Архипастырь. Подвижничество в миру

12 июля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает епископ Выборгский и Приозерский Игнатий.

– Владыка, в первую очередь хочу поздравить Вас с праздником и пояснить, почему была выбрана такая тема. Во-первых, это было связано с праздником святых апостолов, ведь апостольский подвиг – это, наверное, самый яркий пример подвижничества в миру. Во-вторых, Вы является священноархимандритом Рождество- Богородичной Коневской обители, которая благодаря туристическому потоку, можно сказать, тоже оказалась сейчас в миру. Хочется узнать Ваше мнение по этим вопросам.

– Замечательно, что сегодня день памяти первоверховных апостолов Петра и Павла. Всех сердечно поздравляю с этим великим праздником. Апостолы были подвижниками в миру. Или в своем маленьком мире, который тогда, во времена после Воскресения Христова, конечно, был очень мал. Произошедшее в Сионской горнице в день Пятидесятницы привело к тому, что границы этого замкнутого мира как бы рухнули, и апостолам была предоставлена возможность обращать свой подвиг – свой подвижнический труд – к людям. Конечно, может быть, им было удобней пребывать в Иерусалиме, сидя в окружении жен-мироносиц, чувствуя их заботу, уход, но тогда, наверное, не было бы той великой Церкви, исполнения той великой миссии, к которой призвал Господь: шедше, научите вся языки.

Это посланничество, это вхождение в мир со своими запросами, своими проблемами, конечно, в первую очередь требовало от апостолов сохранения того духа, который они получили от Христа, – духа несения этого подвига. Мы знаем, чем закончился жизненный подвиг каждого из них. Лишь апостол Иоанн Богослов закончил свою земную жизнь обычной человеческой смертью, а все другие апостолы были преданы мученическому концу. Конечно, этот подвиг и вдохновляет, и зовет каждого христианина к совершению подвига.

Что касается обители на острове Коневец, в нее приезжает большое количество паломников, но Господь, наверное, особо выделил это место тем, что монастырь находится на острове, и мирское вливание в монашескую жизнь, конечно, прекращается с окончанием паломнического периода. Когда наступает суровая ладожская осень, зима, весна, тогда братия как раз и совершают свой монашеский подвиг. Только в этом году, благодаря большим реставрационным работам, которые проводятся на территории монастыря к его 625-летнему юбилею, впервые появилось электричество; 624 года в обители были лишь генераторы, но как такового электрообеспечения в монастыре не было. И вот по дну Ладожского озера был проложен большой кабель – и свет пришел на остров. Можно отталкиваться от этого в разговоре о подвижничестве. Были и разные периоды в 27-летней истории уже возрождаемого монастыря, когда не было ни света, ничего, но служба все равно не останавливалась.

Что удивительно и замечательно, служение Божественной литургии совершается каждый день, идет молитва, а это самое главное. И от «генератора», источника этой молитвы, многие люди живут, они ощущают эту молитву на себе...

– Владыка, если говорить о подвижничестве, что общего между монашеским подвигом и подвигом мирянина? Или что различает эти подвиги?

– Подвиг и есть подвиг. Я вспоминаю времена обучения в советской школе, когда даже тема сочинения звучала так – «Есть ли в нашей жизни место подвигу?» Каждый человек несет подвиг, если осознает и понимает свою значимость и призвание в этом мире. Монах несет свой монашеский подвиг. Учитель, преподающий в классе или аудитории, несет свой подвиг. А если учитель еще не получает зарплату или не имеет социальных гарантий, то это тоже подвиг. Ведь он возвращается домой, где у него семья, какие-то проблемы и нестроения, но он должен собраться, оставить все, что у него дома,  и приходить в класс с совсем другими мыслями. Конечно, это подвиг. Так и врачи; да кто только сегодня не несет подвиг?

Подвиг во имя чего? Есть такое понятие, как юродство ради Христа, а бывает, когда я встречаюсь с человеком, тот начинает юродствовать, но только ради себя, не ради Христа. Важно, во имя чего мы несем этот подвиг. Несем ли мы его именно во имя Христа, во имя проповеди Евангелия (это то, что касается священнослужителей, епископов, да и мирян)? Несем ли мы подвиг во имя сохранения мира, единства, спокойствия в семье? Эта тема тоже возникает в связи с желанием сохранить семью как ячейку, как подобие малой церкви.

Поэтому подвиг всегда присутствует в жизни. Совершается он в монастыре или в повседневной жизни, человеком, облеченным саном или монашеским достоинством, или мирянином, но если человек совершает его во имя ближнего своего, во имя Христа, то это уже действительно подвиг.

– Владыка, простите, может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что часто возникают карикатурные ситуации среди православных людей именно из-за нелепого подражания монашеским подвигам. Скажите, в чем мирянин может брать пример с монашествующих, а в чем не стоит этого делать?

– Есть такое понятие – ревность не по разуму. Нужно поднимать на свои плечи тот груз подвига, который сможешь понести. Одно дело – братия монастыря, где есть свой устав, свой жизненный уклад, молитвенный подвиг. Но не бывает так, что сегодня человек пришел в монастырь, а завтра он ударился в подвиги: это может закончиться для человека трагически. Таких примеров множество, когда человек не может понести это бремя, надламывается, и происходит расстройство психики или что-то еще. Поэтому здесь не нужно действовать не по разуму.

Часто бывает, что люди вычитают где-то какую-то информацию о постах. Ведь сейчас много издательств, которые печатают и перепечатывают разные календари. И они даже не задумываются о том, что перепечатывают, просто пишут, например: «сухоядение». Но это же монашеский устав, а люди сразу бросаются в это с желанием постичь монастырский подвиг поста, а через недели две возникают проблемы со здоровьем – и они начинают просить о послаблении. Но ведь никто не звал их к такому подвигу, нужно брать то, что по силам. Ведь ты не сможешь понести на себе тонну веса, выберешь что-то поменьше. Поэтому здесь самое главное – подходить разумно. Даже когда ты приезжаешь в монастырь и пытаешься войти в богослужебную, служебную и молитвенную практику, тоже нужна разумность и постепенность. Как прекрасно говорится в словах Святого Писания, «Господь хочет всем спастись и в разум истины прийти». То есть Он хочет, чтобы этот разум истины присутствовал в любом человеке. А если разум истины уходит, то могут быть и большие духовные проблемы с тем или иным человеком.

– Как Вы считаете, какова роль духовника в духовной жизни мирянина и насколько человек должен соизмерять свои те или иные подвижнические  намерения с желаниями духовника?

– Мы знаем, что у человека, уже переступившего порог монастыря и ставшего послушником, обязательно должен быть духовник. Духовник – человек, обладающий духовным опытом. Это большая ответственность – быть духовником в монастыре, потому что ты должен отвечать на вопросы не просто людей, но тех людей, которые пришли жить в монастырь. Духовному отцу приходского храма, может быть, проще, хотя и здесь не может быть простого: любой заданный вопрос требует вразумительного и правильного ответа. И самое главное, как очень часто говорил покойный патриарх Алексий II, когда поднимались темы старчества, чтобы старчество не превращалось в младостарчество. Слава Богу, сейчас такого нет, хотя, может быть, где-то и наблюдается. Это должно уходить.

Духовник должен обладать большим духовным опытом и багажом. Поэтому есть опасность в том, что люди спешат в монастырь, чтобы увидеть какого-то старца, обязательно войти с ним в какой-то особый духовный контакт. Но, может быть, в монастыре нет таких старцев, но есть священники, монахи, иеромонахи, которые уже имеют свой опыт. Поэтому при выборе духовника тоже  надо проявлять мудрость и разум. Самое главное – это способность слышать духовника, когда слова его будут восприниматься не как нечто, что тебе нравится или не нравится, но как некий закон – когда тебе говорят, что это черное, то это черное.

– Тем не менее какой должна быть степень самостоятельности у мирян?

– Каждый человек создан по образу и подобию Божию – он свободен. А если есть свобода, значит, должна присутствовать и степень самостоятельности. Человек самостоятелен делать выбор как в направлении к добру, так и ко злу. Человек не ограничивается, поэтому и степень его ответственности за свои поступки, ошибки, просчеты появляется в том случае, если он не уходит далеко от Бога, если он живет полной литургической жизнью, причащается Святых Христовых Таин, если подходит к таинству Исповеди не формально, как к некоему внешнему факту: подошел на исповедь, получил разрешительную молитву – и вперед к Причастию. Но человек должен осознавать свою ответственность за совершенные поступки. И, самое главное, осознавать, что он образ и подобие Божие. Но, совершая тот или иной проступок, ты этот образ и подобие как бы гасишь в себе. Поэтому у человека должна быть ответственность. А за младенцев и детей малого возраста, как мы знаем, ответственность несут крестные родители.

– Редкость в наши дни.

– Редкость. Но бывает. Это тоже большая и очень важная тема – отношение к таинству Крещения, отношения между восприемниками и воспринимаемыми. Но, слава Богу, сегодня ситуация меняется – те огласительные беседы, которые проводятся в храмах перед таинством Крещения, как раз и помогают людям понять, что это не просто красивый обряд, когда ты входишь в родственные отношения со своими кумовьями, но в первую очередь это твоя большая ответственность как крестного. Не почивать в воскресный день дома на диване, а идти вместе со своими крестниками в храм Божий, причащаться с ними Святых Христовых Таин и учить, как нужно жить и поступать.

Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Уже в течение пятнадцати лет я являюсь прихожанкой одного храма, но самый основной период – это последние пять лет, и я почувствовала необходимость духовного наставления в своей духовной жизни. Я не знаю, как быть: должна ли я выбирать батюшку, подходить к нему с таким вопросом? Я слышала, что нужно сильно молиться в течение какого-то периода, и Господь услышит это желание. И мне как-то посоветовали батюшку – он очень хороший, великолепный, но мне как-то не хватает наших бесед, я все время должна спрашивать его, что мне еще сделать, что почитать, о чем задуматься. На исповеди мне кажется, что я заставляю его нервничать, и у меня все время такое чувство, что я его отвлекаю».

– Может быть, Вам так кажется. Возможно, потому, что, конечно, трудно ответить по звонку. Существует такое мнение, что при этом должна быть молитва. Как и всякое доброе дело должно начинаться с молитвы, как и каждый день начинается с молитвы. Конечно, Господь пошлет человека, но ты все равно должен искать человека, который будет более близок твоей душе. Это не значит, что ты должен найти такого священника, который будет благословлять все, что ты будешь требовать. У некоторых людей тоже бывает такой подход. А если духовник начинает говорить что-то серьезное, тогда: ой, нет, мне вроде бы не сюда, надо искать кого-то еще. Здесь надо обязательно разобраться в себе.

Но, может быть, Вам действительно кажется, что Вы настаиваете в решении каких-то своих вопросов. Так тоже должно быть, ведь Вы сами чувствуете, что Вам чего-то не хватает в духовной жизни. Самое главное – чаще причащайтесь, ходите в храм Божий, и Господь покажет человека, который сможет ответить на Ваши вопросы.

– Владыка, сейчас мы очень часто слышим и от Святейшего Патриарха, и от других иерархов о необходимости развития социального служения. Термин «светский», казалось бы, не родной для христианской Церкви. Можем ли мы смотреть на это служение с точки зрения подвига?

– Конечно, можем. Разве волонтерское движение – это не подвиг? Приведу частный пример. На территории Выборгской епархии существует несколько геронтологических центров, и совсем недавно открылся хоспис для онкобольных детей в поселке Токсово в соборном комплексе. Разве это не подвиг? Сейчас я не буду входить в подробности того, как происходило открытие. Люди приходили и какое-то время работали без всякого материального вознаграждения. Потому что, открывая двери такого социального учреждения, ты прекрасно понимаешь, что в этом месте можешь оказаться ты сам или кто-то из твоих знакомых, друзей, и, конечно, хочется сделать что-то, что облегчило бы страдания находящихся здесь. Это подвиг – переступить через самого себя. Наверное, из-за того, что грех вошел в человеческое сознание, человеческую душу, человек думает, как же он будет помогать тому, кто нуждается, вроде бы это несколько нарушает какие-то его установки. А вот взять и переломить себя и совершить то, к чему тебя призывает совесть... А совесть – это голос Божий.

– Вопрос телезрителя из г. Новотроицка Оренбургской области: «В нашем приходе у меня был духовный отец. Его, как это бывает, перевели на новый приход в другую область, за 500 километров. Сейчас мой духовный отец – новый настоятель нашего храма. Не является ли это предательством перед моим первым духовным отцом, как Вы считаете?»

– Не будет никакого предательства, ведь Вы говорите, что священник переехал за несколько сотен километров в другую область. Но сегодня есть все возможности иметь общение через современные средства связи: телефон, Интернет, скайп, чего только нет. В том, что касается исповеди, конечно, не будешь исповедоваться посредством скайпа или WhatsApp, но Вы можете сохранять добрые отношения с первым священником, под духовным водительством которого находились много лет. Сегодняшняя ситуация такова, и не надо усматривать в ней никакого предательского действия.

– Продолжим тему социального служения. Если мирянин решил принять на себя такой подвиг и заняться тем или иным служением, что ему нужно делать: идти с этим вопросом в храм или же озадачиться и попробовать найти те или иные светские организации?

– Человек должен понимать, что такие добрые дела он всегда совершает ради Христа, ради Бога. Конечно, можно прийти в близлежащий приход, если там развита деятельность социальной направленности, или можно выбрать это самому. Но я считаю, что если занимаешься социальной работой через жизнь в приходе, то это тебя сближает с людьми и приближает к Богу. Понятно, что в социальных учреждениях, где находятся дети, больные и пожилые люди, ты тоже встречаешь Христа. Но если это будет в рамках прихода, это замечательно. Может быть, Господь даровал тебе такой талант – и ты сможешь не только помогать сам, но и создать из людей своего прихода какую-то мобильную, социальную группу людей, которые тоже будут помогать. Но если не получается, то можно выбрать любое из направлений, существующих на сегодня в социальной деятельности.

– Сейчас развивается такой вид социальной деятельности, когда родители берут в свою семью все больше приемных детей и в итоге берут на себя ответственность на всю жизнь. Могут ли они потом как-то распоряжаться этой ответственностью?

– Мне эта тема очень знакома. Еще во время своего пребывания в Смоленске, когда эти темы еще только  начинали развиваться, у нас была программа, которая называлась «Ради будущего». На территории Смоленской области находится не одно детское учреждение социальной направленности, особенно много интернатов для коррекционных детей. Тогда очень развивалась тема усыновления наших детей за рубеж, и мы организовали программу, с тем чтобы остановить безумный вывоз наших детей за границу. И у нас это получилось – детей начали забирать в наши русские семьи. Хотя хочу отметить, что тогда тоже не все было экономически благополучно. Но русская человеческая душа настолько располагается к страданиям ближних (ведь душа каждого человека, как правильно сказано, по природе христианка), что люди, несмотря на свое экономическое положение, забирали детей: сперва на каникулы, потом на некоторый период, а затем уже оформляли опеку.

Даже люди, которые не ходили в храм Божий, столкнувшись с этой проблемой, потихоньку начинали воцерковляться. Плюс мы еще оказывали материальную помощь, вели этих детей и семьи. Люди приходили в храм Божий, понимая свою ответственность. За время всей этой большой работы, наверное, был один лишь случай, когда ребенка снова вернули в социальное учреждение. А так были прекрасные показатели, помню примеры, когда с детей-коррекционников снимали статью коррекции – и они с красным дипломом оканчивали Смоленский педагогический университет (тогда он был педагогическим). Сейчас эти дети уже выросли, у них самих дети, они имеют полнокровные семьи. Благодаря таким людям-подвижникам эти дети вошли в жизнь как полноценные люди и сегодня являются полноправными гражданами.

– Владыка, как Вы считаете, самообразование – это подвиг?

– Конечно. Самообразование – самому со-образовываться. Себя тоже нужно принудить к самообразованию. Сегодняшняя молодежь, наверное, больше учится через электронные средства, а вот заставить себя взять в руки книгу... Я всегда считал и считаю, что книга – это лучший источник информации, нежели электронный носитель. Конечно, может быть, он удобней, его легче переносить, но книга есть книга.

Самообразование – это, конечно, непростой подвиг, но, самое главное, к этому подвигу человека надо подвигать, как-то воспитывать, чтобы не уходило желание получать образование самому в домашних или каких-то других условиях.

– Владыка, почему все-таки далеко не у всех мирян есть желание углублять знания о своей вере?

– Вопрос интересный... Хотя сейчас для этого созданы все условия. Думаю, может быть, такова инертность человека. Конечно, сразу найдется тысяча причин: скажут, что не хватает времени, надо думать, как заработать на хлеб насущный, что-то еще... Но все это отговорки, как и то, когда человек не хочет совершать подвиг и идти в воскресный день на воскресную литургию. А еще сложнее пойти накануне в субботу на всенощное бдение, поисповедоваться, выслушать молитвы. В воскресенье  еще придут, но чтобы накануне в субботу – к этому подвигу человека подвигнуть трудно. Поэтому здесь дело в инертности личности и просто лени.

Сегодня есть все условия для того, чтобы углублять свои знания, познавать основы православной веры, и не только веры, но и вообще культуры нашей страны. Как я уже отметил, есть разные электронные возможности, когда ты можешь, не выходя из дома, открыть книгу из любой библиотеки мира и на любом языке. Только самое главное, чтобы у тебя было желание и тот самый подвиг, о котором мы говорим. Я думаю, что со временем это должно уйти: желание подвига самообразования всегда должно быть в человеке, особенно в среде молодого поколения.

– Центром жизни христианина является Евхаристия, и трудно мыслить о каком-то подвижничестве вне литургической жизни. Как в идеале христианин должен строить свою литургическую жизнь и причащение?

– Конечно, в идеале за каждой литургией, которую посещает христианин, он не должен быть простым созерцателем происходящего таинства, а быть причастником Тела и Крови, тогда он будет полноправным участником Евхаристии. Об этом сегодня тоже нужно говорить. Как сказано в Пасхальном послании Иоанна Златоуста, если ты уходишь голодным, не вкусив от брачного пира, то грош цена тебе как христианину. Человек не должен уходить с Божественной литургии голодным; я говорю о голоде духовном. Очень часто человек сам отлучает себя от Причастия, тоже ссылаясь на какие-то заботы, проблемы. И часто поднимается тема – я недостоин причащения, я такой грешный. В таком случае всегда можно сказать: ты скажешь, когда будешь готов правильно, истинно подойти к Чаше. Ведь мы же подходим со страхом Божьим и верой. Поэтому очень важно, чтобы православный человек, приходя на Божественную литургию, осознавал, что он является полноправным членом общины. А если он полноправный член общины, то должен вместе со всеми приступать к Святой Чаше.

Сегодня я служил в поселке имени Морозова в день престольного праздника, и было очень приятно, что вся община причащается. Я спросил, и мне ответили, что практически всегда причащается вся община – все люди, которые стоят в храме. Вот это уже сильная, крепкая христианская община. Поэтому самое главное – быть реальным участником. Для кого приносится бескровная жертва, за чьи грехи? Конечно же, за тех мирян, которые стоят в храме.

– Хочется поднять еще одну тему, которая достаточно болезненна, потому что не так давно минуло 70-летие советского времени, – отношение к родителям, почтение и уход за ними. Как нести этот подвиг наиболее достойным образом? Ведь часто пожилые люди сформировались еще в то время, когда не верили и не хотели верить.

– Наверное, это тоже своего рода крест, и, конечно, не они виноваты, что были отлучены от возможности приобщения к христианской жизни. Но на пороге вечности, когда приближаешься к встрече с Господом, наверное, даже у самого ярого атеиста бывают минуты, когда он начинает задумываться о том, что же будет дальше.

Детям, которые ухаживают за своими родителями, хотелось бы пожелать, чтобы они находили в себе силы для терпения, смирения. Понятно, что не так просто помогать человеку, находящемуся в определенном возрасте, и спокойно приводить его ко Христу к моменту окончания земной жизни. Это возможно только тогда, когда дети являются христианами, обладают силой духа и готовы идти к подвигу.

Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Все знают, что нельзя подходить к Чаше, не примирившись с людьми. Но что делать, если состоялся серьезный разговор с близким человеком о серьезных моментах, по поводу которых ты действительно переживаешь, и тем самым ты вызвал у него не понимание, а осуждение и даже обиду? Насколько правильно пересилить себя и все равно пойти первым навстречу и примириться? Но почему-то после этого не чувствуешь в душе никакого мира. Это моя вина – отсутствие духовности? Или это все-таки какое-то лукавство идти первым навстречу, потому что было долгое молчание? Может быть, надо было выдержать паузу и все бы потом разрешилось само? А после этого поступка у меня еще большее осуждение человека: как же так, он не воспользовался, не извинился в ответ…

Второй вопрос – насколько возможно православному христианину жить в стране, где нет Православной Церкви? Если по работе приходится уехать в такую страну, как тогда вести духовную жизнь, возможно ли это вообще? Может ли такое быть угодно Богу?»

– Что касается того, угодно ли это Богу, я не могу отвечать за Господа. Он ответит Сам, когда мы встретимся с Ним уже один на один.

Давайте начнем со второго вопроса – как быть, если страна неправославная или в ней нет православного храма. Конечно, так бывает. Но совершать свое молитвенное правило можно в любой стране. В доме, где ты живешь, можно читать молитвы перед приемом пищи. Конечно, труднее всего здесь с литургической жизнью. Наверное, надо тогда приезжать в православный храм во время отпуска или что-то еще. Знаю, что в некоторых католических странах, где нет православных храмов, люди ходят в костел, они не причащаются, но, посещая его в воскресный день для своего внутреннего удовлетворения, молятся и считают, что были на службе. Это не пример, просто бывают такие случаи. Наверное, это частный случай, который надо рассматривать лично, потому что ответить на него в телефонном разговоре трудно.

Что касается того, если Вам кажется, что Ваше примирение вызвало раздражение у противоположной стороны, то вспомните евангельские слова: если человек не послушает, то надо призвать одного-двух свидетелей, если двоих не послушает, то предать его Церкви. Не надо себя терзать: Вы совершили поступок – пошли на примирение, сделали то, к чему призывает Господь. Как воспринял это тот человек, вызвало ли у него это негодование или какие-то еще отрицательные эмоции, не надо об этом думать. Может быть, через какой-то промежуток времени этот человек осознает, что Вам было непросто это совершить. Это тоже является подвигом – пойти на примирение с тем, с кем ты уже длительное время находился во вражде. Это и есть подвиг.

Не нужно задумываться об этом. Конечно, надо, как говорит Господь, молиться о врагах наших, о тех, кто нас не понимает, и самое главное – снять со своей души груз непонимания.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Я работаю социальным работником и большую часть своих телесных, душевных и духовных сил трачу на свою работу. Но я получаю за свою работу деньги. Является ли такая деятельность подвижничеством, если я стараюсь делать это по совести и с душой?»

– Конечно, это является подвижничеством. Если не будет на душе расположения к работе, то никакие суммы не помогут компенсировать душевный мир... Пусть будет вознаграждение, но Вы же понимаете, что оказываете человеку помощь. Если кто-то оплачивает, то и слава Богу. Можешь быть волонтером, добровольцем, а если получаешь какую-то копеечку, но при этом сохраняешь свой христианский подход в оказании каких-то услуг, то слава Богу.

– В завершение нашей программы хотелось бы попросить Вас немного порассуждать на тему сегодняшнего праздника. Апостолы Петр и Павел такие разные, тем не менее мы прославляем их в один день. Какое значение в жизни христианина должен иметь этот день?

– Наверное, Господь этим нам и показал, что все люди разные, но для проповеди Христа соединяются все вместе. А для вечной жизни это вообще единое целое: весь народ является народом Божьим. Конечно, Петр и Павел были разными людьми. У Петра была своя жизнь и судьба, а у Павла – своя. Один был избран, был рядом со Христом, отвернулся от Него и потом всю оставшуюся жизнь, до момента своей мученической смерти, не просто переживал, а скорбел и болел. В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали, как Спаситель трижды спрашивает Петра: Симоне Ионин, любишь ли ты Меня?  И было понятно, что Господь простил его, но эта боль все равно оставалась.

И Павел, который сначала был гонителем, был образованным человеком. И вместе ради Христа они совершили подвиг – через них Господь оставил Свои словеса в виде посланий, учений, которые сегодня очень актуальны. В какие бы времена ни жил человек (в XV, XVII, XXI веке), у него всегда есть какие-то вопросы, которые он может задать Господу, и Господь через апостолов, через послания отвечает на них, и каждый находит для себя ответ.

При разности личностей, но в единстве духа и порыва проповеди Христа воскресшего апостолы совершали свой жизненный подвиг и за это были удостоены Господом венцов в Царствии Небесном.

– Вы затронули тему Священного Писания, и я не могу не задать вопрос о значении Писания в жизни христианина. Часто звучат слова: мы же не протестанты, чтобы часто цитировать Библию. Как же нам читать Священное Писание?

– Мы не протестанты, но это не значит, что мы не должны изучать слово Божие. Ведь мы слышим Божественный глас, обращенный к людям, за каждым богослужением. Вообще прекрасная традиция, когда человек начинает свое утро с чтения главы Священного Писания: Апостола, Евангелия. Если удается, то так же заканчивает свой день. За всю жизнь, много раз прочитывая и то, и другое, каждый раз черпаешь что-то новое для себя. И когда в твоей жизни открывается дверь неприятностей, то через молитву и призму Священного Писания ты понимаешь, насколько действенна в твоей жизни рука Божия. «Исследуйте Писания» – это было сказано не нами. Писание нужно читать, нужно исследовать. Те, кто не понимает или затрудняется его понять, все равно читайте. Придет время, все будет открыто и понятно.

Поэтому когда говорят «мы же не протестанты», это абсолютно не означает, что не нужно знать Священное Писание. Конечно, его не надо заучивать, зубрить, как это, кстати, делают порой те, кого Вы упомянули, вырывая иногда из общего контекста какие-то узкие слова, формулировки, которые интересны им. А если все сохранять в единстве, то это большая школа, помогающая тебе жить сегодня.

– А что касается толкований?

– У нас есть прекрасные толкования святых отцов. Самое главное, чтобы Священное Писание и то, что входит в кодекс Священного Предания, всегда сохранялось. Есть много прекрасных книг, толкований, которые нужно читать. Сравнивать свой жизненный путь не с гороскопами, а читать Священное Писание и толкования святых отцов, тогда никакие гороскопы не будут нужны.

Бог благословит и молитвами святых первоверховных апостолов Петра и Павла каждому дарует мудрости. Чтобы Господь их молитвами привел нас в разум истины и ко спасению. Еще раз поздравляю с праздником!

Ведущий Михаил Кудрявцев, дьякон

Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы