Беседы с батюшкой. Духовный смысл войны

21 июня 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте протоиерей Андрей Панков.

– У нас в гостях человек, который, на мой взгляд, умеет прекрасно объяснить самые сложные вещи как в духовном плане, так и в житейском, – священник отец Андрей, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте г. Санкт-Петербурга. По-другому храм называется блокадным.

Буквально несколько часов остается до момента, когда мы встретим годовщину начала Великой Отечественной войны, поэтому сегодняшнюю программу мы решили посвятить как раз этой теме – «Духовный смысл войны». Каково Ваше отношение к этому событию – важнейшему в истории нашей страны? Что для Вас Великая Отечественная война?

– Великая Отечественная война лично для меня, как и для многих миллионов жителей нашей страны, является Великой Победой и одновременно великой загадкой и тайной, которая совершилась в истории нашего народа. Суть ее заключается в том, что, по всем прогнозам, наша страна должна была перестать существовать, народ наш должен был быть уничтожен. Однако неимоверным подвигом нашего народа и Промыслом Божиим совершилось то, что не должно было совершиться ни при каких условиях. Нам удалось победить сильнейшую армию мира. Я как наследник этой Великой Победы, безусловно, горжусь этим событием.

С другой стороны, тема нашей передачи привязана к завтрашней дате – 22 июня. Это дата начала войны. Когда задумываешься об этих событиях, конечно, становится страшно, потому что я предполагаю, что люди, жившие в то время, несколько отличались от нас. Молодые люди, только что окончившие школу, смотрели в будущее; увы, да, строители коммунизма, строители светлого будущего… Люди были устремлены к новым победам, у них были свои мечты, свои надежды, которым не суждено было сбыться. Ужас первых месяцев войны, страшные потери, которые понесла наша страна, перечеркнули не только эти надежды и планы на будущее, но и жизни многих тысяч молодых людей. Это страшно, и, конечно, это нужно помнить всем будущим поколениям, потому что жизнь меняется мгновенно, как мгновенно она поменялась летом 1941 года.

Повторюсь, для меня лично это предмет гордости за нашу страну, наш народ, за то, что произошло много лет назад. Очевидно, что нашей мирной жизнью сегодня мы во многом обязаны тем страшным жертвам и тому подвигу, который был совершен.

– Война закончилась давно, но обсуждения ее не утихают. Мы до сих пор слышим разные мнения. Есть понимание, что думает об этом русский народ, есть очень много мнений политиков, журналистов, общественных деятелей самых разных толков.  Слышишь одни мнения, и это ложится на сердце. Слышишь другие, и внутри рождаются не самые добрые чувства. Как православному христианину относиться к Великой Отечественной войне?

– Если вопрос стоит именно так, как православному христианину относиться к войне, то, безусловно, нужно руководствоваться Евангелием. Не той политической конъюнктурой, которая присутствует, и не теми спорами, которые лишают сердце мира и ввергают человека в бурю эмоций, неприязни, а порой и ненависти. То есть не теми вещами, которые разделяют нас, а теми, которые нас объединяют. А объединяет нас Евангелие и традиция Церкви.

Дело в том, что вообще Вторая мировая война – это самая масштабная война по потерям, по охваченным ею территориям, но она не первая и, как нам говорит Откровение Иоанна Богослова, не последняя. Вопрос войны стоял в Церкви издревле, и святые отцы, и Господь в евангельской проповеди, созерцая Иерусалим, обращаясь к Своим ученикам, говорил о войнах и о военных слухах. Война есть, к сожалению, неотъемлемая часть нашей греховной природы. Это некий выход скрытой братоубийственной ненависти, которая живет в человеке и связана с его грехом. Войны были, есть и, к сожалению, будут, и это связано с тем, что в мире растет зло. Дело в том, что зло нейтрализуется либо покаянием, либо молитвами Церкви, либо кровью. И никак иначе. Зло иным образом из нашего мира не уходит. Это очевидно. В истории народов происходит такой момент, когда наступает некая критическая точка зла и ненависти в людях, которая находит выход именно в действиях, связанных с огромными жертвами.

Поэтому отношение православного христианина к войне таково: война – это зло. Это аксиома. Тем не менее иногда участие в военных действиях для православного христианина является необходимостью, потому что праведная война – это война, связанная с защитой своего Отечества, своих ближних, своей Родины. Как сказано в Евангелии, нет больше той любви, как если кто душу свою положит за друзей своих. К сожалению, война – это плохой выбор. Нет иного пути, кроме как принимать участие в этом, но Церковь всегда говорит, что война тем не менее есть зло. Война никогда не может стать чем-то праведным, возвышающим, святым, потому что суть войны – убийство.

– Война – зло, но бывает, когда обсуждают войну, даже если много лет уже прошло, это обсуждение рождает новое зло. Когда мы слышим мнение, которое не совпадает с тем, что мы думаем по поводу войны, как себя вести? Можно, если ты смотришь телевизор, его выключить; если разговариваешь с человеком, можно попытаться его переубедить. Кто-то скажет, что нужно взять тяжелый предмет и использовать его в качестве аргумента в этом переубеждении. Мы знаем историю, когда было немало конфликтов, даже с жертвами, когда люди начинали спорить из-за войны, настолько существенно это для каждого человека. Вот если мы слышим такие вещи, которые нас провоцируют, как себя вести?

– Задача христианина, с моей точки зрения, не переубеждать кого-либо и не побеждать в спорах. Задача православного христианина – свидетельствовать своей жизнью Евангелие. Поэтому я бы настоятельно рекомендовал уклоняться от каких-либо споров, рождающих взаимную неприязнь и ненависть. Отношение православного христианина к подобного рода спорам таково: война – неизбежное зло. Но при этом православный христианин, исполняя свой воинский долг, должен избегать ненависти к своим врагам, должен помнить, что, несмотря на прискорбные обстоятельства, приведшие к этой ситуации, враги – тоже люди. И они тоже чада Божии. Поэтому лютая ненависть, ввергающая душу во тьму, – это не путь православного христианина. Это некая дань, которую мы должны платить ради того, чтобы на земле сохранялся мир, ради того, чтобы Отечество находилось под защитой, чтобы Церковь Божия жила, процветала и молилась о своих чадах, чтобы Господь, несмотря на весь этот ужас, этот кошмар войны, все равно не лишал землю благословения. Я думаю, это то, что в общих чертах следует говорить о войне. Но, как Вы сказали, аргументов, возражений против этого может быть множество.

– Мы затронули еще тему ненависти; невозможно ее обойти, потому что говорят: как солдат будет побеждать своего врага, если он его не ненавидит? Говорят, что ненависть нам нужна. Возможно ли вообще такое, чтобы ненависть была праведной, чтобы гнев был праведным и без греха при этом? Возможно ли такое?

– Безусловно. Как вы знаете, в истории Церкви было канонизировано много святых воинов. Среди них один из первейших – Георгий Победоносец, человек, обладавший немалыми военными талантами. Тем не менее Церковь канонизирует таких людей, то есть признает их жизнь святой, объявляет для верующих, что это угодники Божии и молитвенники за нас.

Может ли быть праведной ненависть? Не может. Потому что эти понятия взаимоисключающие. Для меня неким образом, формирующим для моей души, моего сознания образ православного воина, является образ, взятый из книги Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Там есть один эпизод, когда французов взяли в плен: эти полузамерзшие люди, греющиеся у костра, получают из рук наших солдат хлеб. Просто так. То есть они делят хлеб с пленными. И вот там этот француз плачет и рыдает, он не понимает, как это может быть: эти люди, чью страну они разорили, чью столицу уничтожили, чьи храмы попрали, делятся с ним последним хлебом. Вот в этом состоит православное отношение к войне. Война – это неизбежная дань; да, воевать нужно, в определенной ситуации другого выхода нет. Но ненавидеть нельзя.

– Мы затронули тему святых воинов. Часто при обсуждении этого вопроса возникают противоречия и непонимание: как это может быть, ведь воин на войне убивает, а заповедь гласит – «Не убий». Мы знаем, что Сергий Радонежский отправил на Куликово поле в помощь благоверному князю Димитрию Донскому двух своих монахов. В то же время мы знаем о практике причащения воинов: когда они возвращаются с войны, есть какие-то ограничения в этом плане. Как это все сочетается, как Церковь относится к профессии воина, к тому, что заповедь нарушается?

– Как я уже упомянул, воевать можно по-разному. Можно наполнять свою душу тьмой и ненавистью и жить в этом, и даже если война оборонительная, человек все равно будет творить зло. С другой стороны, можно воспринимать войну как некую данность, обязанность, которую человек должен принять и совершить ради защиты тех, кто остался в тылу. Речь идет о согражданах. И человек не упивается кровью, не относится к побежденному врагу с ненавистью. Он выполняет свой долг, отстаивает интересы своего народа, своей Родины.

Но, как Вы правильно сказали, существует правило Василия Великого, которое запрещает воину причащаться после боевых действий в течение трех лет. То есть Церковь, несмотря на наличие, допустим, праведного устроения души воина во время боевых действий, все равно отлучает его на три года от Святого Причастия. Это древнее правило, и я не думаю, что оно используется в наши дни, однако оно говорит о том, что Церковь все равно признает убийство злом. Но вынужденным злом. Потому что другого пути нет. У нашего падшего греховного человечества нет другого пути. Невозможно не защищать свою Родину. Когда это требуется, конечно, должны найтись люди, которые будут стремиться защитить свой народ, Церковь и будущее своей страны.

– Почему Господь вообще попускает войны? Почему это зло водворяется на земле, причем на достаточно большой срок?

– Мы в понятие «зло» вкладываем две разные вещи. С одной стороны, собственно злом мы называем нарушение заповеди Божией, а с другой стороны, мы злом называем те ужасы и смерть, которые порождает собой война. Дело в том, что оба этих явления взаимосвязаны. Я предполагаю, что Промыслом Божиим существует некая обратная связь. Например, если человек ведет нездоровый образ жизни, скажем так, нарушает заповеди гигиены, это неизбежно приводит к болезни. И страдания, скорбь тела заставляют человека пересмотреть свою жизнь, свои привычки и каким-то образом их скорректировать. Я предполагаю, что нечто подобное происходит и в жизни отдельного человека, и в жизни народов. Дело в том, что когда умножается зло в народе, когда заповедь Христова попирается, то для того чтобы народ не погиб окончательно, не исчез с лица земли, Господь попускает людям претерпеть великую скорбь и великую боль. Для того чтобы посредством, увы, ужаса войны очиститься от зла и таким образом иметь некое будущее.

– Вопрос телезрительницы: «Два моих дедушки погибли во время Великой Отечественной войны. Один, я точно знаю, сгорел в танке. Но я не знаю, отпевали их в свое время или нет. Могу ли я заказать панихиду по ним? Или мне надо их отпевать?»

– Благодарю Вас за вопрос. Если дата рождения выпадает на дореволюционный период, то, очевидно, это все крещеные люди. Предполагаю, что если нет точных сведений о том, отпет человек или нет, то определенно нужно его отпеть, чтобы быть уверенным в том, что человек не остался без церковного поминовения, без церковной молитвы, которая имеет огромное значение для будущей судьбы человека.

– Мы поговорили о причинах войны. Скажите, каждый из нас, из зрителей, которые смотрят сейчас нас в прямом эфире, что может и должен делать, чтобы война не пришла на нашу землю?

– Безусловно, мы говорим о судьбах нашего народа, но народ состоит из отдельных людей. Как ручей состоит из множества капель и они образуют течение, так и в судьбе народа жизнь отдельного человека, безусловно, важна. Я предполагаю, что война есть некая вынужденная мера, в том числе и для Господа. Господь не желает и не радуется скорбям человека, но иногда получается так, что иного выхода нет по причине умножения зла. Для того чтобы отвратить приход войны, безусловно, требуется подвиг каждого православного христианина, связанный с самоотверженным исполнением заповедей Христовых, с молитвой о нашем народе и о себе самом. Я думаю, что это великая миссия, которую совершает Церковь в нашей стране. Жизнь отдельных верующих людей, которые вопреки обстоятельствам все-таки выбирают Христа, их молитва о себе и о стране отвращают от нашего народа, нашей страны приближение войны. Потому что пока есть такие люди, те, кто искренне следует за Христом, кто молится за народ, войны не будет.

Однако существует, наверное, некая критическая точка. Пути Промысла Божия неизвестны. Если оскудевает этот поток праведников, очевидно, что очищающий огонь для народа становится необходимостью. Таким образом, повторюсь: тот, кто стремится к благу своего собственного Отечества, своего народа, должен исполнять заповеди Христовы. Если это не получается, каяться в своих грехах и молиться о себе и своих ближних.

– Многие молодые люди, когда оказываются перед выбором профессии, задумываются о том, чтобы стать воином. Что должен каждый православный молодой человек понимать для себя, когда он делает такой выбор? Мы только что говорили о том, что потом есть какие-то ограничения в духовном плане, приходится нарушать заповедь, а это большое зло. Что должен понимать такой человек? Вы бы посоветовали людям идти служить?

– Безусловно. Наличие воинов в народе есть необходимое условие, обеспечивающее будущее для страны. Что бы я мог посоветовать? Я бы мог поставить в пример великих воинов, которых было, слава Богу, немало в истории нашего народа и Отечества. Это и Александр Невский, положивший фактически свою жизнь за наш народ, разбитый и рассеянный татарским нашествием; это были воины впоследствии, которые защищали нашу Родину. Но нужно помнить главное: основным мотивом такого человека должно быть стремление защитить свою страну и своих близких. У каждого свой дар. Я предполагаю, что у некоторых людей, когда они думают об этом, зажигается сердце. И это некий божественный знак, указывающий на то, что путь этого человека – это путь воина, защитника.

Но при этом нужно помнить, что православный воин никогда не питает душу свою ненавистью. Есть некое противоречие. Господь в Евангелии говорит, что мы должны любить своих врагов. Но мне нравится цитата митрополита Филарета Дроздова, который однажды сказал: гнушайся врагов Церкви, рази врагов Отечества и прощай своих личных врагов. Такой вот простой совет. В этой фразе отсутствует слово «ненависть». Поэтому думаю, что путь воина в православном понимании, безусловно, – это тоже путь восхождения на небо. Если при этом человек остается православным христианином и главным мотивом его жизни является защита Родины и своих близких.

– Когда наступает война, тяжело всем. Тяжело на фронте: люди умирают, гибнут, рискуя жизнью. Очень тяжело в тылу, ведь рабочий день увеличивается, нет выходных, люди спят у рабочего места; так было как раз во время Великой Отечественной войны. В этом случае довольно сложно получается найти время для молитвы, чтобы совершить полноценное вечернее или утреннее правило. Как вести себя в таких обстоятельствах человеку, который хочет все-таки не отрываться от Бога, быть с Ним, совершать, насколько возможно, молитвенные правила. Что делать?

– Дело в том, что молитва в православном понимании – это не просто некое действо, которое мы совершаем утром или вечером. Это некое внутреннее состояние, предстояние перед Богом. Для того чтобы совершать молитву, порой необязательно требуется отдельное помещение, досуг и тому подобное. Думаю, что человек верующий, воцерковленный, пребывающий с Богом, найдет возможность каким-то образом молиться Господу – простыми словами, краткой молитвой Иисусовой. Даже «Господи, помилуй» – это тоже молитва. Молитва есть дыхание для души. Без молитвы душа умирает, становится нечувственной.

Да, мы сейчас беседуем о воинах, о войне, и во все века и поныне Церковь совершает молитву обо всех тех, кто сейчас исполняет свой воинский долг. Сейчас Церковь молится, и мы знаем, что многие пастыри окормляют военные части и указывают на главное: что путь православного воина – это не путь наполнения себя тьмой ненависти, а путь восхождения на небо через жертву ради своих ближних.

– Огромное количество наших соотечественников положили свои души за нашу Родину. Как мы должны относиться к их памяти, как о них молиться, как часто это делать?

– Дело в том, что в истории, в том числе Византийской империи, был некий соблазн. В середине Х века великий император Никифор II Фока, происходящий из армянского рода, одержал ряд серьезных побед над арабами-мусульманами – побед, которые изменили расклад сил. Византийская империя непрерывно проигрывала и отдавала территории, и вот на всеобщем народном подъеме императору поступило предложение канонизировать всех воинов, которые пали на поле брани за защиту отечества. Однако Церковь высказала мысль, которую мы сегодня озвучивали: что убийство само по себе есть зло, вне всяких обстоятельств, а правило Василия Великого запрещает в течение трех лет причащаться воинам, поэтому канонизировать всех павших не совсем уместно. Но относиться к людям, отдавшим свою жизнь за защиту нашего Отечества, мы должны так, как положено относиться всякому православному христианину. Мы должны непрестанно молиться об их упокоении.

Богослужебный круг Церкви подразумевает именно такую молитву, которая совершается ежегодно. Мы знаем о так называемых родительских субботах, это особые дни поминовения всех усопших. Но есть и Димитриевская родительская суббота; это русская традиция, она была введена в обиход Русской Православной Церкви великим князем Димитрием Донским. Собственно, Куликово поле – это победа над татарами, это молитва за всех тех, кто пал на этом поле. Но так получилось, что постепенно с течением веков в эту родительскую субботу особо Церковью поминаются все павшие воины, защищавшие наше Отечество.

– Вы являетесь настоятелем храма, который носит еще наименование блокадного храма. Блокада – это совершенно особая страница не только в истории Санкт-Петербурга, но и вообще всего нашего Отечества. Каков духовный смысл блокады? За что такие сложные 900 дней выпали нашему городу?

– Это интересный вопрос. Блокада есть часть войны. И  мы говорили о преодолении критического порога, после которого война стала некоей необходимостью для нашего народа. В этом контексте блокада тоже является продолжением этой же мысли, то есть это скорбь, боль, которую должен был испытать наш город, чтобы очиститься от зла.

– В любой армии есть солдаты, а есть люди, которые ими руководят. Командиры высшего звена, низшего звена. На их плечах лежит особая ответственность. Как должен относиться к своему служению не просто солдат, а офицер, командир, любой большой или маленький армейский начальник?

– Должен идти впереди. Потому он и офицер, иначе какой же он офицер, какой руководитель? Я думаю, что в связи с этой ответственностью это, конечно же, и особая молитва, и особый подвиг. Мне очень трудно представить те ситуации, когда человек должен отдавать приказы, заведомо зная, что они приведут к потерям, но эти потери, скажем, являются необходимостью для армии. Это великое бремя, которое берет на себя офицер и тот, кто руководит боевыми действиями. Конечно же, нужно молиться. Думаю, что у нас очень много талантливых верующих офицеров; многие из них участвовали в боевых действиях. Я уверен, что многие из них, будучи православными, помнят тех ребят, которые погибли, и молятся о них, просят у Господа прощения их грехов. Я думаю, что такой подход, такой настрой является подлинно православным. Таков путь верующего человека, который посвятил себя воинскому делу и является руководителем, офицером.

– Победа в войне – это огромная радость, заканчивается беда. Казалось бы, она должна снимать очень многие вопросы. Но я обратил внимание, что многие ветераны (к сожалению, очень мало осталось их с нами), когда спрашиваешь их о днях войны, не хотят об этом вспоминать. Почему? Стоит ли вспоминать об этом?

– Я столкнулся с подобными вещами, они не хотят вспоминать об этом, говорить подробно. Сравнительно недавно мне удалось прочитать книгу Эриха Марии Ремарка «На Западном фронте без перемен». Это была попытка рассказать о войне. Ремарк, будучи великим писателем, рассказал обо всем том ужасе, который происходит на войне. И вот одна из мыслей этой книги заключается в том, что бывают порой такие страшные боевые действия, что если ты даже и выжил в них, внутри у тебя все уже умерло. И великий вопрос состоит в том, как ты сможешь жить дальше.

 Если представить себе такую ситуацию, то вопросы типа  «как там было, давайте нам расскажите» неуместны, потому что это незаживающая рана. Поэтому я, безусловно, понимаю ветеранов, отказывающихся подробно обсуждать те или иные обстоятельства, события. Тем не менее, несмотря на всю боль и скорбь, все-таки эта война обеспечила будущее для нашего народа, защитила тех, кто остался в тылу. Эта война подарила десятилетия мирной жизни, в том числе для нас с вами, для многих наших телезрителей. Это страшная цена, но и велика награда за эту цену, заплаченную нашим народом.

– Вопрос телезрительницы из Крыма: она интересуется, могут ли религии разделять людей, бывают ли религиозные войны.

– В истории они были, мы не можем отрицать этого факта. Могут ли разделять религии, могут ли быть религиозные войны? Безусловно, могут. Примеров масса. Скажем, византийская история и ее войны с Арабским халифатом, а в конце победа турок, взятие Константинополя в середине XV века. Это классическая религиозная война. Крестовые походы – это тоже религиозные войны. Но, экстраполируя этот вопрос на нашу современную действительность, мне хочется надеяться, что Россия – это большой дом, здесь места хватит для всех. И нам не нужно будет воевать друг с другом, чтобы выяснять религиозную правоту.

– Нашу землю посетили многие войны; мы читаем нашу историю. В кровопролитных войнах мы теряли огромное количество наших соотечественников. Последние наиболее значимые войны, которые были на нашей земле, – это война с Наполеоном, Первая мировая война, Великая Отечественная война. Какие-то конфликты, которые происходили внутри, – гражданская война, войны на Северном Кавказе (локальные, но тем не менее). Есть ли какая-то разница в духовном плане, если мы начнем их сравнивать? Или любые войны похожи?

– Очень сложный вопрос. Я думаю, по сути, это вопрос следующего характера: какова религиозная оценка, скажем, войны с Наполеоном и Великой Отечественной? Она однозначна и Церковью была высказана. Это войны оборонительные, связанные с защитой нашего Отечества. По поводу других конфликтов – думаю, что оценку этим конфликтам должны давать не рядовые священники. Речь идет о священноначалии. Дело в том, что у каждой из конфликтующих сторон своя правда, но суть состоит в том, что Церковь должна следовать правде Божией. А правда Божия состоит в простых тезисах. Первый тезис для оценки военных действий – любовь к ближнему, к Родине, к своему народу. Второй – понимание нужд других народов. Третий, не менее важный, – осознание того факта, что безнравственными методами нельзя достичь блага для своего народа. Если ответы на эти вопросы совпадают с Евангелием, соответственно, это праведная война и, к сожалению, необходимая, но она не связана с грехом напрямую. Если же по каким-то пунктам возникают сомнения, что ж, из песни слов не выкинешь. Я затрудняюсь каждому из этих конфликтов дать религиозную оценку, потому что думаю, что Церковь со временем это озвучит.

– Вы затронули пример из истории Византийской империи, когда император хотел канонизировать всех павших на поле боя. Мы знаем примеры из войны, когда человек, жертвуя своей жизнью, закрывает амбразуру ДОТа и т. п. Даже в мирное время был случай: командир, когда у гранаты отпала чека, бросился и закрыл ее своим телом. Можем ли мы этих людей почитать как святых?

– Во-первых, почитание человека как святого и его канонизация – это некое обнародование факта святости этого человека. Бог прославляет Своих святых, то есть по совокупности фактов чудес, которые возникают ответом на молитву, Церковь оповещает всех своих чад о том, что этот человек свят. Безусловно, когда люди жертвуют своей жизнью ради ближних, – это исполнение заповеди Христовой. Нам кажется, что это просто очевидная святость. Но все равно разумно подождать, некоторое время выдержать, чтобы Бог прославил Своих святых. Я нисколько не сомневаюсь, что ребята, совершившие такой подвиг, – угодники Божии и предстатели за нашу землю. Но Бог прославляет Сам Своих святых. И когда мы сталкиваемся с этими фактами чудес, ответа на молитву и тому подобное, можем уже однозначно говорить о том, что этот человек пожертвовал своей жизнью ради ближних и угодил Господу.

В вопросах объявления святыми тех или иных нужно выдерживать некую осторожность. Как, кстати говоря, Православная Церковь и выдержала осторожность в ответе императору Никифору. Нужно немного подождать. Безусловно, это подвиг, люди отдали жизнь, но пусть Бог Сам прославит Своих святых.

– Дезертирство – это грех?

– Видите, в чем загвоздка... Во-первых, нужно понимать, какова война. Если это война праведная, если мы защищаем свое Отечество, а человек дезертирует, – безусловно, это зло. Он отступает от обязательств, которые принял на себя, будучи воином. А множество иных обстоятельств, которые возникают, я бы не обсуждал, потому что они весьма сложны. Но если прямо говорить, – то да, безусловно. Армия не сможет существовать, если в ней не будет порядка, если народ будет просто бежать. Она не сможет выполнять свои функции, и если это боевые действия, связанные с защитой Отечества, исход будет очевидным.

– Война – это тяжелое испытание, а любое испытание снимает с человека маску. И вот все сняли маски и вдруг видны истинные лица. Лица часто не очень приглядные. Бывает, у кого-то хорошее лицо, он совершает по-настоящему достойные поступки, а кто-то совершает недостойные. Мы даже из истории блокады знаем, что были выдающиеся примеры самопожертвования, а были примеры, о которых и говорить не хочется. Как переносить это снятие масок, как не испугаться того, что откроется в этих тяжких испытаниях?

– Я упомянул книгу «На Западном фронте без перемен». Там Ремарк говорит о том, что первые атаки рождают трусость. Животный страх, человек не может с собой совладать, но опытные солдаты, которые уже прошли этот этап, нормально к этому относятся. Это проходит, это реакция необстрелянного человека на боевые действия. Можно ли назвать это маской? Едва ли. Если человек продолжает службу дальше, у него это проходит, и дальше он исполняет свой долг. С другой стороны, я знаю очень хорошую поговорку: в окопах атеистов нет. Все веруют. Война сама по себе, этот ужас, эта боль очищают человека. Но как к этому относиться? Если человек идет на предательство, если по его вине гибнут люди, то относиться к этому можно только лишь отрицательно. Для православного христианина очевидно: он призван к тому, чтобы служить ближнему. Поэтому мне хочется надеяться, что те люди, которым Промысл Божий судил участвовать в этих страшных событиях, связанных с войной, в большинстве своем – достойные люди. Мне хочется надеяться, что это так.

– Этим определяется послевоенное состояние, потому что мы с удивлением читаем рассказы о том, что люди после войны не закрывали дома, ведь никто не воровал; отношения были очень добрыми. Это эффект очищения?

– Духовный смысл войны (тема нашей беседы) – это и есть очищение народа. Очищение его нравственных качеств. Поэтому нужно помнить об этом. Нужно молиться, стремиться заповедь Божию не попирать. Тогда у нас есть будущее. У нас есть надежда, что эта кара Божия, этот неизбежный выбор отодвинется от нашего народа на как можно большее расстояние во времени.

– Как Русская Православная Церковь встретит завтрашний день, 22 июня, начало войны?

– Я думаю, встретит молитвой, как встречает и каждый день молитвой, прославлением Господа. В частности, в нашем храме будет Божественная литургия, по окончании литургии по благословению нашего митрополита у нас будет отслужена панихида по всем воинам, павшим в годы этой войны. Я думаю, что это глубоко правильно, логично и для души всякого православного христианина полезно.

– В Санкт-Петербурге достаточно много ученых, в том числе в области оборонки, которые разрабатывают оружие. Мы знаем, что изобретатели самого серьезного оружия потом переживали из-за того, что они это изобрели. Как все-таки относиться к своей работе нашим ученым, инженерам, которые разрабатывают вооружение?

– Будучи верующими?

– Будучи верующими православными христианами. У нас такие есть.

– Я думаю, что верующий человек проявляет свой талант и в этой области, связанной с созданием новых видов вооружения, но все-таки хочется надеяться (мы все надеемся), что оно никогда не будет применено и будет оставаться неким балансом сил, обеспечивающим мирную жизнь для страны и для всех прочих стран. То есть разработка вооружения – это аспект защиты государства. Но надо жить с надеждой, что оно никогда не будет применено.

– Если священник оказывается на поле боя, может ли он взять в руки оружие, стрелять?

– Может, но он перестанет быть священником. Поэтому священники на поле боя часто были и есть, но в их руках не автомат, а крест. Они вдохновляют людей, идущих в атаку, по сути идущих на смерть. Они идут впереди, они вдохновляют тех, кто идет вместе с ними, и благословляют тех, кто умирает, отдает свою жизнь за Родину и за своих ближних.

– Время передачи подходит к концу. Что бы Вы хотели пожелать телезрителям, как провести завтрашний день, о чем думать, чтобы это было духовно полезно, чтобы память о тех воинах, которые отдали свою жизнь за нашу жизнь, почиталась?

– Я призываю всех верующих провести завтрашний день в храме, помолиться об упокоении всех воинов, усопших в годы этой войны, и помнить, что на плечах каждого верующего человека в какой-то степени лежит будущее всей нашей страны. Их молитва, их подвиг, их христианское делание сохраняют мир на нашей земле.

Ведущий Александр Розмыслов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы