Беседы с батюшкой. Эфир от 3 июня

3 июня 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает член Епархиального отдела по делам молодежи, ответственный по работе с молодежью в Домодедовском благочинии Московской епархии, настоятель Никольского храма села Лямцино Домодедовского района протоиерей Александр Трушин.

– Сегодня два события в церковной жизни, которые на самом деле очень важные. Во-первых, это День всех святых и заговенье на Петров пост, уже завтра начинаются постные дни. И, конечно же, память Владимирской иконы Божией Матери, которая является одной из самых значимых святынь города Москвы, потому что мы помним, какая история с ней связана. Это события, связанные с Тамерланом (Железный Хромец, как его тогда называли) и чудесным избавлением Москвы. Первый вопрос я хотел задать на тему Владимирской иконы. Почему в нашем народе в течение всей нашей истории сложилось такое особое почитание Богородицы?

– Давайте вспомним наши чтимые образы, их множество. Это и тот, который празднуется сегодня, – Владимирской иконы Божией Матери. Не менее почитаем у нас и образ Казанской Божией Матери. Мы можем перечислять: и «Целительница», и «Скоропослушница», и множество других образов, которые почитаются вообще в православном мире, не только в русском народе. А в русском народе особенно, потому что не секрет, что Русь названа уделом Пресвятой Богородицы. Поэтому издревле сложилось такое особое почитание Пресвятой Богородицы. Особенно это было видно, когда в Москву привозили часть Пояса Пресвятой Богородицы. И это видно, когда приезжаешь в паломничество в Дивеево: сколько народу идет по Богородичной канавке.

Почтение Богородицы не только в русском народе. И греки оказывают Ей особое почтение. Но, конечно, у них нет такого широкого диапазона названий икон, у них всего несколько икон имеют какие-то личные названия, а так – общий образ Божией Матери. Но обратите внимание, что и католики особое почтение оказывают Пресвятой Богородице, возносят Ей молитвы и ищут Ее заступничества. И когда люди бывают в католических странах в паломничестве, то видят, что образы Пресвятой Богородицы стоят в виде скульптур, могут быть встроены в стену дома, стоять вдруг посреди перекрестка. Такое высокое почитание тоже приводит к определенному умилению.

У русского народа вообще с древних пор хорошее, уважительное отношение к женщине (и не исключено, что тут свою роль сыграло как раз и почитание Пресвятой Богородицы, именно это и дало такой хороший толчок). При всем том западный мир пытается насадить нам новые формы этого отношения, но духовное и душевное почитание наших драгоценных женщин в русском народе очень крепко… На протяжении нашей истории неоднократно люди обращаются к защите Пресвятой Богородицы, к Ее покровительству, к помощи в житейских нуждах. Мы знаем, что люди молятся замечательному образу  «Помощница в родах»; правильнее сказать: «В родах вспоможение».

– Я даже о таком первый раз слышу.

– Замечательный образ Божией Матери. Следом идет «Млекопитательница». Затем, если рассматривать по возрасту ребенка, перед каким образом мама молится? Это «Прибавление ума». У нас есть прекрасный образ Божией Матери «Воспитание». И так далее. На протяжении нашей жизни Пресвятая нас покрывает. Хотел сказать «от рождения», но Она нас покрывает уже до рождения, сохраняет и до самого нашего последнего издыхания. Поэтому, конечно, образ столь почитаемый. И слава Богу, что любовь в народе к этому образу столь велика.

– Иногда у людей бывает некое недоумение: зачем такое количество разных образов? Ведь молимся мы, по сути, одной Богородице, а названия почему-то разные. У нас разные проблемы, и почему-то к каждому образу мы должны идти с определенной проблемой: к иконе «Прибавление ума» – по поводу ума, о помощи в родах – к другой. А какая разница? Почему это разнообразие икон сложилось, с чем связано?

– Наверное, эти вопросы можно задавать до бесконечности. Какая разница, какому святому мы молимся? Разве Николай Чудотворец не помощник во всех нуждах? А при этом мы молимся и преподобному Серафиму Саровскому. И с радостью обращаемся к апостолу Петру или Павлу, когда в этом есть нужда. Я думаю, что каждый из образов, как это видно и по историческим фактам, проявил себя в той или иной ситуации. И если бывает так называемый местночтимый образ, то потом это почитание разрастается: он становится почитаемым всем церковным народом.

Сегодня мы празднуем День всех святых. Меня все время раньше умиляло название «местночтимый святой». Допустим, тот или иной святой в Тульской области считается местночтимым. А если я переехал в Московскую область, он что – мне уже не помогает? Доходит до пограничного столба – и все?

– Разные ситуации бывают. Допустим, моя младшая сестра родилась 2 мая, в день памяти блаженной Матроны (но родилась тогда, когда еще блаженную Матрону не прославили как святую всей полноты Русской Церкви; она была только местночтимой святой). И хотели ее назвать Матроной, но назвали Александрой, потому что смутило то, что местночтимая святая.

– А теперь почитание Матроны столь велико, что оно есть не только на Руси, а и у других народов. Особенно надо отдать должное грекам, они наших святых быстрее начинают прославлять, чем расходится о них известность по нашей стране. Я помню, первый раз о святости драгоценного Луки я услышал именно от греков на Афоне.

– Это Лука (Войно-Ясенецкий)?

– Да, конечно, епископ Крымский. Именно на Афоне, находясь в паломничестве, ко мне подошла группа греческих юношей. Это были ребята лет 20-25; они спросили меня, где находятся мощи святителя Луки Крымского. У нас он еще не был столь популярен. Поэтому имена блаженной Матроны, святителя Луки и многих других святых, которых мы считаем своими, на самом деле имеют почитание и там. А раз так, значит, они проявили себя своей помощью. Конечно, Божьей помощью, но обращаемся мы к этим святым. Поэтому не может быть местночтимый святой. Если он себя проявил в каком-то месте, ясно, что потом слава и обращение к нему расходятся по вселенной. Поэтому если я нахожусь в Греции и молюсь русским святым (даже, будем говорить, местнопочитаемым), то, конечно, помощь от святых приходит необыкновенная.

Это, кстати, особенно заметно по новомученикам. Как-то в нашей церковной среде еще люди не раскачались к почитанию новомучеников. В Домодедовском районе, в селе Ям, есть при храме Флора и Лавра музей новомучеников (в частности, домодедовских), часть из них были расстреляны в Бутове. Когда стали приглашать людей на экскурсии, то первое время их особенно и не было. То есть приезжали, допустим, учителя истории и литературы, а вот чтобы школьники захотели приехать... Или даже отдельно педагогов просили: «Давайте организуйте школьников в этот музей». Не сразу раскачались. И тогда просто мы начали молиться новомученикам: «Помогите, чтобы понятно стало людям». И потихоньку пошло, пошло; одна делегация, другая. Слава Богу, что этот музей стал довольно насыщенный посетителями.

И многие священники, которые были в Греции, говорят, что там наших новомучеников хорошо знают. То есть им там молятся и очень высоко их почитают. Не исключено, что, может быть, и в других христианских странах уже проходят моления, но Греция первая откликнулась. Мы с вами больше привыкли к известным нам святым или привычным образам. Но главное, чтобы не было заблуждений.

Вы сегодня сказали, что Ваша сестра родилась 2 мая, в день, когда в дальнейшем была прославлена Матрона Московская. Но мы сталкиваемся еще с таким смешным фактом (наверное, о нем батюшки неоднократно говорят), когда люди привязывают к своему дню рождения тот или иной образ и требуют именно его. Приходит человек в иконную лавку и говорит: «Я родился 3 июня, дайте мне образ Владимирской Божией Матери». – «Так, хорошо, что 3 июня, в день памяти Владимирской, но, Вы знаете, есть очень хороший Казанский образ». – «Нет, нет, нет! Раз я родился 3 июня, это должна быть только Владимирская». А еще страшнее, когда  привязывают это к гороскопу: «Я по гороскопу Лошадь. Сказали, что этому знаку Зодиака покровительствует такой-то образ Божией Матери. Дайте мне, пожалуйста». Конечно, смешно, потому что тут веры во Христа или в Пресвятую Богородицу мы совсем не видим, а видим ритуальные действия. Человек считает, что надо собрать все, что связано с его знаком. Печально, что многие пытаются это увязать.

Иногда у людей на шее может быть и православный знак, и при этом знак гороскопа. А еще бывает, что и крестик надет, а сверху, допустим, Козерог. И когда видишь, что поверх креста «золотой козел» (перекликается немного с «золотым тельцом»), то, конечно, очень печально. И немалого труда иногда стоит разубедить человека, что это совершенно не связано. А во-вторых, то, во что он верит, – это просто звездное волхвование. Это никак не связано с христианством, с истинной верой.

– То есть Вы считаете, что эти поверья в гороскоп своего рода язычество?

– В Ветхом Завете это совершенно точно сказано. Это названо звездным волхвованием, то есть звездным колдовством. Все. Простите, мы нарушаем самые простые заповеди Божии, данные еще Моисею. Я уж не говорю о том, что нормальный христианин должен при словах «Божьи заповеди» подразумевать, что мы соблюдаем заповеди, данные нам Христом. Поэтому опираемся прежде всего на Нагорную проповедь, а не на Моисеевы заповеди, которые мы уже должны бы перешагнуть. То есть первый класс должны бы уже закончить, перейти в следующий.

– Вопрос телезрителя: «Господь в Евангелии говорит: и пойдут сии (то есть грешники) в муку вечную. Но я очень часто слушаю нашего уважаемого профессора Алексея Ильича Осипова, и он иногда в своих лекциях высказывает точку зрения, что в итоге спасутся все. И в качестве основания приводит слова: «И будет Бог всяческая во всем». Нет ли здесь какого-либо противоречия? Как воспринимать слова профессора? Как его частное мнение? И что Вы думаете по этому поводу?»

– Вы богословский вопрос предлагаете, но, наверное, есть разные мнения. Как я думаю? То есть вслед за Алексеем Ильичем я должен высказать свою личную точку зрения. Но это же не точка зрения Церкви, это точка зрения Алексея Ильича или точка зрения отца Александра. Это не является общим мнением Церкви. Очень важно это не путать, как бы ни был авторитетен для нас с вами профессор или священник. Священников много сейчас выступает по телевидению, и мы видим иногда, как их мнение влияет на общее мнение даже приходов. Есть люди, которые быстро переключаются, впитывают в себя мнения того или иного миссионера или проповедника с телеэкрана и отключаются от того, что сказано в Евангелии или что говорит им их духовник. Я очень прошу эти вещи не смешивать.

Возвращаясь к вопросу, хочу сказать, что всегда были разные мнения, и все-таки для нас самым главным является то, о чем говорит Господь в Евангелии. Любое другое отклонение является... и дальше можем ставить двоеточие. Был период арианства, были любые другие периоды, и тысячи людей следовали за теми или иными личными мнениями. Ни в коем случае против профессора ничего не имею, очень уважаю этого человека, который буквально жизнь свою положил на алтарь нашей Церкви, и дай Бог ему сил, но мы сейчас говорим о том, какая звезда должна быть ориентиром. Это евангельские строчки. Если я их не понимаю или не воспринимаю, то это моя личная проблема, я должен заново их пересматривать, возвращаться к святым отцам, к тому, что они говорят. Это те, чей опыт стал буквально платформой или каноном для Православной Церкви. Поэтому всегда возвращаемся к евангельским строчкам. Иногда они нам не нравятся самым настоящим образом, не укладываются в нашей голове. И тогда ум наш начинает хитрить, начинает искать, где можно обойти то, о чем говорит Евангелие, или как можно растолковать (или, мягко выражаясь, размазать) конкретные слова, которые звучат в Евангелии.

У нас такие проблемы бывают с духовниками. Вот приехал человек, спрашивает твоего мнения. Батюшка на полном серьезе, с полной отдачей сил начинает объяснять его проблему, стараясь ее разрешить. Человека не устраивает, как рассказал батюшка, он едет к следующему, к следующему… Наконец возвращается к тебе и говорит: «Я нашел настоящего священника, которому все открыто». А проще говоря, тот ответил так, как слушателю хотелось услышать. «Вот это настоящий прозорливец! А все остальные десять батюшек, которых я обошел, неблагодатные, потому что не так говорят, как я хочу услышать».

Мы с вами и в отношении Евангелия имеем дело с такой же проблемой. И весь ужас в том (и я к таким мягкотелым отношусь, но пытаюсь с собой справиться, честно вам скажу), когда батюшки начинают смягчать Евангелие, то есть толковать так, чтобы люди не боялись, не волновались. Особенно любят пояснять: «Ну, в наше время нервных перегрузок...» Простите меня, но при чем тут время нервных перегрузок? А была война, а были периоды голода, например... Разве Евангелие отменялось? Или в Евангелии оговорено, что в таком-то году считать эти строчки действующими, а в 2018 году не считать действующими? Так нельзя, так мы быстренько Евангелие переведем на наши личные толкования и будем махать флагами. Так и арианство появится, и все что угодно. Не должно быть такого.

Итак, ищем истину в Евангелии, в евангельских словах. Вот это будет правильно. Не нравится, не хочется выполнять, не хочется задумываться о смерти, не хочется думать о том, что жизнь скоротечна и скоро придется дать ответ? Но Евангелие никто не отменял. И когда душа придет к Господу, простите меня, судить меня будут по Евангелию. «Ты знал Евангелие?» – «Знал». –  «А почему не делал?» Вот так и каждый из нас. Поэтому то, что скажет уважаемый профессор или уважаемый протоиерей, уважаемый игумен (если это с Евангелием не совпадает), это будет его личное мнение. Вот и все. Давайте из этого исходить, и призываю вас к этому. И батюшек не надо скручивать в веревку и заставлять, чтобы они вам толковали так, как вам хочется услышать. Или как батюшка вынужден толковать, лишь бы не поссориться со своим прихожанином. «Ну, вдруг он умрет не вовремя, сердце у него слабое, поэтому лучше все это размазать...»

Вот сейчас пост у нас начнется, и сразу пойдут: «Батюшка, благословите не поститься, тут у меня болит, тут колет, в третьем месте чешется...»

– Еще говорят так: кто постился Великим постом, тот может не поститься.

– Вот-вот. Церковью установлены посты. Давайте приложим силы их соблюдать. Все остальное называется «а мне не хочется». Мы с вами почитаем святого Иоанна Кронштадтского, очень многие любят подходить к его иконе, просить помощи. Почитайте, что он говорит. Волосы порой дыбом встают. Вспомним юношеские годы Иоанна Кронштадтского, когда он тяжело заболел, будучи учеником, и дирекция написала письмо матери, чтобы она благословила его нарушить пост, потому что он не хотел прекращать пост, даже будучи больным. Она прислала письмо, где была мысль совершенно понятная: «Лучше умри, постясь, чем ты нарушишь пост, установленный Богом». И человек вышел из болезни и продолжал поститься.

Мы себя очень бережем, мы себя очень любим, холим и лелеем. Поэтому если установлен Церковью пост, давайте приложим силы его соблюдать. Не можем, не получается, не хочется, приди и исповедуйся своему духовнику. «Простите, батюшка, тысячу причин придумал, чтобы не поститься, помолитесь за меня, чтобы Господь укрепил». А так, повторяю, начинаются всевозможные объяснения. Давайте согласимся, что это форма борьбы с Церковью. Вот такая скрытая форма. Да, Церковь устанавливает, а я не буду, а я не хочу, а я найду причину не делать, а я не успеваю правило вычитывать, а я не успеваю порученное молитвенное правило исполнять, а я не буду поститься, потому что мне себя жалко... Вот она – скрытая форма борьбы с Церковью. А тогда чего ты приходишь? Чего ты ищешь, когда ты не хочешь выполнять малого? Не так много требует Господь, и мы именно с малым часто не можем справиться.

Нам легко придумать какие-либо отговорки: «Вот если бы я жил в древние времена, я бы ушел в отшельники и был великим молитвенником». Не был бы. Раз ты сегодня не можешь быть молитвенником, значит, и двести лет назад ты бы им не был, и пятьсот лет назад таковым не был бы. Поэтому давайте начнем с самого малого: исповедоваться в том, что не хотим поститься, какие-то малые труды понести (не великие подвиги). Вот попробуй на время своего поста не ругаться с женой, а жена пусть попробует не ругаться с мужем. Она начинает объяснять: «А вот он такой, он того не понимает, этого не понимает…» Ну хорошо, тебе дается сорок дней. Вот сорок дней потерпи и не ругайся. Ты 25 лет с ним ругалась, а вот сорок дней постарайся не ругаться. Вот это, я понимаю, будет подвиг. Попробуй день не врать, ни в чем не врать. И увидишь, что на самом деле это очень тяжело. Или один день молчания. Вот твой подвиг: по средам молчать. Не можешь поститься? Помолчи.

– Это смотря какая работа.

– Несомненно. (Смеется.)

– Кому-то нужно говорить (например, батюшкам; и мне приходится...)

– Вопрос телезрительницы: «Когда я читаю Евангелие, передо мной как бы открывается картина, воображаю все это как в фильме. Это нормальное явление? Или же я должна вот эти строки и слова по-другому как-то толковать?»

– В православной практике, в отличие от католической, не принято крутить кино в голове. Потому что иначе, из-за эмоционального отношения к евангельским строчкам, мы упускаем самое главное – духовные наставления, духовную линию. Почему многие, даже читающие Евангелие, могут вспомнить общее содержание, а вот что говорил Господь, вспомнить не могут.

Так что, конечно, в силу Вашего женского мышления Вам, конечно, легче иметь такое воображение, но старайтесь. Тем более если у Вас уже есть духовный опыт и Вы читаете не первый раз, когда нет необходимости представлять холмы и горы, представлять, как на картинах Босха, искаженные лица римских воинов или Иуды-предателя. Больше делайте акцент на словах Господа Иисуса Христа. Поверьте, для Вас Евангелие откроется совершенно с новой стороны, когда Вы опустите эти киношные моменты.

Конечно, когда человек читает первый раз, неудивительно, что он строит у себя в уме эти представления, условия, при которых находился Господь. Особенно греческая икона или стенная роспись способствуют этому, они содержат неожиданные сюжеты. Например, ослик жует ветви при Входе Господнем в Иерусалим... Или католические росписи… Та же Сикстинская капелла совершенно не располагает к духовному мышлению. Я от многих (и священников, и наших мирян) слышал, что там настолько придается внимание внешним формам, утонченным росписям, что человек больше следит за внешними событиями.

– Это нужно обратиться к автору этих знаменитых фресок – Микеланджело, как он изображал и как он вообще мыслил. Я буквально прошлым летом был в Сикстинской капелле, видел эти росписи. Мне объяснили, что анатомию женщин Микеланджело не знал, он воспринимал только строение тела, рельефы мышц (как у мужчин), и поэтому во многом там есть некоторые проблемы, потому что женщин на фресках он изображает больше как мужчин. Они у него мускулистые, плотные. Есть особенное письмо.

А как же мы ездим в паломничество в Иерусалим? Мы идем по тем местам, где жил Христос. Или, допустим, есть наша иконография: изображается то или иное евангельское событие – Вход Господень в Иерусалим либо Сошествие во ад (его не было в земной жизни Христа, однако мы его тоже изображаем). Все пасхальные дни эта икона была у нас в центре храма. Как здесь быть? Действительно, когда порой читаешь тот или иной евангельский отрывок, все равно в голове возникает образ: как это было бы, если бы я был среди той массы людей, которая, допустим, слушала Нагорную проповедь. Это, мне кажется, в каком-то смысле оживляет для нас текст Евангелия. Мы, может, начинаем его понимать как-то более глубоко и ясно.

– Естественно для живого человека строить такие картины. Мы сейчас это учитываем, но давайте сделаем акцент. Конечно, слава хорошим иконописцам, которые могут перенести нас в те или иные исторические события или в то или иное географическое положение. Но все-таки ряд икон писали, учитывая людей всех уровней духовной подготовки. И новоначальный должен был увидеть эту красоту и тот пейзаж, в котором происходили те или иные исторические события. Но благодаря вопросу нашей телезрительницы мы с вами подходим к такому моменту: перечитывая Евангелие, со временем надо стремиться к таким вещам, как духовное слушание слова Божьего. Потому что если все превращать только в кино, не уловишь главного. Ты будешь с удовольствием рассказывать, как было жарко, как тяжело было евреям идти по пустыне, потому что она каменистая, и так далее. То есть там много эмоциональных моментов, но мы теряем духовность. Нельзя подменить душевностью духовность.

– То есть слово важнее.

– Конечно. Поэтому в паломничества, слава Богу, мы ездим, получаем радость и видим те или иные условия. Но, перечитывая Евангелие, все-таки лучше стараться думать, иначе годы проходят, а мы никак не можем его понять. То есть нас устраивает все: костюмы, декорация, а вот текст, смысл мы теряем. Я так думаю, что даже в некоторых театральных постановках режиссер сделал свой замысел по евангельскому типу. То есть убрали костюмы. И вот самые напряженные по тексту, по духовной нагрузке театральные постановки не имеют ни декораций, ни костюмов, даже обилие актеров заменяется порой двумя-тремя. И тогда мы с вами слышим текст такого прекрасного уровня и такой уровень игры актеров, что люди выходят потрясенные. Речь шла об Африке – и пальм не понадобилось, актер смог донести так своим текстом, что мы видели эти пальмы... То есть это явно евангельское влияние на мышление актеров.

– Вопрос телезрителя: «Апостол Петр описывает, что Христос как Праведник умер за неправедных и воскрес. И, сойдя в темницу ада, проповедовал томящимся там духам. О каких духах идет речь? Если это падшие духи, то что Он им тогда проповедовал?»

– Давайте все-таки любое послание брать в толковании святых отцов, я очень прошу. То есть мы берем то, что было открыто святым отцам. Это первое. Второе: только что Сергей назвал пасхальный образ, который мы очень любим в Русской Церкви, это «Сошествие во ад». Буквально в XVIII веке появилась икона, где Господь изображается с этим флажком, с крестиком. То есть это такое немного католическое влияние. А русский образ, наш национальный или свойственный нашему народу, – это «Схождение во ад». Поэтому речь идет о душах тех, кто находился во аде, и о душах праведников. Помните, о чем идет речь, когда Господь говорит: «Лоно Авраамово»? Были праведники, но не было рая. И Господь к ним сошел и их вызволил. И как раз на иконе «Схождение во ад» мы видим, как Господь за руки выводит Адама и Еву.

Однажды ко мне подошла маленькая девочка-первоклассница и спросила: «А Ева святая? Можно ей молиться?» Это был непростой вопрос, обычно никто об этом не спрашивает. Но раз она Господом выведена из ада, значит, можно ей молиться. Поэтому будем делать акцент на том, что, во-первых, толкуют святые отцы, а во-вторых, в данном случае апостол нам говорит о душах праведников, которые мечтали о приходе Мессии при жизни и ждали Его, даже находясь в аду, в лоне Авраамовом.

– Все-таки когда человек первый раз открывает Евангелие, конечно же, ему мало что понятно. Что можно посоветовать, какие пособия и источники, из которых можно более глубоко понять смысл прочитанного Евангелия?

– Я знаю из практики многих преподавателей семинарии случаи, когда семинарист поступил и не имел подготовки. Особенно лет двадцать назад (или в мое время, или даже пораньше) в семинарию поступали ребята совсем неподготовленные. Это сейчас уже к ним требования, чтобы они алтарничали, имели опыт чтеца, знали основы православной культуры. А 25-30 лет назад такого еще не было, и большую роль играл порыв юноши и характеристика духовника. Поэтому помню, как преподаватель начинал с того, что говорил: «Начните читать Евангелие от Марка, а не от Матфея». Почему не могли сразу начать от Матфея? Человеку не хватало внимания дочитать первую главу до конца – перечисление всей родословной Господа Иисуса. А от Марка – самое короткое Евангелие, поэтому ученик быстро схватывал сюжет и уже после этого начинал читать все Евангелие от начала до конца.

Я помню, как точно так же, с любовью, преподаватель сказал: «Ну ладно, не хватает вам времени Библию читать, возьмите “Библию для детей”, чтобы вы хотя бы представляли, о чем идет речь, а потом пойдем дальше». Так что даже такие были советы. Сейчас, конечно, книг намного больше, и мне хотелось бы сослаться на замечательные «Основы православной культуры», если уж совсем человек ничего не знает. Конечно, хорошо обратиться к «Закону Божию» Слободского (тоже прекрасные основы даются человеку), и дальше уже невольно человек начинает подбирать литературу. Единственное, что хотелось бы сказать: не хватайтесь за известных богословов. Это беда. Наши женщины начинают читать святителя Игнатия Брянчанинова, пытаться из него вырвать куски, как-то их толковать… Получается обратный эффект.

– Нужно подготовиться, наверное, к этому, пройти какой-то опытный путь?

– Конечно. И будем помнить, что ряд книг были написаны уже не для новоначальных людей, они были недоступны новоначальным, потому что эти книги были в монастырских библиотеках и выдавались монастырским библиотекарем тому монаху, который по благословению духовника приходил, то есть уже был готов это воспринимать. А когда человек мечется между работой и домом, день поторговал на рынке, а вечером прибежал, пытается Игнатия Брянчанинова читать – ну немного не то получается. Совсем неправильно. Нет должного духовного развития.

– Вернемся к теме поста. Мы уже много важных моментов разъяснили, но все-таки, если подробнее рассказать, что это за пост? Какая у него мера строгости и как правильно в этот период времени провести его с пользой для своей души?

– Господи, помоги. Потому что мне кажется, что все священники в начале поста говорят об одном и том же, говоря о Великом посте или о Петровском, апостольском. Конечно, этот пост гораздо мягче, тут и рыбка разрешается.

– Когда, во весь пост?

– Нет, у нас в воскресные дни есть специальное разрешение. Но вновь хочется напомнить: во-первых, приложите силы к соблюдению поста, не будем искать бесконечных оправданий, почему  мы не можем поститься. Я знаю множество людей, которые находятся в общественных местах, ходят в общественные столовые и могут, например, попросить, чтобы им клали пюре без сосисок, говорят: «Я готов заплатить за полную порцию, но сосисок мне, пожалуйста, не кладите». Знаю, что во многих ресторанах, кафе понимают, что начинается период поста, и готовят блюда с учетом постных дней.

Поэтому, начиная пост, давайте постараемся сразу спросить самих себя: почему я не хочу поститься? Потому что мне трудно? Потому что сам факт, что надо поститься, меня убивает? Чаще всего вот это. Второе – это наш с вами страшный факт саможаления. Несомненно, мы так себя любим, мы так собой дорожим, так боимся: «А вдруг я умру? А вдруг я заболею?» Вспоминайте маму Иоанна Кронштадтского, что лучше, находясь на посту перед Господом, умереть и не сойти с поста. Конечно, уже такой твердости духа у нас с вами нет, но хотя бы прикладывайте силы.

И дальше поэтапно, как мы сегодня уже говорили, давайте попробуем делать малые добрые дела в период апостольского поста. Вспомните, что вы хотели бы сделать Великим постом и не успели или почему-то отказались. Попробуйте перенести эти дела теперь на этот пост, попробуйте их сделать сейчас. Попробуйте поискать малое, с чем можете справиться. Я сам знаю лично молодых священников, которые на период поста дают обязательство не выходить в Интернет.

– Это серьезно.

– Да, они в прямом смысле исполняют евангельский призыв Господа, они оставили «сети свои» и последовали за Ним. Они впрямую это исполняют. И на время Великого поста отказываются от выхода в какие-либо сети.

– Для меня это неподъемный подвиг.

– Вот, пожалуйста, вроде бы маленький шаг, окружающим он незаметен, но для человека внутри огромная работа для Бога. Не ради себя, не ради своей талии, не ради того, чтобы тебя уважали окружающие, чтобы все заметили, что ты вдруг не ешь публично при всех мясное, в платочке стала ходить – нет. А именно работа внутренняя, которую Господь видит. И множество таких вещей... Вы можете подойти к своему духовнику, попросить благословения на какие-либо малые старания, малые труды, и они окажутся великими, потому что мы на самом деле не знаем, что будет решающей каплей, когда Господь будет нас судить. Это мы думаем, что если делаем поклоны, читаем молитвы, то это Господь учтет. Ничего подобного. Все святые отцы нам говорят: мы не знаем, что будет решающим. И нередко это будет какая-то луковичка, как говорит нам об этом легенда, которая и сыграет роль, то есть какие мы на самом деле. Поэтому дай Бог нам с вами пост соблюсти и с Церковью не «бодаться».

– Это действительно очень важно, потому что все-таки есть правила, которые установлены. И, наверное, как в армии: каждый день – «день сурка», но ты знаешь, что тебя ждет. Ты знаешь, что будет, когда тебя покормят и чего ожидать. Абсолютно каждый день одно и то же. В принципе, так же и в церковной жизни. Все написано, просто жить по этим правилам. И, может быть, тогда и будет мир в душе и какие-то определенные моменты будут ясны как никогда.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы