становиться христианами. Может быть, люди тогда молитв никаких не знали; псалмы читали, пели, служили, из уст в уста передавали  опыт духовной жизни. И чувствуется по их настроению, что они шли на смерть, а в душе у них был мир.

А сейчас мы хорошо живем, а мира в душе нет. И мне кажется, что любой христианин должен стяжать Святой Дух, для того чтобы Тот устанавливал внутри человека мир, чтобы он жил не в смятении, смущении и огорчениях (тогда это не христианство), а в радости и веселии. Но не в том горячительном веселии, а жил так, как первые христиане. Ведь они не ходили грустные, с поникшими взглядами. Они проповедовали на улицах,  они прекращали вести тот образ жизни, который вели. Это опять вопрос к нам: прекращаем ли мы вести тот образ жизни, от которого хотим отказаться? По сути, мы хотим, но у нас не получается. То есть мы удлиняем свой путь до Христа, и от этого плохое настроение. Поститься не получается, молиться не получается...

– Нет решимости.

– Нет решимости, нет чувства ответственности. Мне кажется, что вообще в последнее время с чувством ответственности очень плохо обстоят дела. Люди могут  взять на себя обязательства и не выполнить их, они не хотят принимать решения, потому что за этим последует ответственность.

Нужно понимать, что мы должны стараться отдавать себя. Это не значит, что надо отказаться от квартиры, машины, работы, семьи и выкопать себе пещеру где-то в лесу. Христос к этому не призывает. Мы должны найти средний царский путь, по которому и те христиане шли. Они же не хотели специально смерти. Были такие случаи среди мучеников, но опять же они шли, спасая других, жертвуя собой.

Мы не готовы на эту жертву сегодня, мы всегда находим себе оправдание, чтобы ничем не жертвовать. Не жертвовать своим временем, своим состоянием, своими вредными привычками, которыми мы живем. Человек говорит: «Меня мама вырастила, я так жил, у меня такой характер. Что я сделаю? Церковь разве меня перевоспитает? Да, я готов сделать это, это, это, но совсем измениться я не могу». А самое главное, что, наверное, человек может, но не хочет.

У первых христиан был дух такой силы, что они даже над этим не задумывались – они менялись, идя за своими наставниками, которые видели еще апостолов, кто-то – учеников апостолов. Я думаю, эти люди были как сияющие факелы, от которых шел свет, тепло и радость, и даже когда они погибали, это так и было. Их нетленные мощи, останки собирали, и они до сих пор освящают нашу жизнь. Они несли свет миру. Тот мир и сегодняшний мир, погрязший в темноте, этот свет пытается заглушить. Тогда рядом с ними стоять было сложно любому человеку, потому что, наверное, чувствовалось, какой жар от них идет. И сегодняшнее время требует от нас такого же. Вот кто такие настоящие христиане – это христиане, которые горят Христом и сами себя сжигают ради служения Ему.

– Вопрос телезрительницы: «Окружающие меня люди в основном считают себя христианами. Но некоторые даже не ходят в храм, считают, что они не грешники, так как не совершали тяжких грехов. И считают, что если они верят во Христа, значит, христиане. А некоторые ходят в храм, причащаются, постятся, но в мирской жизни все равно что-то нарушают. И они тоже себя считают христианами. Вопрос у меня такой: можно ли считать истинными христианами тех и других?»

– Вопрос довольно простой. По крещению  мы христиане. Никто не может сказать о крещеном человеке, что он не христианин. Но если (по своему христианском долгу) человек не борется с грехами, не причащается Тела и Крови Христа Бога нашего, то он не православный человек. То есть он не в состоянии прославлять Бога, если не приобщается таинству. Все остальное – это самооправдание, лень, опять же безответственность перед теми людьми, которые тебя крестили, перед Богом, создавшим Церковь, и обычная гордыня. То есть человек, заявляющий, что он и без Церкви все знает, ошибается. Может, он и знает что-то, но не то, чему учит Церковь. Возможно, это христиане – да, но не православные, если так можно сказать.

Меня всегда смущает и удивляет такая поверхностность в нашем отношении к Церкви, к таинствам. Большинство людей ходят годами в храм, но, по сути, не знают, что такое литургия. По своим прихожанам знаю: если спросить, думаю, не у всех получится положительно ответить, что происходит на самой службе. Хотя на самом деле это несложно.

Когда я в первый раз пришел в церковь (уже, наверное, лет в 35) и весь народ пропел «Верую», у меня появились первые слезы; я понимал, что если не выучу это наизусть, то, придя в следующий раз в храм, я буду не таким, как все. Я сутки учил, мне было тяжело, но все-таки я выучил Символ веры. Я понимал, что без этого никак нельзя. А сейчас многие люди, приходящие в храм, не могут вместе спеть – они не знают слов Символа веры. Это к чему отнести? Это та же безответственность перед Христом, это нежелание трудиться над собой.

Знаете, хорошая литература, даже хорошее кино и вообще любое искусство, тем более духовная церковная жизнь (хотя я не сравниваю это с искусством) – это пласт серьезных трудов человека над собой в первую очередь. Я пишу книги, наверное, потому, что много читал. Люблю читать, читаю и сейчас. Сейчас «Анну Каренину» пытаюсь перечитывать. К чему я это говорю? К тому, что когда я читаю это произведение, то понимаю, что 90 процентов людей не будут сейчас читать «Анну Каренину», потому что над каждой строчкой нужно думать. Над любой серьезной книгой надо трудиться, надо вникать в каждое слово, размышлять над тем, что прочитал.

Тем более это касается духовной церковной жизни. Если ты пришел в храм, то первое время должен стоять с книжечкой разъяснений о Божественной литургии, молиться и изучать что-то. Ты не можешь, научившись просто ставить свечку и писать записку, считаться православным человеком. И к покаянию ты должен идти так же. Покаяние первых христиан было каждый день. Как и мы на вечернем правиле каемся Богу в своих грехах, совершенных за этот день. Вся наша жизнь должна стремиться к покаянию, тогда это христианство и православие.

Если человек занимается только перечислением грехов, написанных в книге, то это тоже не очень хорошо, это не приведет к изменению сердца. Это приведет к тому, что ты наизусть выучишь перечень грехов, но искоренить в себе до конца их не сможешь, потому что глубины в тебе нет. А жизнь православная – это серьезнейший  и глубочайший труд над собой ради Христа и Церкви Его. Тот, кто отказывается от церковных служб, точно не может считать себя православным. Христианином – пускай считает, он носит крестик (и слава Богу за это), но православным – вряд ли.

– Что прежде всего мешает нам быть настоящими христианами?

– Я думаю, лень. Мы столькими делами заняты, а они такие бестолковые. Я понимаю, что когда у человека много детей, семья, то надо зарабатывать. Бесспорно, это нужно, это важно. Но, воспитывая, работая, можно молиться Богу, всегда держать Его в сердце, всегда видеть Его перед собой, рядом с собой, на рабочем месте.  Он никуда не уходит, Он рядом. И тогда ты будешь чувствовать, правильно поступаешь или нет во многих жизненных вещах. Невозможно, нельзя забывать Бога за пределами храма.

У меня был когда-то рассказ «Забыли Бога в храме», я для себя написал его. Ощущение такое было, что на престоле в алтаре Он находится, все помолились, причастились, разошлись, а Он там и остался. А люди пошли и делают что хотят, своевольничают и совсем Его не слушают.

Мне кажется, самая интересная творческая работа вообще любого человека (необязательно быть писателем, режиссером, журналистом) – это находить волю Божию. Игрою это нельзя назвать, но это постоянное стремление узнать, что Он тебе предназначил, что Он тебе хочет сказать, насколько ты Его научился слушать, как ты готов понять, что это слова именно от Него, что это именно Его воля, а не твоя или врага, который сеет разное в твоем сердце. Это самое интересное.

Я считаю, если у человека хорошее настроение (и по его глазам это видно), значит, он идет по правильной дорожке. Если он грустный, неуверенный в себе, задает одни и те же вопросы, получает на них ответы, но не исполняет то, что ему священник говорит, читает книги про святых и не делает так, как они (а они своей жизнью дают ответы на его вопросы), значит, что-то не то. Значит, ему нужно разбираться вместе с духовником в своей жизни; значит, он не до конца понял Евангелие.

Последняя книга, которую Бог дал мне написать, называется «Христиане». Я все время задумывался, что первые христиане тогда не имели же вечерних и утренних правил, у них не было Евангелия, как у нас сейчас, книг не было. Опыт наставников они воспринимали как свое, личное, и не отказывались ни от чего. То есть послушание, которое является в монастырях главной добродетелью, вообще для каждого человека должно быть главной добродетелью. Тогда послушание проявлялось просто безукоризненно, то есть они слушали и делали. В моей книге один герой, старец,  вдруг узнает, что в наше время изданы миллионы экземпляров Библии, очень много книг и так далее, и у него слезы на глазах, потому что мы не ценим то, что имеем. Это главная проблема нашего времени: мы, православные люди, практически не изучаем Евангелие и не живем по нему… Например, Марк написал Евангелие, это его время, а для нашего времени что там такого?.. Но насколько многослойна эта книга, сколько там интересного! Каждый раз читаешь и каждый раз восхищаешься этим словом!..

Протестанты, например, почти все наизусть знают Библию, от корочки до корочки. А у нас этого нет. Если ты не живешь по Евангелию, не изучаешь его, не толкуешь со святыми отцами, если не пытаешься переложить эти слова на свою жизнь, то вряд ли ты тоже можешь называть себя христианином и православным. Ты не знаешь Бога, ты Его не познаешь. Как же ты Ему можешь служить? Как ты откроешь для себя Его волю, если не понимаешь, о чем Он тебе пытается сказать через Свое главное слово, слово жизни нашей?

– Вопрос телезрительницы: «Если человек согрешил и не раскаялся, может ли этот грех повлиять на судьбу его детей и внуков? Отвечают ли дети за грехи своих родителей?»

– Не то что дети отвечают за грехи своих родителей, хотя в Библии об этом тоже есть. Моя мысль такая, что родители в детях закладывают основы греховной жизни собственной своей жизнью. Мы говорили о примерах. Если ты хороший христианин, то и другие вокруг тебя захотят стать христианами. Если ты хороший отец, то и сын хороший вырастет (как и дочка). Если дети слышат не мат, а молитву, то и они вырастут с молитвой, а не с ругательными словами.

Если человек пьяница и в этом пьянстве родил ребенка, то ребенок страдает болезнями от того, что рожден в таком состоянии. Естественно, он не будет здоровым, он будет болеть. И когда-то скажут: «Вот пьянство родителей довело ребенка до греха, привело к болезни». Люди начинают говорить: «Бог наказал этих родителей: больной ребенок родился». Это не Бог наказал, это они много пили, курили... Тем более, видя их жизнь, ребенок примет их плохие привычки. Кроме того, не видя, что они каются, потому что не ходят в церковь, дети тоже не будут ходить в церковь. И у них вырастут такие же дети. И так из поколения в поколение, пока из этих людей кто-то когда-то наконец-то не придет к Богу: искренне, с покаянием, по-настоящему. И дети начнут по-другому жить, и на этом поколении закончится вот такое «наказание» в кавычках. Потому что эти люди сами себя наказывают. Вот, наверное, такой ответ. Чтобы прямо страдали дети за грехи родителей – такого нет. Только образ жизни родителей передается детям, и они страдают и физиологически, и психически, и духовно из-за того, что родители вообще не думают не только о вечности, но даже о своих детях.

– Отец Александр, Вы сказали, что первые христиане были факелами, светильниками. Что нужно сделать современному христианину, чтобы стать подобным светильником?

– Церковная покаянная жизнь, знание Евангелия, но самое главное – мягкое сердце.  Заставить себя полюбить всех. Считать себя хуже всех. Потому что, идя к какому-то свету, мы должны всех людей в этом свете видеть, не только себя. То есть не нужно очернять все, что происходит. Мы страдаем сейчас очень много от осуждения и недовольства; этими страшными вещами, оказывается, живут православные люди, которые приходят в церковь. Как православный христианин может быть недовольным, когда он за все должен благодарить? Как он может осуждать, когда считает себя хуже всех и понимает, что он не имеет права осуждать? Он должен молиться за человека, который ему в чем-то не уступает, не нравится. Он не имеет права осуждать вообще никого. Он не имеет никакого христианского права осуждать других людей, что бы эти люди ни творили.

Понятно, что когда на твоих глазах совершается преступление, ты должен вступиться, оказать помощь – это в первую очередь. Но осуждать человека ты не имеешь права. Ты можешь даже и в полицию его сдать, но не осуждать. Молиться за него – да, помогать ему, несмотря на то, что он вор или кто-то еще, заботиться о нем духовно, молитвенно.

Еще, конечно, нужно пожертвование собой ради других. То есть про себя вообще надо забыть. Я говорю об идеале. Понятно, что сказать легко; мы умеем писать, говорить, проповедовать. Когда я, как священник, говорю проповедь или беседую, я понимаю, что на словах все здорово и красиво получается! А на деле как? Прихожане чувствуют это, любые люди чувствуют. Если ты говоришь о Христе, а сам бумажку бросил под ноги – это тоже показатель твоего бескультурья.

Я считаю, что христианин должен вести себя культурно во всех отношениях: он не имеет права нарушать правила дорожного движения, не имеет права плевать на улице, бросать бумажки, он должен эти бумажки убирать, наводить порядок и так далее. Он не должен ругаться с полицией, с местными органами власти, он не должен осуждать правительство, мэров – он должен молиться за них. Если мы молимся на литургии за власти и воинство, мы должны это делать искренне. Если мы на литургии за них молимся, а садясь перед телевизором, смотря новости, другие слова о них говорим, то это что? Это степень лукавства очень страшная. Если и увидел что-то, скажи: «Господи, помоги ему (назвать имя). Помоги, Господи, чтобы он исправился, чтобы он не воровал...» Но это должно быть сделано искренне, с любовью. Про соседа, про родственников, про родных, близких... У нас у всех море проблем с другими людьми.

Но христианин не должен выпячивать свое христианство и православие, вслух об этом говорить, он должен доказывать это делами, как делали это первые христиане – они были примерами и образцами для других людей, поэтому те становились христианами. Не потому, что видели, как их мучают. Не из-за этого шли к ним, а из-за того, что перед этим видели, как они живут. Среди мучеников было много богатых людей, много царей, людей разных сословий, но они все раздавали и уходили за Христом. Это не значит, что, посмотрев передачу, нужно раздавать все подряд – надо жить в этом мире, и это нормально, когда мы стремимся к хорошей жизни, ничего в этом плохого нет. Но те люди видели пример, и мы должны стать примером. Чтобы человек, услышав разговор христианина, сказал: «Как он рассуждает! Какой у него мир, какая у него любовь! А кто он? Он православный? Я тоже хочу стать православным. Как мне стать православным, скажи мне, брат? Ты такой хороший, такой светлый человек!» Вот этот свет должен литься из наших глаз, из наших уст и подтверждаться нашими конкретными добрыми делами.

– Вы сказали, что говорить проще, чем делать, но все-таки есть потребность говорить и есть потребность писать. Расскажите, пожалуйста, о Ваших книгах, которые Вы написали, в которых возникла необходимость.

– О последней книге «Христиане» я уже немножко сказал. Это некое фэнтези, довольно остросюжетная историческая повесть о том, как мои герои – паломники нашего времени (абсолютно разные люди: верующие, неверующие, случайно попавшие туда) – оказываются в Риме среди первых мучеников, среди первых христиан. Для меня это был довольно многолетний труд, хотя книга небольшая. Описывается, что с ними происходит и какими они должны вернуться, было это или не было... По-моему, получилось раскрыть вот эту тему – какими мы должны быть христианами, похожими хоть в чем-то, хоть чуть-чуть на первых христиан-мучеников.

Предыдущая книга «Братья-отцы» – уже о проблемах священника. Там два брата-близнеца, два священника. Один, что называется, страх Божий потерял и стал не священником, а администратором-бизнесменом, привыкшим, к сожалению, к тому, что все ему нипочем, все ему должны. Не дай Бог, это будет с кем-нибудь. А второй брат-близнец стал позже священником, и он с друзьями пытается ему помочь. Тоже  остросюжетная вещь, где и трагедии случаются с людьми. Но, в общем-то, думаю, там есть юмор. Это не комедия, это не насмешка над нами, священниками, это просто понимание того, что все мы иногда теряем себя, иногда забываем, кто мы такие, кто такие христиане. Мы убегаем далеко от Бога, от людей, уходим в себя ради себя, а не ради Христа, и каждому нужен помощник, друг, духовник, который может в такой момент (мы все падаем, все оступаемся) просто подойти, обнять, сказать: «Хватит, брат, ты не то делаешь, не в ту сторону идешь».

У тебя ответственность – ты священник, ты не имеешь права делать этого или того, ездить на дорогих машинах, иметь дорогущие дома, потому что это предметы роскоши. У нас, священников, этого не должно быть. И кто бы ни говорил, что неважно, на чем мы ездим, – нет, людям не все равно, они смотрят на нас, и мы должны быть примером для них. Священник должен во всем быть примером, абсолютно во всем. И то, что нас якобы не видят, когда мы вне храма, – нет, люди видят и чувствуют. А самое главное, Христос знает про нас все.

Потерять страх Божий – это значит забыть, что Бог про нас все знает. А Он видит все: наше сердце, наши поступки, наши дела. А мы забываем про Него, потому что материальная часть жизни становится большей частью нашей жизни. Вот чтобы стать настоящим православным христианином, нужно потихонечку менять свою жизнь: например, если ты уделял своему воцерковлению, молитвенному правилу 10-15 минут, а на смотрение телевизора тратил час, нужно, чтобы с годами все это поменялось: телевизор – 10 минут, а воцерковление, чтение – час. Вот когда этот процесс возвращения тебя к истокам христианской жизни будет последовательный, неотступный, тогда появится мир в душе, тогда ты начнешь гореть, тогда будешь светить.

– Наверное, ключевые слова – ответственность и требовательность к себе…

– Сейчас всем недостает этого качества – требовательности к себе. И в этом никто не виноват: ни Интернет, ни школа. Родители виноваты. Вопрос воспитания – это тема для моей другой книги, эта тема меня тоже очень волнует, тем более у меня недавно внучка родилась. Я рад, что вся моя семья исповедуется, причащается, все мы в  храме находимся, но я же понимаю, что не у всех так происходит, не у всех такая радость, когда все вместе в храме.

Родители, воспитывая детей, должны понимать: человек (мужчина особенно) должен быть требовательным к себе, он должен ставить самые высокие планки в своей жизни и сопоставлять это с волей Божией. Никто не запрещает нам мечтать. Мы хотим семью; кстати, среди молодежи сейчас это не очень модно, считают, что и без семьи можно прожить, но все-таки родители должны говорить, что цель – это семья в первую очередь, работа, обеспечение семьи и жизнь ради Христа. Тогда появится ответственность. Тогда мужчина будет брать на себя ответственность принимать решения, за которые он должен ответить перед людьми и перед Богом.

Это самообман – что мы можем что-то делать, а Он не видит. Потом, когда мы за это получаем какие-то жизненные удары судьбы, мы удивляемся и не можем ответить, почему это происходит. А посмотри назад, оглянись, что ты делал, в чем ты не раскаялся, не повинился перед Богом, в чем не извинился перед людьми? Как ты попросил прощения у человека, которого все равно ненавидишь? Ты вроде бы за всех молишься, переживаешь, но на работе хочешь занять чье-то место, причем нечестным путем.

Нельзя быть христианином на пятьдесят процентов. Первых христиан именно это и отличало – они полностью отдавали себя (и тело, и душу) Христу. Ясно, что это тяжелый путь. И это путь всей жизни, это не сейчас произойдет, но к этому нужно стремиться. Это постепенное развитие своей духовной жизни, шаг за шагом. Главное – назад не идти, не оглядываться на то, что было. Тогда появятся и ответственность, и христианское чувство долга: я должен Ему, потому что Он мне все дал. Он мне все дал, а я не умею ценить, не умею благодарить. Но все-таки я иногда останавливаюсь и понимаю: это Его – и мне нужно правильно распорядиться этими дарами, которыми Он меня обеспечил. Тогда появится требовательность к себе, ответственность, тогда уйдет лень.

Выключаешь телевизор – как тихо, хорошо! И сколько времени свободного, оказывается! Думаешь: «Что делать-то? Читать, молиться, звонить? Дай-ка найду себе какое-нибудь христианское занятие». Спорт – вполне христианское занятие, занимайся своим здоровьем, прекрати переедать. Позанимайся с детьми – не со своими, так с чужими. В секцию их отведи, еще что-нибудь сделай. Можно книгу почитать...

Я иногда тоже выбираю: посмотреть хорошее кино... А я, как директор кинофестиваля, должен смотреть много, к сожалению, чтобы на фестиваль выбрать что-то хорошее из того светского, что показывают по телевизору. Я огорчен, я разочарован, мне плохо от этого кино, но я это смотрю, чтобы фестиваль получился интересным – действительно православного кино, на который приедут с фильмами со всего мира. То есть мне приходится много смотреть. С другой стороны, я понимаю, что за это время я мог бы много чего прочитать. А читать я люблю больше.

Я думаю, любой человек стоит перед этим выбором – что лучше сделать, как быть в этой ситуации: почитать Евангелие или с супругой посмотреть что-то интересное? Вроде бы выбор: ну что он стоит? Но это же потерянные часы жизни, это время можно было отдать Богу по-другому. Вот это очень важный вопрос.

– Где можно купить или почитать Ваши книги?

– Я думаю, сейчас они по всей России. Издательство «Благовест» занимается их распространением. Я им очень благодарен, потому что они не только реализуют книги, но еще и читают их, даже хвалят. Важна и критика, но важно, когда тебя немножко и похвалят за то, что ты сделал, потому что это труд…

– Может быть, успеем немного поговорить о фестивале. Какие есть новости и как развивается фестиваль «Покров»?

– Поступательно. Уже прошел шестнадцатый фестиваль в октябре. Много интересных фильмов из разных стран. Больше всего меня порадовали короткометражные игровые фильмы. Молодые ребята с хорошей мыслью, с умением снимать делают хорошее кино. Это кино на первый взгляд не очень православное, оно больше социального типа, но это мне и нравится, потому что в них мысль, судьба, драматургия, герои очень интересные, положительные. Меня всегда интересуют и в моих книгах, и в кино положительные герои; они как-то исчезли, и не на тех людей молодежь обращает внимание. Мне хотелось бы всем создателям православного кино пожелать, чтобы в фильмах были положительные герои. Пускай со сложными судьбами, проблемами, предательствами, искушениями, но все-таки этот положительный герой должен быть виден.

– Как пример.

– Да, как пример. Но очень мало игрового полнометражного православного кино. У нас в этом году были ребята из Голливуда. Они сделали кино «Павел, апостол Христа», фильм в Интернете есть. Они протестанты, но они умеют снимать по-голливудски христианские фильмы. Я им по-хорошему завидую. Я очень хочу, чтобы мы тоже научились так, как они. Это кино в Америке посмотрели два с половиной миллиона человек, половина залов Америки была наполнена именно тогда, когда шло это кино. Когда мы говорили с продюсером и режиссером этого фильма (а они ревностные христиане), они сказали, что многие христиане в Америке любят комфорт, чуть ли не в храме с чашечкой кофе стоять, а здесь они наконец-то увидели, как апостол Павел жил. Они не поверили: «Неужели так люди жили? Неужели он прошел все пешком? Как? Нет ни самолетов, ничего»… Людям стало стыдно, и многие пересмотрели свою жизнь благодаря этому фильму. Ради этого создается православное кино – чтобы человек, посмотрев его, захотел стать православным по-настоящему.

– Может быть, еще несколько финальных слов о настоящем христианстве, о том, каким настоящим христианином нужно быть и какими были первые христиане.

– Первые христиане все делали от избытка любви; это самое главное. И православная жизнь у любого человека должна быть основана на стремлении к любви. Слово «любовь» – ключевое. Оно на самом деле ключевое, оно не придаточное, не какое-то воздушное – оно конкретное. И вся церковная жизнь, своя духовная келейная жизнь должна быть посвящена любви. Не бывает так, что наизусть знаешь Евангелие и все что угодно, а с  людьми ругаешься. Ты должен заботиться об этих людях.

Самый главный позыв должен быть: мы хотим быть христианами. К сожалению, процент православных людей очень маленький, и есть оправдание этому всему: в нынешних православных людях не видят радости, не видят настоящих христиан, не видят примеров. Например, человек в церковь ходит, а какие безобразия творит на работе! Чувства ответственности перед Богом нет. Если уж я начал ходить в Церковь, если я об этом говорю вслух, то давай я пересмотрю свою жизнь, что-то сделаю для людей хорошее... Я все время переживаю: у нас теперь все есть, все двери открыты, храмы строятся, книг много, а почему-то мы до конца еще не православные! Что-то нам все время не хватает, мы всё вокруг да около. И вроде все правильно делаем, а в душе мира нет, грустно как-то живется, уныние часто бывает, любить других не можем, себя любим, денег хотим больше, чем нам надо, и не понимаем, где вообще предел нашему благосостоянию, не понимаем, от Бога это или нет...

Все эти сомнения разбиваются в искренней, настоящей христианской жизни, в стремлении к ней. Повторюсь: от всего, что нас окружает, мы не должны отказываться и уходить в леса, создавая там свои христианские отряды, самооборону от мира. Не надо этого делать. Нужно жить в миру по-христиански.

На Афоне (я часто езжу туда, сейчас пишу художественную книгу про Афон) мой друг одного старца спросил: «Как жить в миру как в монастыре?» А тот сказал: «Твой крест – это твоя семья. Не надо ничего выдумывать. Содержи семью, люби детей, свою жену, трудись ради Христа и семьи – вот твоя самая главная обязанность в миру». Вот хороший ответ для любого христианина. Для женщины – забота о семье и о детях, а для мужчины – нести свой крест, поделив его вместе с супругой... Пока у нас мало христианских семей. А семья должна быть христианская. Когда эти семьи у нас появятся, тогда и внутри этих семей появится христианская православная жизнь. И, увидев их, люди станут другими.

Ведущий Денис Береснев

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы