Беседы с батюшкой. Православие молодежи разных стран

6 июля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала - беседа с председателем Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, клириком храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте протоиереем Константином Головатским. 

(Расшифровка выполнена с сохранением некоторых особенностей устной речи)

– Тема сегодняшней нашей передачи очень сложная и интересная – «Молодежь и Православная Церковь в разных странах». Казалось бы, эта тема очень узкая, но все-таки она касается всей нашей жизни. И молодежи в нашей Церкви, нашей семье.

Мы говорим о молодежи, тем более о молодежи, которая не только живет в нашей Русской Православной Церкви, но и за рубежом… Я знаю, Вы совсем недавно были за рубежом, общались с молодежью в других странах. Все-таки есть ли отличия между молодежью в других странах и нашей, молодежью Русской Православной Церкви?

– Конечно, есть отличия. Они связаны, наверное, непосредственно с конкретными условиями, в которых люди воспитывались, с той культурой, в которой они выросли. Я недавно посетил Съезд славянской молодежи, который проходил в таком интересном месте, как город Советск (бывший Тильзит) в Калининградской области. Там были молодежные делегации из России (в основном они представляли Калининград и Калининградскую область), из Польши,  Литвы,  Белоруссии. Но если делегация из Литвы – это, в общем-то, русскоязычные ребята, которые там в русских семьях воспитывались (и они по приглашению приехали на этот съезд), то что касается польской делегации, это были непосредственно поляки, молодые, очень дружные: приехала  какая-то организованная команда. Интересно было общаться, потому что действительно есть какие-то определенные различия. Да, эти различия (может быть, даже разность потенциалов) всегда интересны для молодежи, потому что ребята что-то новое для себя открывают в этом общении. Таким образом, через общение они открывают для себя мир.

Да, сейчас у молодых людей есть возможности встретиться со своими сверстниками, с молодежью из других стран. Такие возможности есть даже для ребят из глубинки, потому что существуют какие-то выезды, форумы, программы. Иногда к нам приезжают иностранцы. Сейчас в России проходит чемпионат мира по футболу, это тоже какой-то повод для молодежи, потому что многие болельщики – это молодые люди. Сейчас очень интересно у нас, на улицах Санкт-Петербурга, видеть людей, которых совсем редко можно встретить: гостей из Марокко, Ирана… В других городах тоже: чемпионат проходит в разных городах. Это очень хорошо, что есть такое общение, потому что нашей молодежи, нашим людям предоставляется такая возможность – увидеть своими глазами этих гостей, которые живут в другой стране, пообщаться с ними и составить свое представление о людях, которые, может быть, имеют в чем-то другие взгляды и позиции. В итоге, может быть, сдружиться и общаться в дальнейшем.

Правда, тема нашей сегодняшней встречи не чемпионат. Я сказал о Съезде всеславянской молодежи, который проходил в Советске. Недавно я еще по благословению нашего владыки митрополита Варсонофия побывал с группой детей и молодежи в Болгарии. Была специально организована, я бы сказал, экскурсионно-паломническая поездка, потому что наша группа посещала как святыни Болгарии, так и какие-то исторические места, в том числе связанные и с участием России в судьбе Болгарии, в освобождении Болгарии (такие места, как Шипка). В Пловдиве тоже есть исторические места, связанные с освобождением в годы Второй мировой войны, в Болгарии – памятник Алеше. Посещали различные музеи, тоже интересные для ребят: и естественнонаучные, и те, что связаны с историей Болгарии.

А история оказалась достаточно древней. Пловдив являлся средоточием всей этой программы, потому что именно по приглашению администрации Пловдива и митрополита Пловдиевского Николая приехала наша группа; они выступали в качестве принимающей стороны. Пловдив – очень древний город. Оказывается, он является самым древним городом Европы. Для нас это было неожиданностью. Наверное, нужно это знать, что этот город, оказывается (в древности Филиппополь), античный и до сих пор живой. Это самый древний живой город Европы. Есть, конечно, более древние поселения, но они сейчас уже в виде раскопок (такие, как Троя). Здесь именно живой город, и он древней Рима. Такие интересные вещи.

Конечно, это и возможность соприкосновения с историей, возможность иначе взглянуть на себя, на роль нашей страны в мире – историческую роль; это важно. Соприкоснуться с теми святынями, которые существуют в том или ином месте, потому что святые места для паломника связаны с жизнью подвижника или явлением чудотворной иконы; или это какой-то древний монастырь и так далее. Православный человек такие места может встретить в самых разных уголках земли. И даже в самых неожиданных для себя местах. Болгария все-таки исторически православная страна: в 864 году приняла крещение (раньше, чем Русь) вместе со своим ханом Борисом, который стал князем после крещения. Русь позже, в 988 году, крестилась. Но это уже все-таки тысячелетняя христианская история. Есть и другие места, которые всегда были далеки от христианства: скажем, Китай, Индия, Филиппины. Но сейчас мы там тоже можем встретить православных людей. Там сейчас есть и миссия. В тех масштабах, насколько сегодня позволяют условия. Русская миссия, мы можем вспомнить, была также в Японии, Китае в свое время.

– Николай Японский…

– Наверное, когда приезжаешь, есть о чем вспомнить. Как-то к нам в Петербург приезжала группа японцев, молодых; с ними состоялась встреча. С ними обсуждали какие-то политические вопросы, отношения: а как у них, а как у нас… Это всегда интересно. Были русские ребята. Это не по линии Церкви, это, в общем, светская группа. Я их спросил: «Знаете ли вы, кто такой Николай Японский?» Буквально два человека сказали, что знают немножко о православии. То есть, оказывается, для самих этих людей это может быть каким-то откровением.

В Болгарии нас встречала группа молодежи; они выступали в качестве волонтеров, потому что наша группа находилась в монастыре. Фактически только ночевали в монастыре, потому что программа была очень плотная с раннего утра и до позднего вечера, чтобы по возможности можно было больше увидеть и посетить мест согласно программе. И эти волонтеры, молодые ребята, которые учатся в гимназии святых Кирилла и Мефодия в Пловдиве, изучают русский язык, сопровождали нашу группу в качестве переводчиков вместе со своим учителем. И в качестве волонтеров, потому что они помогали группе и в бытовых каких-то вопросах, которые возникали по ходу. Это пятеро молодых людей, несколько тоже в конце причастились. Я хочу сказать: я увидел, что это было тоже их искреннее желание. То есть они сами сделали такой шаг навстречу Церкви, о которой мало знали. Хотя они вроде бы изучают русский язык, традиции, культуру, но те места, которые они посетили у себя в Болгарии, это тоже был какой-то новый взгляд для них. Святыни, монастыри, храмы, общение с людьми церковными, со священниками оказывают влияние. Вот это общение очень помогает. Я хочу сказать, что такая польза имеет всегда значение для двух сторон, не только для заинтересованной стороны, но и неожиданно может произойти так, что каждый что-то выносит для себя нужное и полезное. Как вот сейчас было в Болгарии: группа приехала, мы хотели узнать больше, но, оказывается, и эти ребята, болгарская молодежь, что были вместе с нами, соприкоснулись с тем, чего раньше не знали, и какую-то духовную пользу для себя вынесли.

– Это, можно сказать, откровение в том числе. Потому что когда я общался с моими друзьями в Болгарии, всегда удивлялся: мы не очень хорошо понимаем болгарский язык или они – русский, но как только дело касается литургии, Христа, как только заходит вообще речь о Причастии и о жизни Церкви, мы почему-то хорошо друг друга понимаем.

Я, конечно, очень хотел еще узнать о том, существует ли разница в понимании православия среди разных людей, в том числе молодежи? Потому что всегда, с нашей точки зрения, с точки зрения людей, умудренных опытом, кажется, что они могут наделать каких-то ошибок, как-то не так живут, как нам кажется. В семьях у нас тоже часто именно эта проблема возникает, когда мы пытаемся наших молодых детей привести к тому пониманию вероисповедания, какое мы сами считаем нужным. Насколько это правильно, насколько вообще оправданно?

– Я в Вашем вопросе слышу тему связи поколений.

– В том числе.

–  Я бы хотел не прямо ответить, а, может быть, как-то подойти к ответу. Дело в том, что сейчас есть некий стереотип, что в Церковь приходят в основном люди, умудренные опытом. С этой позиции мы уже тогда рассуждаем: есть Церковь, которая в основном составлена людьми умудренными или положительным, или горьким опытом; значит, они уже в чем-то разбираются. И эти люди учат молодых, как им верить, какие должны быть ценности, какой должен быть взгляд на жизнь.

У нас в Отделе по делам молодежи есть выставка, она называется «Церковь молодая». Мы собрали работы молодых фотографов. Иногда где-то на наших мероприятиях эту выставку показываем, она является фоном. Вот Церковь молодая не просто потому, что есть какая-то часть Церкви, которую составляет молодежь. Церковь молодая в смысле философском, онтологическом. Если философским языком выражаться, благовестие Евангелия адресовано молодежи. Есть этому подтверждение. Ведь апостолы, ученики Иисуса Христа, были призваны в каком возрасте? Их учитель Иисус Христос был в тридцатилетнем возрасте, когда их призвал, они Его называли «Равви» – «Учитель». Следовательно, мы не знаем  точно: Евангелие не говорит о возрасте учеников конкретно…

– …Ну, лет двадцать, может быть.

– Двадцать; ну, до тридцати скорее всего. Может быть, кто-то был чуть старше. По нашим нынешним представлениям это совсем еще молодые люди. И вот по Палестине следовали Господь и Его ученики – совсем какой-то молодежный кружок, так бы мы могли его назвать. Мальчишки. Им было адресовано слово Спасителя. Они его услышали, они последовали за Христом. Это был их сознательный выбор. Что еще, кого еще можем вспомнить?.. Князя Владимира, крестителя Руси. Сколько ему было лет, когда он крестился? Ориентировочно 26-28. В Херсонесе (Корсуни) он принял крещение и уже тогда был состоявшимся воином. Но это же молодой человек. Александр Невский вообще в 18 лет встал во главе новгородского войска. Вот удивительно!

– Княгиня Ольга тоже…

– И можно перечислять дальше. Кирилл и Мефодий. Константин, будущий просветитель славян Кирилл и создатель азбуки, хотя Кириллу приписывается глаголица, а уже его ученикам – кириллица, которой мы пользуемся сейчас (кстати, и болгары тоже), эта азбука славянская... Идея о создании этой азбуки, о переводе Священного Писания и других церковных книг на славянские языки возникла у Константина и его учеников, кружок сформировался вокруг него, когда ему еще не было тридцати. А азбуку он создал, когда ему было тридцать шесть.

Я специально эти вещи посмотрел, чтобы понять… Ведь мы иногда как-то воспринимаем эти исторические вещи как предание, облеченное в окостеневшие формы, так скажем. Мы читаем и что-то себе можем представить, но если вдуматься хотя бы с этой точки зрения, с точки зрения возраста посмотреть на то, что происходит в Церкви, возникает совсем другая картинка, другое представление. Творители истории Церкви, кто творил историю и является сейчас основой всех важнейших событий – исторических и жизни Церкви, христианства, – это, в общем-то, достаточно молодые люди. Первые русские святые кто? Борис и Глеб. Борис – старший брат, ему было 25 лет, когда он пострадал от рук Святополка, своего старшего брата. В борьбе за престол Святополк поднял руку на своего брата. Это страстотерпцы, принявшие кончину с христианской кротостью. Его брат Глеб совсем юным изображается, еще без бороды, на иконах. Вот это молодые люди, но это тоже сознательный выбор. И это выбор зрелых людей.

В день Вознесения, когда Господь возносится на небеса, два ангела спускаются, являются ученикам, которые видят возносящегося на небо Божественного Учителя своего, и говорят: «Мужи галилейские!» Мужам галилейским около тридцати лет. То есть это молодые люди. Потом слово, которое они обращают… Мы видим, что в первые дни по нескольку тысяч людей, иудеев, принимали веру в воскресшего Христа, принимали христианство, уже после дня Святой Пятидесятницы, слыша слова апостолов, которые были к ним обращены. Это были молодые люди. Я думаю, список можно продолжать.

С этой точки зрения интересно посмотреть на жизнь Церкви.

– Мне просто удивительно, потому что я никогда не задумывался об этих вещах. Но отсюда возникает и другой вопрос. В наших семьях, в нашей жизни ведь мы действительно уже привыкли к тому, что люди взрослые, очень взрослые, навязывают нашим молодым людям свою точку зрения. В том числе, конечно, не только по бытовой жизни, но и по духовной. Наверное, мы все сталкивались с этим. Вот люди, которые приходят к вам в молодежный отдел, они же тоже разные. Я понимаю, что не только воцерковленные  приходят к вам, но и люди, которые еще пока очень мало знают о вере. Как с ними вы строите разговор? Как построить разговор с человеком, который еще пока очень мало знает о христианстве?

– Когда мы говорим о том, чтобы человека привести к Церкви, как-то привить ему начала веры, чтобы он стал верующим человеком, – конечно, это тайна, которая у Бога сокрыта: как сердце человека Богу открывается; независимо от того, какого он возраста. Но, подводя итог тому, о чем мы уже сказали, можно, наверное, сформулировать так: не нужно бояться за молодежь, что они как-то не услышат, не поймут Евангелие, что обязательно нужен старший наставник, который все разложит по полочкам, объяснит, как надо и как не надо. И апостолы услышали, и пошли на свой христианский подвиг Борис и Глеб, и принял крещение сознательно князь Владимир, ему открылась истина, что есть путь восхождения на небо, к этой божественной красоте. Наверное, не нужно бояться. Нужно оставить за молодыми людьми право выбора, возможность самим разобраться. А с точки зрения людей более опытных, это, конечно, очень важно – связь поколений; я с этого начал, это очень важная вещь.

Но требуется какое-то внимание, бережное отношение к молодежи. Не нужно что-то навязывать, морализировать, это может только оттолкнуть. Собственно, это уже банальный постулат, касающийся молодежной работы: если хочешь сделать что-то неправильно, начни читать морали и какие-нибудь скучные лекции, и тогда молодежь вообще потеряет интерес, даже если он и был вначале, к тем темам, которые ты хочешь донести. Постараться заинтересовать, видеть, с одной стороны, может быть, те проблемы, то, чем живет молодой человек, что для них интересно, что составляет для них сейчас предмет их размышлений, их увлечений. И может быть, через это, вслушавшись в то, чем живет молодежь, можно тогда уже помочь им, заинтересовать их в том, что касается христианства и наших духовных традиций, которые, наверное, когда человек уже воцерковляется и соприкасается с этим, окажутся для него самым важным. То, ради чего он все остальное оставляет и даже забывает. Это драгоценная жемчужина, но надо увидеть ее свет, это сияние. Помочь, но именно в таком диалоге, интерактиве, можно сказать, в беседах с молодежью. Стараясь говорить с ними на одном языке, чтобы они тебя поняли, услышали. Так, наверное.

– Это очень… 

– …сложно.

– Сложно, я понимаю. Но есть еще и более сложный вопрос, потому что, наверное, сейчас очень многие наши (в том числе) телезрители сталкиваются с вопросом, например: мой сын (дочь) живет в Интернете. Самое главное, что их интересует, – жизнь в блогах или прочее. Знаете, действительно это реально сложный вопрос… Вот мы говорим, что Интернет – паутина…

У нас есть телефонный звонок: «Я недавно пришла к вере и стараюсь набирать информацию, много читаю, мне очень интересно все, все понятно. Но столкнулась с таким противоречием: с одной стороны, Господь создал людей по образу и подобию Своему; следовательно, каждый человек создан для спасения, то есть для того, чтобы его душа в конце концов соединилась с Богом. А с другой стороны, где-то в книгах прочитала и сейчас на память приходит, что горшечник изначально создает одни горшки для молока, а другие для грязи. То есть, получается, у каких-то людей изначально отсутствует возможность спастись? Или я запуталась?»

Да, сложный вопрос, интересный – предопределение.

– Мы сейчас как раз эти слова произнесли в нашей беседе – свобода выбора. Каждому человеку дана свобода, причем в очень глубоком смысле – не просто свобода выбора, а некое внутреннее состояние, качество человеческой природы, которое делает человека совершенным и богоподобным в том числе. Здесь вопрос в этом, потому что нет, наверное, таких людей, которые не были бы призваны ко спасению. Таких людей нет. Христос обращается к каждому человеку – независимо от того, в какой он стране живет, какой он национальности, какой религии придерживается, грешный он или праведный. Христос обращается к каждому человеку. И здесь ответ в данном случае однозначный, хотя вопрос этот можно обсуждать, здесь есть нюансы достаточно интересные, Вы их озвучили.

– Да, сложный вопрос, большое спасибо за него. Все-таки вернемся к вопросу об Интернете.

– Конечно, это больной вопрос для современного человека. Все-таки я думаю, что пройдет какое-то время (10, 20, 30 лет), и у людей выработается, может быть, какой-то иммунитет. Или те противоречия, которые сейчас есть в связи с использованием Интернета, может быть, как-то сгладятся, как-то сформируется это интернет-пространство так, что не будет таким душевредным, каким сейчас подчас является для молодежи. Конечно, этот вопрос острый, и нужно учитывать в семье, как использовать Интернет. Для того чтобы молодые люди могли как-то противостоять этому информационному натиску, противостоять негативу и грязи, пошлости, которые в Интернете тоже присутствуют, нужно с детства приучать детей правильно работать в этом информационном, виртуальном пространстве.

Собственно, наверное, именно для детей нужна определенная система ограничений, чтобы они могли пользоваться Интернетом под контролем родителей и в определенное время, чтобы не проводили это время там постоянно. Конечно, он затягивает, и сейчас тому немало примеров, что дети просто не могут справиться, преодолеть свой интерес, эту тягу к тому, чтобы постоянно играть, где-то быть в соцсетях. Это замещает реальное общение и какие-то занятия, которые будут полезны для духовного и физического здоровья: спорт, развивающие какие-то вещи. Потому что происходит так, что когда интернет-пространство засасывает ребенка или подростка в свою паутину, то он в каком-то смысле оказывается обескровленным, теряет интерес к остальным вещам, которые для него нужны, полезны для его развития. Я думаю, что ответ здесь именно в том, чтобы с детства ребенка приучать правильно этим пользоваться – отказаться же от таких информационных возможностей, запретить их невозможно. А вот как-то научить правильно пользоваться… Может быть, со временем, при правильном подходе вся эта виртуальная сфера как-то оформится, станет более безопасной для человека.

– Вопрос телезрителя (вопрос очень плохо слышно): «Не знаю, что мне делать… Мне так трудно одной в этих стенах, никто со мной не разговаривает. Я в сиротстве прожила, неграмотная, плохо слышу. Инвалид второй группы, инсульт тяжелый перенесла. Проскиталась в чужих людях до совершеннолетия… У меня был сыночек, он теперь  умер. У меня кардиостимулятор; он тоже был на учете: сердце. И мне без него так трудно, плачу день и ночь…»

Ну, в общем, наверное, понятен вопрос: человек остается один, и наша телезрительница хочет уйти в монастырь. Понятно, что здесь как раз та ситуация, когда молодежь вся уехала, ничего нет, жизнь оказывается в полном одиночестве. Тут, наверное, даже никакого комментария быть не может. Но все-таки что можно сказать по этому поводу, что молодежь наша куда-то уходит?

– Я здесь слышу такую проблему. Может быть, именно там, где сильные приходы, храмы, которые находятся в местах, достаточно отдаленных от мегаполиса, необходимо как-то больше заниматься с молодежью, обратить на это внимание. Может быть, организовать какое-то общество социальной помощи одиноким, больным, старикам. Потому что именно через это доброделание человек приходит ко Христу. Это, может быть, было бы очень хорошее дело для молодых людей, чтобы они ощущали себя полезными конкретному человеку, нужными человеку, который страдает от одиночества, которому действительно некому помочь. Такие волонтеры, добровольцы… В этом году год добровольца.

Есть такая большая область добровольчества – социальное добровольчество. Собственно, это дела милосердия, это то, о чем говорит нам Евангелие. И поскольку Христос обращается к сердцу каждого человека, каждого призывает, то нет, наверное, такого человека, которого бы Бог не призвал к таким добрым делам, чтобы другому, который рядом находится и в чем-то нуждается, помогать. Часто бывает, так сказать, это решается рядом: в соседнем подъезде или соседнем доме живут такие люди, у которых есть семья, которые могут помочь. А может быть, это организовано правильно – или местными органами власти, или есть какие-то добровольческие группы, которые оказывают помощь, или это делает приход и Церковь. Я думаю, это очень хорошо, если такие задачи решаются. Если есть такие социальные проекты.

– Думаю, что об этом нужно очень серьезно говорить. Может быть, это целая тема для следующей передачи, но мы знаем, что бывает и так (я знаю такие примеры), когда православная молодежь, православные волонтеры оказывают совершенно реальную, конкретную помощь, например, монастырю. У нас есть Пятогорский Богородицкий монастырь, туда ездит православная молодежь, но они привлекают к этой работе и неверующих пока еще людей. Кстати, многие из них уже пришли к исповеданию православной веры. Это же очень хорошо. А когда с такими ситуациями мы сталкиваемся, то я понимаю, что ведь иногда нет рядом никакой молодежи, но это не значит, что молодежных организаций, православных организаций нет рядом. Может быть, даже в ста километрах  – и они, наверное, имеют возможность, если будет такое желание, доехать туда и помочь таким образом.

Вопрос телезрительницы: «Пришла недавно к вере, исповедовала неоднократно свои грехи за всю свою жизнь (мне 54 года). После исповеди все равно одолевают меня помыслы, особенно блудные, похотливые. Просто атакуют, не знаю уже, как бороться. Каждый раз исповедую, думаю: вот полегче станет. Нет, все равно без конца и края... Мне каждый раз исповедовать эти грехи? Или как быть?»

– Конечно, нужно исповедовать грехи, если они беспокоят, потому что исповедь помогает побороть греховные страсти, которые являются причиной каких-то согрешений или страданий человека, так как мы страдаем от греховных страстей. Но Вы знаете, часто так бывает, что люди приходят уже достаточно зрелые и говорят о таких грехах, пристрастиях, которые, может быть, присущи молодым людям. Сейчас тоже какая-то такая тенденция в обществе, потому что часто у людей в возрасте бывают именно какие-то неизжитые вещи, которые в молодости уже переживаются, перегорают, а в зрелом возрасте не должны, в общем-то, быть присущи. В связи с этим бывает так, что люди не сохраняют свою семью, возникают какие-то новые влюбленности, новые отношения; с людьми разных возрастов. Может быть новый возлюбленный у человека более молодой… Это тоже серьезная проблема, но здесь какой вопрос мне видится?.. Для каждого возраста Господь оставил что-то свое. Конечно, от юности моея мнози борют мя страсти; это порывы, много желаний, фонтан энергии, что присуще молодежи; нужно поле для приложения этой энергии, где бы она могла себя реализовать.

С возрастом постепенно эти вещи переходят в более спокойное русло. Но если человек проходит этот период юности и никак не обращает внимание на те страсти, которые в нем бушуют, то это может остаться с человеком и в дальнейшем. Могут остаться эти страсти и за порогом смерти, если их не исповедовать. В этом, конечно, правда и предупреждение для людей, которые, может быть, считают себя верующими, но к Богу не приходят и не считают для себя важными и значимыми таинства Церкви. Потому что таинства как раз – это возможность, оружие в борьбе со своими страстями. В данном случае, когда речь идет о том, чтобы бороться с какими-то мыслями, конечно, в этом помощь оказывает исповедь. Побеседуйте со своим священником, может быть, отдельно, чтобы он что-то Вам подсказал; может быть, дал бы какие-то молитвы, которые Вы бы совершали, непосредственно соотнося их уже со своей жизнью.

– Вопрос телезрительницы: «Я человек уже пожилой. В нашем маленьком городе два прихода. Один приход, который я посещаю, – это Введенский храм, а другой – Никольский. Два священника у нас. В нашем приходе батюшка с молодежью везде ездит, показывает Россию, область, святые места, дети очень много узнают. Мои внуки не смогли бы поехать в Крым, если бы не батюшка, как только была возможность туда поехать. Сейчас мой внук уехал на Белое море. Он в восторге, а ему 15 лет, все время к компьютеру был привязан. Сейчас ему никакой компьютер не нужен, и он не скучает. А в соседнем приходе, в Никольском храме, никуда они не ездят, у них только воскресная школа и все, скучновато. Не считаете ли Вы, что все зависит от священника? Простите за такую грубость, но каков поп, таков и приход… Или это зависит от чего-то другого, от самих прихожан, может быть? Еще раз с наступающим праздником Владимирской иконы Божией Матери, Рождества Предтечи и праздником Петра и Февронии. Дай Бог вам здоровья и всех благ!»

– Спасибо за вопрос. Что здесь можно сказать?.. Знаете, я уже достаточно давно нахожусь в сфере работы с молодежью в Церкви. Занимаюсь, есть определенный опыт. Может быть, тоже в чем-то опыт проб и ошибок… Дорога у нас непроторенная, это новое направление в жизни Церкви после тех времен, когда Церковь получила такую возможность – открыто обращаться к людям, чтобы были воскресные школы, молодежные общины и так далее. Что хочу сказать? Знаете, не всегда, не у всех священников, не у всех людей есть такой дар – правильно работать с молодежью, иметь какой-то авторитет и что-то для них организовывать. Все-таки дары служения различны. С молодежью, с ребятами нужно заниматься. И уверен: нужно заниматься тем людям, которые имеют к этому призвание, когда это им самим интересно и они настроены на это, готовы, у них есть понимание, как это нужно делать.

Конечно, можно поучиться, но это тоже зависит от желания человека. Если человек пожелает, можно этому научиться. Сейчас уже накоплен опыт. Уже два десятилетия, можем так сказать, работы с молодежью в Церкви. Этот опыт позволяет уже чему-то учиться, перенимать определенный другой опыт. Если это соседний приход, может быть, это не так плохо, потому что есть какое-то распределение обязанностей, когда молодежь собирается в этом храме, в другом – воскресная школа, что-то еще. Не должна церковная жизнь быть скучной, конечно (разумеется, речь о внебогослужебной деятельности, не о богослужении).

Конечно, Церковь людей объединяет. И, наверное, когда они объединяются, у них есть что-то общее, общее служение, которому они могут посвятить часть своего времени. Очень хорошо, что есть храм, где с молодежью занимаются. Может быть, именно в этом храме нужно это развивать и двигать вперед. А со временем, может быть, появится такой человек на этом приходе, необязательно священник, просто талантливый человек, заинтересованный, замотивированный, горящий этим. Не хочу говорить «с горящими глазами», потому что не об этом речь. С внутренним желанием это дело двигать вперед. Может быть, появится такой человек. Сейчас на каждом приходе есть должность помощника настоятеля по работе с молодежью. Может такой человек оказаться, я таких людей знаю – мирян, простых прихожан, но которым это интересно, которые имеют дар от Бога быть хорошими организаторами и повлечь за собой молодых, найти с ними контакт.

– У меня такой конкретный вопрос. Я хорошо знаю очень многие приходы, знаю, что часто бывает так, например. Настоятель говорит: давайте заниматься этим или тем. Но если это не идет от самих прихожан, от самой молодежи, то становится каким-то послушанием и не более того. Можно ли вообще обращаться, например, к Вам? Вы ведь уже достаточно опытный человек, ваш отдел давно работает, очень интересные проекты всегда были. Можно ли вообще обращаться к Вам за какими-то рекомендациями – не то что нужно поступать так или так, а можно ли задать какие-то вопросы по организации приходской жизни молодежи?

– Да, конечно, можно написать нам письмо в старых добрых традициях (правда, электронное). Зайти на сайт Отдела по делам молодежи, там есть адрес электронной почты. Вы можете нам написать письмо со своими вопросами, а потом уже можно будет решить, как лучше помочь. Может быть, многие люди стремятся приехать в Санкт-Петербург, чтобы увидеть своими глазами этот прекрасный город, сходить в музей, посетить наши храмы, помолиться и так далее. Может быть, это можно было бы совместить со встречей в нашем отделе, где мы можем как раз обсудить вопросы, которые вас беспокоят, по развитию работы с молодежью. Вообще говоря, на базе нашего отдела год назад создан координационный центр – это работа с молодежью Синодального отдела по делам молодежи в Северо-Западном федеральном округе. Поэтому эти епархии, с одной стороны, в поле нашего зрения, мы общаемся и совместно предлагаем пути решения: особенно в областных, отдаленных епархиях как наладить работу с молодежью, что нужно сделать… Чтобы было так же, как сегодня уже было сказано, что есть храмы, где пятнадцатилетние молодые люди забывают о компьютерах, выезжают в поездки и открывают для себя совсем другой мир.

– Второй вопрос тогда возникает. Если не пользоваться Вашей помощью, может быть, Вам имеет смысл предлагать опыт других приходов?

– Да, конечно. В Санкт-Петербурге немало таких приходов. Есть молодежные группы, которые объединены в ассоциацию православных молодежных общин Санкт-Петербурга. Сейчас 22 участника, каждый со своим лицом; молодежные приходские группы или клубы, общины, у которых какая-то своя интересная жизнь. Они тоже могут поделиться своим опытом. Вы меня подвели к таким словам, которые я не могу не произнести: приезжайте к нам в Санкт-Петербург, и я думаю, что мы сможем это здесь с вами обсудить, можете познакомиться с ребятами, с православной молодежью Санкт-Петербурга.

– Я просто знаю еще о том, что Отдел по делам молодежи проводит очень много таких акций, которые кажутся светскими. Например, 9 Мая – «Поющий май», когда просто люди собираются вместе, чтобы попеть песни Победы, это замечательно; когда собираются, скажем, чтобы позаботиться о людях, которым нужна помощь…

– Вы знаете, мы все один народ, у нас одна страна, один город (для тех, кто живет в Санкт-Петербурге), одно место – наша Родина. Мы все любим ее и не должны отстраняться, создавать дистанции – наоборот, должны строить мосты, чтобы все мы были вместе, жили в любви, могли помочь друг другу увидеть Христа.

Божьего благословения, уважаемые телезрители, и хотелось бы пожелать, чтобы и в семье, и везде молодежь открывала для себя Бога, приобщалась к Церкви и ее жизни.       

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы